14 07.06

«Я ДЛЯ ВСЕХ И НИЧЕЙ…»

Жизнь знаменитого русского поэта оказалась сотканной из сильных страстей и противоречий

«Какой я сейчас? Да все тот же. Новые мои знакомые, и даже прежние, смеются, когда я говорю, сколько мне лет, и не верят. Вечно любить мечту, мысль и творчество — это вечная молодость», — писал на исходе седьмого десятка жизни в одном из своих писем знаменитый русский поэт Константин Бальмонт.

Мало о каком из поэтов Серебряного века сохранились столь противоречивые воспоминания. Одним его стихи казались мелодичными, ритмичными, изысканными, другим — яркими, но вычурными и пустыми.

В период апогея его славы, пришедшейся на конец XIX — первые годы XX века, в городах и весях Российской империи создавались кружки бальмонтистов, боготворивших поэта. Его стихи переписывали и заучивали наизусть. Между тем жизненный путь Константина Бальмонта отнюдь не был усыпан розами.

БАЛЬМОНТ ИЛИ БАЛАМУТ?

Родился будущий поэт 3 (15) июня 1867 года в деревне Гумнищи Шуйского уезда Владимирской губернии в дворянской семье. В автобиографии он писал: «У меня нет точных документов касательно моих предков. Но по семейным преданиям предками моими были какие-то шотландские или скандинавские моряки, переселившиеся в Россию.

Фамилия Бальмонт очень распространенная в Шотландии». Видеть корни фамилии в Шотландии (по аналогии с фамилией М.Ю. Лермонтова, предком которого считается шотландец Лермонт), по всей видимости, было приятно Бальмонту, и он с удовольствием придерживался этой версии.

В наше время не все согласны с таким объяснением происхождения фамилии поэта. По сведениям П.Куприяновского, биографа Бальмонта, прадедом Константина Дмитриевича был херсонский помещик Иван Андреевич Баламут.

Его сыну Константину (деду поэта) при записи на военную службу эту фамилию заменили на Бальмонт как более благозвучную. Семья будущего поэта была не чужда литературным занятиям. Писали стихи, но не публиковались его дед и тетки, мать Вера Николаевна сотрудничала с провинциальными газетами.

Годы учебы не были для Константина Бальмонта безоблачными. Он, как и многие из его сверстников, попал под влияние революционных идей. Следствием этого стало его исключение из Шуйской гимназии и Московского университета. Высшего образования он так и не получил.

ГЕНИАЛЬНЫЙ ВИРТУОЗ ФОРМЫ

Первые стихи Бальмонта появились в 1885 году в журнале «Живописное обозрение». В конце 80-х поэт в основном занимается переводами западноевропейской литературы (Г.Гейне, Н.Ленау, А.Мюссе и другие). В печати Бальмонт иногда выступал под псевдонимами Гридинский и Лионель.

К 1900 году в Москве складывается кружок символистов (В.Брюсов, Ю.Балтрушайтис, С.Поляков и другие), в деятельности которого немаловажное участие принимает Бальмонт.

Из стихотворных сборников поэта наиболее известными были «В безбрежности», «Тишина», «Горящие здания», «Будем как солнце». Пробовал он себя и в качестве детского поэта, выпустив в 1905 году «Фейные сказки», посвященные дочери Нине («Нинике»). Книга оказала заметное влияние на известных детских поэтов К.И. Чуковского и С.Я. Маршака.

Всего же за свою жизнь Бальмонт издал 35 книг со стихами, 20 томов прозы, множество переводов. Его произведения высоко оценивали современники. Максим Горький называл поэта «гениальным виртуозом формы». После личного знакомства с ним он написал: «Познакомился с Бальмонтом.

Дьявольски интересен и талантлив этот нейрастеник! Настраиваю его на демократический лад…» Валерий Брюсов вторил ему, говоря: «Равных Бальмонту в искусстве стиха в русской литературе не было». В то же время спад в творчестве Бальмонта, пришедшийся на конец первого десятилетия ХХ века, был встречен его коллегами-литераторами чрезмерно строго.

Александр Блок в 1909 году написал о новых его стихах: «Это почти исключительно нелепый вздор… В лучшем случае это похоже на какой-то бред, в котором, при большом усилии, можно уловить (или придумать) зыбкий лирический смысл… есть замечательный русский поэт Бальмонт, а нового поэта Бальмонта больше нет».

СИЛЬНЫЙ ТЕМ, ЧТО ВЛЮБЛЕН

С детских лет Бальмонт был необычайно влюбчив. В автобиографии он писал: «Первая страстная мысль о женщине — в возрасте пяти лет, первая настоящая влюбленность — девяти лет, первая страсть — 14 лет».

В более зрелом возрасте в жизни Бальмонта были четыре наиболее близкие ему женщины (от них он имел детей): Лариса Гарелина, Екатерина Андреева, Елена Цветковская, Дагмар Шаховская. «Блуждая по несчетным городам, одним я услажден всегда — любовью», — писал поэт в одном из своих стихотворений.

