Меню

В АРМИЮ ВМЕСТЕ С МАМОЧКОЙ

30.11.2006 00:00 226 (10614)
Как известно, вице-премьер Сергей Иванов недавно подписал указ о создании при Министерстве обороны общественного совета. По задумке этот орган должен будет контролировать срочную службу в армии и оперативно выявлять все ее проблемы. ..
В АРМИЮ ВМЕСТЕ С МАМОЧКОЙ

Как известно, вице-премьер Сергей Иванов недавно подписал указ о создании при Министерстве обороны общественного совета. По задумке этот орган должен будет контролировать срочную службу в армии и оперативно выявлять все ее проблемы.

При этом контроль над Вооруженными силами предлагается осуществлять и самим родителям — мамам и папам всех солдат без исключения, которые смогут наведываться в воинские части с постоянными проверками.

Новое предложение — «таблетка» от всех армейских проблем или очередная бесполезная акция, кампанейщина, красиво выглядящая только на словах? Могут ли родители реально что-то изменить в армии? Осуществимы ли задумки? Как относятся к ним простые офицеры и родители призывников? Все это выясняла «Вечерка».

Военую тайну выдадут

Суть предложения министра обороны сводится к осуществлению гражданского контроля над армией. По словам Сергея Иванова, только «конкретные родители конкретных солдат, проходящих службу по призыву» могут влиять на положение дел в Вооруженных силах.

И теперь все руководители, имеющие в подчинении солдат по призыву, и прежде всего заместители командиров по воспитательной работе, должны будут наладить контакт со всеми без исключения родителями своих подопечных и организовать с наиболее активными из них взаимодействие. Каким образом? Вице-премьер предложил четыре пути такого взаимодействия.

Во-первых, информирование родителей о состоянии детей, об условиях их службы и жизни станет обязательным. «Каждая мать солдата имеет право знать, где и как служит ее сын, — отметил Иванов. — Почтовые адреса и номера телефонов командиров и их замов по воспитательной работе не должны быть страшной военной тайной для родителей».

Во-вторых, могут быть созданы так называемые родительские инспекции. «У всех желающих должна быть возможность своими глазами увидеть, как организован быт их сыновей, чем и в каких условиях они питаются и какую помощь при необходимости могут получить в медицинских учреждениях», — заявил министр.

В-третьих, предполагается участие родителей солдат в жизни воинской части. Мамы и папы смогут принимать участие в решении вопросов, не касающихся боевой подготовки. «Допустим, два раза в год присутствовать на совещаниях, где обсуждаются состояние воинской дисциплины, бытовые проблемы, а также принимать участие в организации праздничных мероприятий, чествовании лучших специалистов части», — сказал Иванов.

В-четвертых, родителям (только тем, чьи дети уже служат) предлагают принять участие в работе призывных комиссий. «Я уже распорядился подготовить письма главам cубъектов РФ, в которых мы настоятельно рекомендуем включать в состав этих комиссий представителей родителей солдат», — отметил министр обороны. Это новшество в большей степени касается военных комиссариатов.

Препятствий нет и сейчас

Собственно, у офицеров никаких вопросов не вызывают по крайней мере два пункта, которые озвучил министр обороны Сергей Иванов. Более того, оказалось, что они уже давным-давно работают!
— Командиры частей и сейчас не отказываются от встреч с родителями, — прокомментировал ситуацию заместитель военного комиссара Челябинской области по информационной и морально-психологической работе полковник КОЛПАКОВ. —

Командующий нашим Приволжско-Уральским военным округом давно обязал это делать. Подобные встречи и беседы — обычное явление. Офицеры сами заинтересованы поговорить с мамой и узнать что-то, к примеру, о характере военнослужащего.

Так что в этом вопросе все благополучно, и никаких возражений с нашей стороны нет. Единственное, что смущает: командиры частей не могут все время сидеть у телефона и отвечать на вопросы родителей, у них и так объем работы огромный! Минобороны должно решить, как быть с этой проблемой. Мамы и папы ведь иногда жалуются, что долго не могут дозвониться до руководства.

Посещения родителями воинских частей тоже запланированы. Для этого есть дни призывника, когда двери открыты для всех, — заходите в казармы, столовые, бани. Проверяйте сколько угодно! Примерно та же самая ситуация и с включением в состав призывной комиссии родителей. У нас и так в них много гражданских людей.

Председатель комиссии — обычно заместитель главы администрации района. Это, как правило, тоже чей-то отец. Представители органов здравоохранения и управления образования — чьи-то матери. Если будет принято решение об обязательном участии в призывных комиссиях родителей, чьи дети уже служат, — пожалуйста! Никаких возражений нет. Потому что уже сейчас, если чья-либо мать желает прийти в военкомат с сыном, никто этому не препятствует.

Экскурсий не надо!

А вот тема родительских инспекций в армию вызвала ажиотаж и бурное обсуждение. Офицеры настроены отрицательно. Почему? Вот мнения, как говорится, изнутри системы.

