Меню

Страсти по охоте: в Еткуле охотники «бодаются» с егерем

20.10.2016 10:40 - автор Сергей ТАРАН
В Еткульском районе разгорается конфликт между охотниками и егерем, работающим в Таяндинском охотхозяйстве. Надо сказать, места здесь удивительные и привлекательные. Лес чередуется со степью, приятные глазу пейзажи окликаются птичьим криком. То и дело попадаются следы разнообразной живности. Словом, дары природы имеются в широком ассортименте. Естественно, манят сюда любителей охотничьи и рыболовные угодья, что раскинулись на сорок с лишним тысяч гектаров. Однако на этих просторах вдруг стало тесно людям, вооруженным двустволками и прочими губительными снастями. Почему?
«Вечерка» попыталась разобраться.
Страсти по охоте: в Еткуле охотники «бодаются» с егерем

Подстрелить кабанчика

С недавнего времени между охотниками, особенно из села Коелга, и егерем Таяндинского охотхозяйства Петром Уряшевым возникла стойкая неприязнь, быстро перешедшая в нескрываемую вражду. По некоторым данным, стороны перешли даже к противоправным действиям.

По словам местного жителя Алексея Редникова, сегодня в селе и окрестностях, связанных с охотой, творится «настоящий беспредел».

– Уряшев со своим ближайшим окружением (группа лиц) запугал всю деревню (село Коелга), – возмущается Редников. – Не дают охотиться, а сами, по сути, занимаются истреблением животных. Вот что беспокоит коелгинцев.

Известно, что животноводческий совхоз «Коелгинский» стремительно развивается. Только кукурузы здесь ежегодно засевают более 2,5 тысячи гектаров. Это основа кормовой базы и для диких животных. На территории между двумя заказниками, Санарским бором и Варламовским бором, зверь собирается на жировку. По сути, здесь перевалочная база у мигрирующих животных.

– В Таяндинском охотхозяйстве кабан вообще не числится как объект охоты, – поясняет Алексей. – Соответственно, не выдается лицензий на охоту на кабана. Выходит, можно стрелять кабана неофициально. Всю зиму стоит в полях нескошенный подсолнух. А кабан не понимает, что вышел не на ту территорию. Вот эти «охотники», вооруженные отменным оружием и оптикой с ночным видением, ждут, как в тире. Однажды 18 кабанов расстреляли. Я, как охотник, понимаю – убили примерно две-три целостных семьи. У дикой свиньи нет шансов в глубоком снегу, когда за ней погнались на снегоходе. Это обыкновенное избиение, а не охота.

– Зачем же так много убивать? – интересуюсь у охотника.
– Кабана в заказниках не трогают. По закону запрещено трогать животных в местах их обитания. Но зверь же не знает границ. А Уряшев со своими людьми полностью окружают и стреляют кабанов без лицензий, без всего. Занимаются заготовкой мяса и сдают его в районе на реализацию в кафе, в рестораны.
Спрашиваю Алексея про доказательства. Отвечает, что многие охотники могут подтвердить. Фото, видео, конечно, нет. Кто же пойдет фотографировать человека во время браконьерских действий? И тут Редников вспоминает эпизод. Один охотник снял на видео сюжет, как перетаскивали убитых животных гости из города, которые приезжают на дорогих джипах. Так за этим охотником погнались, избили, отняли камеру, сломали и пригрозили, что в следующий раз легко не отделается.

zagon-kabana-zimoj.jpg

Против егерей

Пара слов для читателей «Вечерки», не знающих, кто такой егерь. Это охотник-профессионал, ведающий охотой и охраной животных. Лицо, стоящее на страже природы и обеспечивающее для людей встречу с ней с целью ловли либо убийства. Миссия, понятно, слегка парадоксальная. Помните простодушного Кузьмича из «Особенностей национальной охоты»? Вот он и есть егерь. Только как умудряются егеря на копеечную зарплату – по нашим данным всего 5000 руб. – обзаводиться мощным хозяйством с огромным домом, парком дорогих автомобилей, снегоходами, коллекцией оружия, оптикой? Впрочем, вопрос этот хоть и интересный, но слишком общий и потому не главный. Мало ли, как заработал себе человек на жизнь. Все дело в труде. Вот, к примеру, Петр Уряшев более десятка лет работает егерем. Профессия, между прочим, совсем не легкая, требующая обширных знаний, большой энергии.

