Меню

Вышел «зайчик» погулять

22.04.2008 00:00 74(10957)

Пассажиры электропоезда сообщением Челябинск — Шумиха удивлённо выглядывают в окна. По платформе рассредоточилась очень живописная компания: импозантный мужчина отвечает на вопросы в окружении камер, микрофонов и журналисток, строчащих в блокнотах, вокруг них столпились работницы ЮУЖД, сотрудники милиции и ЧОПов (частных охранных предприятий. — Авт.). Прохожие оборачиваются и снимают происходящее на мобильники. На лицах один и тот же вопрос: «Что происходит?»

Нестандартный метод

Ничего особенного. Устав от растущего количества безбилетников, администрация ЮУЖД решилась на давно забытую акцию — показательный рейд.

Комплексные проверки, по словам проводников, устраиваются почти каждую неделю. А вот привлечь к этому прессу никому в голову не приходило.

— Вас сопровождают милиционеры и чоповцы, но всё равно будьте начеку, — предупреждает нас заместитель начальника регионального центра безопасности по ЮУЖД Михаил Аскаров.

Журналисты недоумённо пожимают плечами: работа контролёра вроде никогда не считалась опасной.
Делимся на группы. В каждой — представители СМИ, работники ЮУЖД, охрана.

Распределяемся по вагонам. Электропоезд трогается. «Ну сейчас начнётся… — вздыхает Татьяна, наш контролёр, — будут вам в камеры рассказывать, как у нас всё плохо поставлено!»

Глас народа

— Устроили тут посмешище! — первой на нас среагировала женщина лет шестидесяти.

Покидая вагон, она наверняка «случайно» съездила полной авоськой по ногам оператора. Вообще, увидев камеру, пассажиры делились на три категории.

Первая, малочисленная, ретировалась в другой вагон (хотя, между нами, там их тоже ждали камеры), бормоча себе под нос что-то вроде: «Балаган», «Делать им больше нечего» и «Покою не дают!»

Вторая категория те же: «Балаган», «Делать им больше нечего» и «Покою не дают!» — выкрикивала громко и дожидалась, пока к ним подойдут оператор или журналист с диктофоном.

Добившись внимания прессы, эти «голоса народа» начинали трагично вещать, что электрички опаздывают, контролёры надувают, хулиганы бьют окна, а правительство непонятно куда смотрит…

В общем всё, как Татьяна и предсказывала. Третья категория пассажиров, самая приятная, молча предъявляла билеты и занималась своими делами, не обращая на нас внимания.

На первой же подстанции выяснилось, что красивое выражение «концентрация пассажиров на один квадратный метр поезда» отнюдь не фигурально.

Народу набилось столько, что на этот самый метр пришлось двое мужчин, две женщины плюс их дети и баулы… Протискиваться сквозь недружелюбно-прокуренно-алкогольную живую массу, успевая записывать и фотографировать, не представлялось возможным, но Татьяна привычно прокладывала нам дорогу.

Безбилетников долго искать не пришлось — ими оказалась молодая пара, сидящая прямо у входа. Правда, к нашему разочарованию, они без пререканий оплатили проезд.

— Это не «зайцы», — пояснил сопровождающий нас сотрудник милиции (пожелавший остаться не названным), — просто граждане не успели купить билет.

Следующий объект проверки — четыре очаровательные молодые девушки, по-видимому, студентки, возвращающиеся домой. Ну они-то явно не «зайцы»! Оператор отвёл камеру, я убрала фотоаппарат в карман. Однако…

История с гендиректором

— Мы студенты! Откуда у нас ТАКИЕ деньги?!

Девушек искренне возмутила просьба Татьяны уплатить семнадцать рублей восемьдесят копеек (!!!) за услуги оформления билета.

— Раньше такого не было! Вы эти деньги себе в карман кладёте! — особенно горячилась хорошенькая брюнетка, сидящая у окна.
Объяснение, что решение о взимании платы с пассажиров, не купивших билеты в кассах (за исключением случаев, когда на станции нет кассы), было принято ещё в мае 2005 года, для безбилетницы аргументом не явилось. Хотя для «бедной студентки» у девушки был слишком фирменный прикид!

— Если вы меня высадите, я в суд подам! Я только с работы, поэтому не успела купить билет! Знаете, как я устаю!

— Ну не полы же вы моете? — улыбнулся подоспевший к месту событий Михаил Аскаров.

— Это вы полы моете, — взвилась девушка, — а я, между прочим, гендиректор!

Вразумлять недовольную остался Михаил. Подруги гендиректора под прицелом объективов таки отдали деньги. Дело закончилось воспитательной беседой. А мы, устав от криков из-за восемнадцати рублей, двинулись дальше…

Некоторые пассажиры проявили заинтересованность и даже рассказали, как сами были когда-то «зайцами».
— В студенческие годы я часто бывало бегал от контролёров.

Ну в туалете прятался или перебегал из вагона в вагон. Сейчас стыдно, конечно, об этом вспоминать, — признаётся военнослужащий Владимир.

Момент истины

К счастью, наш рейд длился недолго — на станции Чурилово журналистов ждал автобус. К счастью, потому что даже двадцать минут в таких стрессовых условиях — это слишком для неподготовленного организма.

— Татьяна, спасибо вам! — выкрикнула перед дверями моя коллега.

Таня устало улыбается — её работа ещё только началась. Поезд трогается. Мы опять рассредоточились по платформе. Журналисты нервно курят. Сотрудники милиции снисходительно усмехаются — они сталкиваются с подобным каждый день.

Итоги: за 20 минут, проведённых в поезде, мы не встретили ни одного злостного неплательщика. (Это объяснимо: была бы я «зайцем», я б и близко к электричке не подошла, завидев столько камер и милиции.)

Зато поняли, что контролёр — нервная, неблагодарная, а иногда и опасная профессия. И что такая элементарная и, казалось бы, эфемерная вещь, как вежливость, может вполне материально вызвать у кого-то улыбку.

Ксения БОРОВИНСКАЯ

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»