Брак с Гарелиной стал одной из жизненных трагедий поэта и привел к попытке суицида в 1890 году: он бросился на мостовую из окна третьего этажа. Следствием этого стали многочисленные переломы, год постельного режима и легкая хромота на всю жизнь. В этом браке у Бальмонта родился сын Николай, поэт и музыкант.

Супружество с Екатериной Андреевой было гораздо более счастливым. Даже после расставания бывшие супруги поддерживали отношения, находясь долгие годы в переписке.

И только в 1934 году, когда советским гражданам запретили переписываться с родными и близкими, проживающими за границей, связь эта прервалась. В браке с Андреевой у Бальмонта родилась очень любимая им дочь Нина (в замужестве Бруни).

Третьей (на этот раз гражданской) женой поэта стала Елена Цветковская, вместе с которой в 1920 году он покинул Россию и жил до конца своих дней. В этом браке у него родилась дочь Мирра (в замужестве Аутин).

Отношения с четвертой (также гражданской) женой, Шаховской, завязались в Париже. Эстонская баронесса Дагмар Лилиенфельд (Шаховская) родила поэту двоих детей: Жоржа и Светлану. По стечению обстоятельств они не могли быть вместе, но поэт поддерживал с Шаховской постоянную переписку. До наших дней дошло 858 писем и открыток.

Именно в любви Бальмонт черпал свое вдохновение. Брюсов, анализируя его творчество, писал: «Поэзия Бальмонта славит и славословит все обряды любви, всю ее радугу. Бальмонт сам говорит, что, идя по путям любви, он может достигнуть «слишком многого — всего!»

НА УРАЛЕ ПОЭТА НЕ ПОНЯЛИ

Бальмонт много путешествовал, и современники уверяли, что он посетил стран больше, чем все русские писатели вместе взятые. На его счету было два кругосветных путешествия, он бывал во многих уголках мира: в Египте и Австралии, Америке и Западной Европе. Путешествия давали ему темы для новых произведений, позволяли углубить свои обширные познания в языках.

Литератор А.П. Ладинский, вспоминая о Бальмонте, писал, что «Гомера он читал по-гречески, Тацита — по латыни, Сервантеса — по-испански, Гюго — по-французски, Шекспира — по-английски, Стриндберга — по-шведски». Приняв активное участие в первой российской революции, Бальмонт вынужден был уехать из страны и довольно долго жил во Франции.

После объявления амнистии в честь празднования 300-летия дома Романовых поэт вернулся на родину. В сентябре — декабре 1915 года и с февраля по май 1916 года он совершил поездки по России, во время которых выступал с чтением лекций и стихов.

В ходе своего российского тура поэт в 1916 году приехал в Челябинск, где 13 марта в зале челябинской женской гимназии прочитал лекцию «Лики женщины в поэзии и жизни». Лекцию пришли послушать много челябинцев, особенно молодежи. Публика тепло встретила поэта.

При этом первый профессиональный писатель Челябинска, критический реалист А.Г. Туркин, не принимавший символизма как литературного течения, отнесся к выступлению Бальмонта негативно, что нашло свое выражение в рецензии, опубликованной им в газете «Голос Приуралья». Главным недостатком поэзии Бальмонта, по мнению рецензента, было несоответствие тем и образов его выступления реалиям жизни.

Тихий голос «солнечного Бальмонта», повествующего о «женщинах мгновения» и «женщинах жизни», в военных условиях, когда «рядом поднимались хищные серые будни земли», показался Туркину фальшивым, и он отметил, что его современникам «надо что-то другое».

Бальмонт не успел прочитать эту рецензию, уехал и уже больше никогда на Южный Урал не приезжал. Между тем мысленно он неоднократно стремился оказаться здесь, но связано это было не с тем, что ему приглянулись природа или люди.

В Миассе с 1917 по 1920 год жила его семья — жена Екатерина Андреева и дочь Нина. Поэт несколько раз собирался приехать навестить их, но сделать это ему не удалось. Обменивались письмами. Трогательно заботились друг о друге.

Случалось, что Екатерина Алексеевна, работавшая в библиотеке, отправляла Бальмонту посылки с продуктами. А поэт перед отъездом за границу просил наркома А.В. Луначарского оказать содействие возвращению жены и дочери в Москву.
Уехав в 1920 году за границу, Бальмонт жил вне родины до конца жизни. Тосковал:

Но пусть пленителен богатый мир окрест,
Люблю я звездную России снежной сказку
И лес, где лик берез, венчальный лик невест…

С 1937 года у Бальмонта прогрессирует психическое заболевание, поэт скитается по парижским приютам, в одном из которых 23 декабря 1942 года его жизнь оборвалась.

Ведущие рубрики Екатерина СИМОНОВА и Владимир БОЖЕ.

«Вечерний Челябинск» Екатерина СИМОНОВА
№128 (10516) 
14.07.2006 

Комментировать

* - поля, обязательные для заполнения

Новости

Анонсы

Подписка

* - поля, обязательные для заполнения