С егерем у меня получился такой разговор.
– Петр Михайлович, вам известно, что охотники жалуются на вас? Как вы прокомментируете этот конфликт?
– Да это банда браконьеров! Шакалы! – не сдерживает эмоций Уряшев. – Обливают егерей грязью. Каждый егерь знает, что его хотят убрать, чтобы не мешал браконьерствовать. У меня более 80 охотников покупают путевки. И никто не имеет претензий. А эти жалобщики с мая месяца меня преследуют. Это за то, что я их поймал с поличным. Они в Чебаркульском районе в марте этого года табун кабанов выбили. На снегоходе «Ямаха» гонялись. Один из этих критиков кафе держит. Там, наверное, сбывают мясо. А егерей всегда стараются выжить. На этих браконьеров протоколы составлены. Можете посмотреть.
Честно говоря, мне взаимные претензии показались почти зеркальными. Кто же прав в этой истории?

Отстрельная лицензия

С чего все началось? Вот очередной охотник, Андрей Попов, делится своими наблюдениями:
– Мы обратили внимание, что егерь выписывал людям фальшивые путевки на охоту. Пожаловались в Облохотрыболовство. Это же мошеннические действия. Когда мы рассказали об этом, сразу началась проверка. Юрист областного охотобщества подал заявление в полицию от группы лиц. Несколько охотников признали, что у них на руках были такие путевки. Но егерь каждый раз заставлял их сдавать после охоты.
За руку егеря никто вроде бы не поймал. Хотя слухов стало ходить много. Дескать, есть Таяндинское охотхозяйство в Еткульском районе. А егерь там браконьерствует, подделывает документы, раздает путевки, угрожает тем, кто не согласен с такой политикой. За ним две судимости – за рэкет и за браконьерство. В общем, послушаешь это, так выходит сплошной ужас. А не сгущение ли это красок?
Пришлось обратиться к руководителю правления Облохотрыболовства Ческидову.
– Да, мы получали тревожные сигналы, – подтвердил Валерий Александрович. – Организовали проверку, в ходе которой была обнаружена поддельная путевка. Замечено, что на разных путевках стоит один и тот же номер, чего быть не должно. Это ведь финансовый документ. В настоящее время проводится доследственная проверка. Как только она закончится, будем принимать соответствующее решение.
– Правда ли, что егерь имел судимость за браконьерство?
– Это так. За убийство лося. Но не мы его принимали на работу. Это вскрылось совсем недавно.

У них здесь бизнес

Зимний охотничий сезон откроется с 1 ноября. Но, судя по всему, в Еткульском районе началась совсем другая охота. Как стало известно, в районном следственном комитете уже собраны материалы по поводу поддельных путевок, угроз и браконьерства. Дело находится у зампрокурора Еткульского района. Но дальше почему-то не идет. Мотив – «недостаточно материала». В это же время оказывалось давление на следователя, когда тот начал разбираться в ситуации. Звонки, угрозы, конечно, не подействовали. Но осадок, как говорится, остался. Кто-то из прокуроров призывал по телефону дело «развалить». Местность сельская, а потому все полнится слухами.
– Люди запуганы в нашем селе, – говорит Редников. – Уряшев следом ездит по инстанциям и читает мои заявления. Позавчера попадало на моем подворье поголовье скота. Оказалось – потравили! У товарища моего, который написал заявление на егеря, начались неприятности. Сначала пришли домой, угрожали: «Забирай заявление! Ничего вы не сделаете! У нас здесь бизнес!» Через неделю машину сожгли в Челябинске! У них, похоже, длинные руки. Угрозы делать не стесняются.

Тем временем сам Петр Уряшев тоже написал жалобу на юриста и на председателя Облохотрыболовства, обвинив их в клевете. И судя по всему, готов разными средствами защищаться, чтобы не потерять свое место и «свой бизнес». Сюжет противостояния начал набирать обороты.
– Мы с товарищами начинали в прошлом году бороться с безобразиями егеря, – рассказывает Редников. – Он нам тогда заявил: «Я вас передавлю, как клопов». И тут же случай. Люди егеря застрелили самца косули и подъехали с тушей прямо к нам: «За козла ответите. Вот, мы все свидетели». Вот такая чудовищная фальсификация. Сопротивлялись мы, как могли. Согласились, что сами только перевозили, но не убивали. Везли, дескать, собакам на корм. Штраф – две тысячи рублей. Мы сейчас не ездим на охоту. Чего с ними бодаться. Завтра приедут – семью выжгут или еще что-нибудь сделают.

– Штрафы за убийство животных большие?
– Прилично! За матку – 100 тысяч рублей. За самца – 60 тысяч, косуля и кабан – 40 тысяч, а в заказнике – 80 тысяч.
– Что собираетесь дальше делать?
– Добиваться правды. Она на нашей стороне. И в конце концов, не все же ездят охотиться к егерю.

Что же, посмотрим, как будут развиваться события. Думается, скоро правоохранительные органы разберутся, кто прав, а кто не очень.

 

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»