Меню

«Провинциальный театр — настоящий!» шесть наивных вопросов известному критику

13.06.2017 12:15 - автор Ирина БОГДАНОВА.
Сегодняшний собеседник — столичный театральный критик Александр Вислов — стоял у истоков национальной театральной премии «Золотая маска» и на протяжении многих лет был экспертом «Маски». Мы встретились в Москве, за чашкой кофе. Незадолго до этого Александр побывал в Челябинске, где смог беспристрастно, как он это умеет, оценить ситуацию с театрами в нашем городе.
«Провинциальный театр — настоящий!» шесть наивных вопросов известному критику
Роль личности

— Считаю, сейчас время движения в театре, — бодро начал Александр. — Застой в российском театре был лет 10 лет назад. Это связано с тем, что в то время молодые режиссеры и драматурги были лишены возможности высказываться. Сейчас же такая возможность имеется. Другое дело, что зачастую вся эта деятельность не приводит к хорошим результатам. Несмотря ни на что, театр движется! В правильном направлении. Сегодня достаточно много талантливых и перспективных режиссеров, но ни один из них не создал свою театральную стилистическую систему. Уверен, что мы идем к этому: количество вскоре перерастет в качество.

— В Челябинске, например, есть такие?

— Челябинск — прекрасный театральный город! Только сейчас он в запущенном состоянии… Руководителям региона, похоже, не до театров. Храмам искусства у вас не особенно помогают. В академическом театре драмы имени Наума Орлова царит запустение. Если выражаться фигурально, на этом театре — слой пыли. Устаревшее техническое оборудование времен 70-х годов прошлого века…

На малой сцене Челябинской драмы весной проходил мой спектакль «Живой Маяковский» в рамках фестиваля «CheloВек театра». Я поставил этот спектакль в Новокузнецком драматическом театре. Каково же было удивление группы из Новокузнецка, когда они столкнулись с техническим оснащением театра драмы! В Новокузнецке-то и новая светотехника, и звуковые устройства на высоком современном уровне.

В челябинском Молодежном театре — та же картина. Да почти всех челябинских театров эта тема касается! Оборудование технически и морально устаревшее.

Но самый главный кризис — человеческий. Нет в Челябинске яркого художественного лидера. Ни в академическом драмтеатре имени Наума Орлова, ни в Молодежном театре… За исключением разве что НХТ (художественный руководитель Евгений Гельфонд. — Авт.). Этот театр я бы назвал двигателем прогресса в Челябинске. На базе НХТ проходит фестиваль «CheloВек театра», организуются форумы, творческие встречи… У театра есть своя публика, и она разрастается. Это театр-дом, в самых лучших традициях.

Но мне грустно от того, в каких условиях существует НХТ. Неужели театр не заслужил другого помещения? Он давно уже перерос статус милой художественной самодеятельной студии. Это уже, безусловно, профессиональный театр! Однако… Мне неловко говорить… Какие там, например, туалеты? А ведь для участия в фестивале «CheloВек театра» приезжают иностранцы. И их немало. Стыдно было перед ними за такой быт. Если вспомнить об общероссийском фоне — диковато это выглядит. Я часто езжу по России и могу утверждать. Еще раз повторяю: вектор отношения к культуре определяет руководство региона. Посмотрите на Воронежскую область, где губернатором — Алексей Гордеев. Какие там театры! Воронежский камерный театр - роскошное новое здание, две сцены, танцевальные классы, выставочное пространство. Плюс прекрасное оборудование и компьютеризация. Помимо прочего, при театре действует гостиница.

Такое отношение дает силы и вдохновение творческому коллективу! В Воронеже с успехом проходят фестивали искусств. В 2011 году правительством Воронежской области учреждена Платоновская премия. Ежегодно она присуждается деятелям литературы и искусства за значительный вклад в культурное достояние России. Премию вручили уже режиссерам Льву Додину, Александру Сокурову, пианисту Михаилу Плетневу.

Другим власть имущим не помешало бы подробно изучить воронежский опыт.

Большой плюс воронежцев и в том, что они постепенно отрабатывают все местные бренды. У них есть, например, детский театральный фестиваль Маршака. Потому что это знаменитый поэт, драматург, переводчик, критик. Есть литературный фестиваль «Улица Мандельштама». В ознаменование того, что Мандельштам когда-то находился в Воронеже в ссылке. Все поставлено на службу искусству! И заодно они продвигают свою область. Прочно вошли уже в состав самых культурных регионов России.

Так что все упирается в одно: если в городе есть человек, который любит и поддерживает театр, то этот город присутствует на театральной карте России.

300 спектаклей

— Как экспертный совет отбирает спектакли для национальной театральной премии «Золотая маска»?

— Членов экспертного совета — 11 - 13 человек. Мы просматриваем видео со спектаклей – 300 спектаклей за сезон! Бывают весьма любопытные работы. Иногда происходят казусы. Видео, бывает, снято так мастерски, что спектакль в записи смотрится лучше, чем со сцены.

Еще члены экспертного совета смотрят, конечно, спектакли вживую - в театрах и на фестивалях. Театры Москвы и Санкт-Петербурга априори заявок на участие в «Золотой маске» не делают. Подразумевается, что критики на них обязаны прийти и просмотреть сами.

Новые постановки мы отслеживаем сразу же, с начала сезона. В ноябре уже надо объявлять шорт-лист. С каждым годом заявок на участие поступает все больше. В целом на участие в «Золотой маске» претендуют до 300 театров. География обширна: Урал, Сибирь, Дальний Восток, Смоленск, Калининград, ближнее зарубежье…

Но сейчас в «Маске» изменения. Происходит ротация кадров… Решили, что состав экспертного совета должен меняться раз в три года. Чтобы не было никакой личной заинтересованности, чтоб не возникла «масочная» мафия!
Но у нас не так много людей, которые могли бы и были бы готовы ездить по стране и ближнему зарубежью просматривать спектакли. Это, вообще-то, сложно — найти таких.

