Меню

Поможет ли рублю твердый знак?

02.06.2006 00:00 99 (10487)

Россия хочет сделать свою многострадальную валюту полностью конвертируемой к саммиту «Большой восьмерки» в июле, а значит, необходимо и графическое изображение нашего многострадального «деревянного». А чтобы он стал совсем конвертируемым, выжечь каленым железом из лексикона чиновников любое упоминание об иностранной валюте.

Дежурный наблюдатель
Марина САДЧИКОВА

Сама ситуация появления подобных законов не может не радовать. Предположу, что состояние российской экономики настолько прекрасно и стабильно, что иных тем, кроме как обязать чиновников раскошеливаться, произнося название забугорной валюты, просто нет. Шутят даже, что напуганные штрафами депутаты будут вскоре трижды плевать через левое плечо при виде обменников валюты.

Да, остались считанные дни до того, как рубль номинально станет конвертируемой валютой. Однако это высказывание не вызывает ничего, кроме улыбки. Так, россиянам, поверившим в силу рубля и решившим отправиться за рубеж с родной валютой, придется, мягко говоря, несладко.

И еще один аспект: многим из нас не раз приходилось сталкиваться с тем, что у. е. из обозначения любимой зеленой купюры стало названием чего-то эфемерно-непонятного. Во многих крупных фирмах курс у. е. варьируется от 26 до 38 рублей. Доверчивый покупатель может «повестись» на рекламу и подумать, что речь идет о долларах, а потом окажется, что у. е. — это евро. Так, глядишь, и рубль может стать у. е.?

Есть и чисто технические проблемы, которые не столь уж мелки, как может показаться вначале. Взять, к примеру, нашего брата журналиста: ну как можно указать зарплату Ющенко (кто знает курс гривны?!) или написать о состоянии Дэвида Бэкхема?

Напомню, что почетная функция утверждения символики рубля была поручена Центральному банку, который от нее не отказался, но и особого энтузиазма не выказал. А закон на прошлой неделе прошел уже третье чтение и не только не сгладил некоторые углы, а, напротив, заставил удивиться еще больше.

В новейшей истории России не раз проводились различные неофициальные конкурсы на подобный символ. Еще в 1998 году прошел конкурс «Знак рубля», на который было представлено около 100 вариантов из шести стран.

Тогда победителем был признан не новый знак, а встречающееся еще в XVII веке в письмах и книгах изображение рубля, обнаруженное белорусским историком Иваном Синчуком. Изображение напоминало семерку, и, как впоследствии установила российский историк Екатерина Воробьева, оно представляет собой написанные скорописью буквы «р» и «у», причем буква «р» повернута на 90 градусов.

Большинство же предложенных на конкурсы рисунков обыгрывали либо букву «р» (рубль), либо перевернутую «р» — «ъ» (твердый знак), славянский «ер», — как намек на твердость валюты.
Были и более экзотические варианты. Например, картинки, напоминающие скрипичный ключ, флажок на древке, кресты причудливой конфигурации, калач и даже серп и молот.

Конечно, не хочется ударить в грязь лицом перед мировым сообществом. Пусть символ нашей национальной валюты будет оригинальным и опирается на национальный алфавит, пусть не будет похож на нечто среднее между фунтом стерлингов и иеной.

Но дело, в сущности, не в этом: приучать народ любить рубль при помощи некоего законного акта выглядит более чем наивным. Есть у простых людей заботы поважней…

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»