Меню

Трудная ситуация в челябинской больнице переросла в большой конфликт

19.11.2015 12:47 - автор Виктория Олиферчук
Эта история длится уже не первый год. В нашей демократичной стране она, увы, не последняя. Печально, что в нее втягивается все больше людей, портятся отношения, дружеские связи, здоровье, настроение, а самое главное, страдают невинные люди.
Трудная ситуация в челябинской больнице переросла в большой конфликт
Личное или общественное?
Все началось в 2013-м, когда в областной клинической больнице № 2 сменилось руководство. Практически сразу же между главврачом Светланой Михайловой и заведующим отделением анестезиологии и реанимации Игорем Эдельштейном возникли трения, что вполне допустимо, когда в сложившийся коллектив приходит новый человек. Трения эти носили, как уверяют обе противоборствующие стороны, чисто профессиональный характер. Собственно, на этом единодушие заканчивается и начинаются разногласия.

Через год трения не исчезли, а переросли в открытый конфликт, в результате которого в декабре 2014-го в больнице созвали комиссию, и заведующему отделением предъявили претензии за неэтичное обращение с коллегами.

– У Эдельштейна и раньше бывали конфликты с прежним начальством, и разбирательства проводились, – пояснила заместитель главврача ОКБ № 2 Светлана Меньщикова.
– На работе всегда возникают проблемы, – не отрицает Игорь Эдельштейн. – Признаю – я человек с жестким характером, могу прямо сказать свое мнение, и в том случае, когда это касается профессиональных вопросов. Конечно, конфликты случаются.

После того собрания завотделением в запале написал заявление на увольнение. Однако после бессонной ночи в тяжелое кризисное время передумал и решил заявление отозвать, на что, кстати, имеет вполне законное право. Но шанса на восстановление руководство больницы ему не дало, зато дал суд, который встал на сторону работника и восстановил его в прежней должности. Областной суд оставил решение первой инстанции без изменения. Казалось бы, конфликт исчерпан, решение вынесено на законном основании, но проигравшая сторона решила взять реванш.

 Лес рубят, щепки летят
Об этой истории уже подробно писали наши коллеги с сайта 74.ru в мае нынешнего года. И о том, какие невзгоды навлек Эдельштейн на юротдел больницы, в который пришла комиссия с проверкой, и как сотрудников вызывали на опрос в следственный комитет, и как некоторые комментировали его «откровенное хамство, пренебрежение к коллегам». Судебное решение, увы, не погасило, а лишь накалило страсти.

Короче, сор из избы вынесен, дело вышло за пределы профессиональной этики, за стены зала суда и даже за рамки закона и перешло на личности. Лес начали рубить, и щепки полетели в разные стороны. Пересказывать все перипетии слишком долго и не слишком приятно: были и коллективные заявки, и обвинения, и жалобы, и бесконечные проверки как той, так и другой противоборствующих сторон.
В мае 2015 года Эдельштейну объявили выговор за нарушение трудовой дисциплины и отсутствие на рабочем месте в течение двух часов. (К сведению, прогулом по закону считается четыре и более часа.) «Провинившийся» уверен, что работа тут не при чем и дело в личной неприязни к нему главврача, поскольку претензий в профессиональном плане ему никто не высказывал. Судя по всему, руководство просто решило положить конец затянувшейся истории, и его тоже можно понять: ну кто из начальников выдержит, когда на него постоянно строчат жалобы в прокуратуру или минздрав?

Светлана Михайлова никаких комментариев по этому вопросу не дает, лишь повторяет, что в своих действиях «руководствуется Трудовым кодексом». Ее зам, Светлана Меньщикова, уверена, что «есть люди, которые могут организовать работу отделения гораздо лучше, чем Эдельштейн», что, впрочем, не может стать поводом для дисциплинарного взыскания. Юристы больницы демонстрируют жалобы больных на Эдельштейна, но проверки по фактам не проведены, подтверждения нет, значит, предъявлять опальному врачу нечего.
Кстати, 11 ноября Ленинский райсуд оправдал Игоря Эдельштейна и взыскание с него снял.

 Два отделения вместо одного
Конфликтная обстановка осложнилась еще больше с появлением в больнице нового отделения анестезиологии и реанимации (АиР), которое обосновалось в роддоме. Взгляд на ситуацию у главврача и завотделением АиР диаметрально противоположный, что добавило масла в огонь разгоревшихся страстей.

Эдельштейн считает, что произошло разделение прежнего отделения на две части, в результате чего пришлось делить аппаратуру и специалистов.

– У нас и так не хватает оборудования: наркозно-дыхательных аппаратов, кардиомониторов, шприцевых дозаторов, устройств для подачи лекарственных веществ, – перечисляет завотделением. – Делить пришлось и специалистов: штат АиР-2 укомплектован в первую очередь за счет наших же сотрудников, плюс новенькие, которые в АиР-2 идут охотно, поскольку там изначально были предложены гораздо более выгодные условия. Во-первых, зарплаты выше, поскольку в роддоме врачам доплачивают за счет родовых сертификатов. Во-вторых, работа несколько иная. Пациентки в том отделении задерживаются максимум на 1,5 – 2 суток – оборот большой, за счет чего выплаты больше. На нас висят хирургия, гинекология, гастроэнтерология, пять операционных и реанимация с тяжелыми больными, которые могут находиться в палате даже несколько месяцев, – оборот низкий, из-за этого зарплата падает, за последнее время снизилась процентов на 10, а то и на все 20. Объем работы в нашем отделении гораздо больше, да еще открывают дополнительную палату, а у нас на это нет резервов: штат не укомплектован.