— Проверки будут сильно отвлекать от работы, — считает ныне офицер запаса, а в недавнем прошлом старший лейтенант челябинского военного училища Андрей ЕГОРОВ. — С одной стороны, офицерам придется бросать все свои дела и заниматься только «экскурсиями». С другой — не исключены придирки.

Найдет какая-нибудь мама во время инспекции, к примеру, драное одеяло или сломанный стул. Раздует проблему. Надо будет отчитываться, разбираться... Да и вообще, проверки — это не выход. На этот момент в части все может быть идеально...
— Вопрос с инспекциями необходимо хорошенько обдумать, — продолжает полковник Колпаков. — Если мы не сможем им воспрепятствовать, что получится?

Сегодня две мамы с Дальнего Востока в часть приедут, завтра — двое отцов из Тюмени, послезавтра — еще кто-то. Что же, командиру их с утра до вечера водить по части? А работать когда? Не все так просто на самом деле, как кажется.

Не хочется кампанейщины

Естественно, решение вышестоящего командования офицеры не обсуждают, а выполняют. Однако пока они все-таки хихикают. Рассуждают: «Давайте возле каждого туалета, в каждой столовой, в каждой казарме поставим мам. Пусть дежурят в частях круглосуточно. Зачем тогда вообще мы, офицеры, нужны?»

Понять их можно. Как можно понять и родителей, которые боятся отпускать детей в армию и мечтают хоть как-то влиять на ситуацию. Желание Сергея Иванова, озвучившего данные предложения, тоже ясно.

Если отвлечься от того, что министр обороны — претендент на кресло президента, отыскать ростки разумного в данном решении можно. Вот только изменит ли это суть взаимоотношений в армии? От того, что части станут инспектироваться постоянно, дедовщина и суициды, обморожения по пути к месту службы, отравления в столовых не прекратятся и не уменьшатся.

Происходит это все не во время проверок.
К тому же у нас есть и общественные организации, желающие оказывать помощь военнослужащим. Есть ассоциация солдатских матерей России, которую возглавляет Валентина Мельникова, «Солдатские матери» от партии «Яблоко» с председателем Светланой Кузнецовой. Теперь вот при Министерстве обороны подобная будет, и могут появиться общественные организации от других партий...

Какой вывод из всего этого можно сделать? В таких серьезных вопросах, как обстановка в армии, не может все делаться пожарным способом. Нужны обоснованное решение и механизм его выполнения по каждому вопросу. Иначе это будет просто кампанейщина.
Кстати, именно так считает и председатель Ассоциации солдатских матерей Челябинской области Людмила Зинченко.

Солдатские слезы

Главная «мама» и защитница всех южноуральских призывников в эти дни находится в Москве в Союзе комитетов солдатских матерей России. Комментарий она дала по телефону:
— Ничего нового в Министерстве обороны «не родили», — сказала Людмила ЗИНЧЕНКО. — Все перечисленное у нас уже было — и женсоветы при частях, и собрания. Это иногда бывает действенным.

В Каштаке у нас размещался милицейский батальон. Так вот в нем проштрафившихся солдат действительно вызывали на своеобразные родительские собрания. Порядок в части был железный. Правда, и командир там оказался боевой. Все остальные предложенные меры тоже чисто для «галочки». Инспекции частей вообще ни к чему не приведут.

Сколько мы раньше устраивали проверок — и через служебный вход проходили, и через дырки в заборе. Все бесполезно, ничего не менялось. И сейчас так же будет: ребят с синяками спрячут в бане или на свиноферме, приготовят мамам вкусную гречневую кашу с мясом. Никаких беспорядков никто не увидит. Показуха все это...

Родителям нужна связь

Предложенное звучит вроде бы красиво. По крайней мере многие мамы уже обрадовались нововведению, посчитав, что при таком положении дел проблем в армии поубавится.

— Я только что проводила сына в Вооруженные силы, — рассказала корреспонденту «ВЧ» челябинка Людмила БАКЛУХИНА. — Он попал в Москву, в штаб Военно-морского флота. Так вот, меня как мать волнуют три главных вопроса: как питается ребенок, есть ли в казарме горячая вода и тепло ли там, а также взаимоотношения с подчиненными.

Последнее, естественно, важнее всего. Если я смогу приехать в воинскую часть и своими глазами увидеть быт солдат, если смогу часто звонить командиру и узнавать о делах, буду более или менее спокойна.
Не все, правда, разделяют это мнение, считая, что с командирами как нельзя было раньше связаться, так и сейчас не получится, а на проверки никто реагировать не станет.

Однако и они желают выждать время, чтобы посмотреть, что изменится. И говорят, что по мере возможности с удовольствием съездили бы в воинскую часть, чтобы поучаствовать в организации какого-нибудь мероприятия, — к этому «не касающемуся боевой подготовки делу» родителей ведь планируют привлекать.

Светлана ШЛЫКОВА.
Фото Сергея АРСЕНЬЕВА.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»