Главврач Светлана Михайлова ссылается на приказ Минздрава РФ № 572н, уверяет, что действует строго в рамках закона.
– В 2013 году вышел соответствующий приказ по Челябинской области о создании перинатального центра, на основании этого приказа мы открыли отделение анестезиологии и реанимации в роддоме. Не было никакого разделения на две части. Отделение в больнице просто переименовали, а не реорганизовали. Сотрудники за два месяца были уведомлены, что открывается АиР-2. По желанию они могли перейти на работу в новое отделение. АиР-2 успешно работает с 15 июля, все довольны: и врачи, и пациентки. Что касается Игоря Семеновича, то он как был заведующим отделения, так им и остался, просто теперь он заведующий АиР № 1. Его должность не была сокращена, уровень зарплаты остался прежним.

 Де-юре и де-факто
С одной стороны, появление нового отделения (в условиях модной в последнее время оптимизации) совсем неплохо: больше специалистов, больше аппаратуры, значит, больше больных вылечат. С другой, если штат не укомплектован, оборудования, лекарств не хватает – стоит ли игра свеч? Словом, у каждого своя правда.

Как известно, де-факто и де-юре – вещи не всегда совместимые. Насколько законно и целесообразно было подобное решение? К сожалению, полной ясности в этом вопросе нет. Приказ № 572н, о котором говорит С.Михайлова, впрочем, как и другой аналогичный документ – приказ № 919, к которому апеллирует И.Эдельштейн, носят рекомендательный характер.

– Я в своей практике регулярно запрашиваю заключения различных специалистов. Здесь я обратился к специалистам Академии правосудия. В заключении сказано, что исходя из действующих документов, которые есть, оснований для разделения не усматривается, – комментирует адвокат Павел Андреев. – Здесь нужно сказать, что само разделение – это компетенция главврача, сейчас запрошено заключение медицинских органов, как только оно придет, мы обсудим вопрос с министерством здравоохранения области, что предпринять в дальнейшем. Стоит отметить, что минздрав в данной ситуации не является ни ответчиком, ни третьим лицом. Не так давно в ОКБ № 2 прошла проверка минздрава, и я должен подчеркнуть и отдать должное первому замминистра господину Щетинину, который в рамках проверки установил нарушения, обязал главврача их устранить. Это, на мой взгляд, показатель того, что вышестоящий орган пытается разобраться по сути.

Что касается ситуации с Эдельштейном: для любого трудового спора, скажем откровенно, ситуация личной неприязни типична. Самое печальное, что за личную неприязнь руководителей областных учреждений расплачивается областной бюджет: суд не только восстановил Эдельштейна в прежней должности – Игорю Семеновичу постановили взыскать средний заработок, моральный вред и так далее. Выговор был также вынесен с нарушениями, хотя я предлагал Михайловой его отменить. И во второй раз бюджету области придется расплачиваться за моральный вред и расходы на адвокатов, которые взысканы судом.

 «Казнить нельзя помиловать»
В нашей стране личное и общественное зачастую скованы одной цепью. В результате межличностный конфликт может серьезно помешать работе. Традиционно большинство народонаселения терпит свое начальство, равно как и руководство не испытывает нежных чувств к подчиненным, ну разве что к паре-тройке избранных. И конфликты случаются регулярно, но решаются в рабочем порядке.
Безусловно, пить чай приятно с хорошим человеком, но работать лучше с профессионалом. Тем более сейчас, когда и начальники, и чиновники, и сотрудники жалуются на дефицит хороших специалистов, в том числе в медицине. Правда, хорошие специалисты встречаются с плохим характером. Но договориться, найти общий язык можно.

Борьба за правду в ОКБ № 2 порядком измотала обе стороны. Брошенная мельком фраза, что «это коллектив не хочет Эдельштейна» не совсем верна: кто-то поддерживает одну сторону, а кто-то другую, третьи вообще предпочитают не вмешиваться. Нервозная обстановка не может не отражаться и на больных, которые совершенно ни в чем не виноваты и которым требуется помощь и поддержка в трудной ситуации. Может, пора остановиться?

– Я ничего не требую, никуда не лезу, просто хочу спокойно работать, – машет рукой Эдельштейн. – Не поверите, но я свою работу люблю. У меня иного выхода сейчас нет.
– Вы согласны сесть за стол переговоров?
– Согласен.
– Худой мир всегда лучше доброй ссоры. И всегда, если есть возможность договориться, лучше идти на компромисс, – считает адвокат Павел Андреев. – В данной ситуации, оптимально было отменить незаконные приказы, а потом уже, сев за стол переговоров с Эдельштейном, решать вопрос о реорганизации отделения. Если Светлана Александровна пойдет на уступки, мы также согласны на компромисс, в противном случае каждый раз суд будет устанавливать ее нарушения, а бюджет области понесет расходы, как уже дважды и случилось.
Ответа с противоположной стороны, увы, не последовало, и как дальше будет развиваться ситуация – неизвестно. Понятно, что обиды сильны, но, как ни крути, «военные действия» пора прекращать и возвращать коллектив к нормальной работе.

А для этого, может, стоит, наконец, подумать об общем благе, пожертвовать личными амбициями и, как это ни трудно, сделать первый шаг?




Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»