+++Вислов.jpg

— Сколько вы смотрите спектаклей в течение одного театрального сезона?

— Раньше, когда был экспертом «Маски», просматривал 300 спектаклей за сезон, сейчас — 250. Если нахожусь где-то на театральном фестивале, просматриваю два-три спектакля в день. Бывает и больше…

— Скажите, нынешним молодым авторам в драматургии есть где развернуться, есть что показать?

— У новых пьес короткое дыхание. Они пишутся для лаборатории, фестивалей, конкурсов. Потом на основе этих пьес создаются эскизы пьес, устраиваются театральные читки. И на этом подчас все и заканчивается. Некоторые пьесы изначально созданы именно под формат эскиза, читки.

Но я могу назвать новые имена, на которые возлагаю определенные надежды. Ярослава Пулинович, например. Молодые авторы в драматургии развиваются. Но развиваются параллельно театру. Театр при этом существует сам по себе. Это вечная тема. Отчасти она была отображена еще Чеховым в «Чайке». Помните, в сцене ссоры Треплева и Аркадиной сын говорит, что она играет в жалких, бездарных пьесах? В свою очередь пьесы своего сына Треплева знаменитая актриса Аркадина демонстративно не желает слушать, называя их «декадентским бредом»… «Чайка» была написана более 120 лет назад, но ничего, по сути, не изменилось. Такие же споры в театре ведутся и сейчас.

Кстати, я когда-то приложил усилия к тому, чтобы в рамках национальной театральной премии «Золотая маска» появилась номинация «Драматург». Так, например, мы узнали о творчестве литовского драматурга и киносценариста Мариуса Ивашкявичуса. Это по его пьесе «Русский роман» был поставлен спектакль в столичном театре имени Маяковского (в постановке Миндаугаса Карбаускиса). И на «Золотой маске» «Русский роман» отмечен в трех номинациях: «Лучший спектакль», «Лучший драматург» (Мариус Ивашкявичус) и «Лучшая женская роль» (Евгения Симонова).

Замечу, что я и сам пишу пьесы. В Челябинске на фестивале «CheloВек театра» была представлена моя пьеса «Живой Маяковский». А сейчас появился замысел создать, уже совместно в челябинским НХТ, пьесу о фанатах хоккейной команды «Трактор». Пока не буду раскрывать все подробности. Но, думаю, проект увидит свет в новом театральном сезоне.

Дерзкие, энергичные, творческие

— Как вообще развивается театр в нашей стране? И в каком направлении движется?

— Министр культуры Владимир Мединский сказал: «Наша страна переживает театральный бум!» И это действительно так. В театрах Москвы — полные залы. Перед входом спрашивают лишний билет. На спектакли фестиваля «Золотая маска» и все его прочие мероприятия было не попасть! Думаю, это из-за того, что народ устал от имитации. Народ хочет чего-то настоящего. Только в театре сохранились искренность и честность. Кино — это бизнес. Особенно наше, российское кино, которое пытается «догнать и перегнать» Голливуд. Также к категории бизнеса относятся издательское дело, изобразительное искусство. В литературе сейчас не пробиться новому Льву Толстому... И только театр — не бизнес! Театр — единственная отдушина, в которой случаются шедевры и потрясения. И где молодой, начинающий деятель может заявить о себе. Без связей, только благодаря таланту. Примеров тому много. О некоторых я уже здесь упоминал.

— Что лично для себя вы считаете наиважнейшим?

— Я преподаю в ГИТИСе, на театроведческом факультете, работаю заведующим отделом в журнале «Вопросы театра». Живу в Москве, но езжу по всей стране, знакомлюсь с работой региональных театров. Я люблю провинциальный театр. Он — настоящий! Я и сам ставлю спектакли-эскизы в Новокузнецкой драме. Там несколько лет назад создана театральная лаборатория современной драматургии. А я художественный руководитель этой лаборатории.

У нас в рамках лаборатории уже состоялись проекты, посвященные творчеству Достоевского, Тургенева, Маяковского, Лескова. Как это происходит? Набираю в команду молодых режиссеров из Кемерово, Москвы, Новосибирска. Артисты и режиссеры создают эскиз. Потом обмениваются мнениями. Возможно, работы молодых режиссеров будут включены в текущий репертуар театра. Но это зависит от зрителей - как проголосуют…
Меня обнадеживает, что сейчас много талантливых молодых режиссеров появилось. Некоторые из них едут в провинцию, возглавляют региональные театры.

К примеру, несколько лет назад в Красноярский ТЮЗ приехал Роман Феодори. Он окончил режиссерский факультет Санкт-Петербургского государственного института сценических искусств. И в Красноярском ТЮЗе началась революция! В 2014 году в рамках культурной программы «Золотой маски» они привозили спектакль «Наташина мечта». Он произвел фурор. А театральную Москву удивить трудно… Очередной спектакль Романа «Снежная королева» был номинирован на «Золотую маску»! А через некоторое время спектакль «Алиsа» по произведению Льюиса Кэрролла стал лауреатом «Золотой маски»! А ведь какие-то семь лет назад Красноярский ТЮЗ был в не самом лучшем состоянии. Полученная «Золотая маска» — показатель большой работы.

Вот такие режиссеры нужны российскому театру — дерзкие, энергичные, творческие. Им ничего не страшно! Я — за настоящее искусство! За глубокий театр. За театр, наводящий на размышление. И я против имитаций, подделок.

Для справки. Александр Александрович Вислов родился в 1965 году в городе Старом Осколе Белгородской области. Окончил театроведческий факультет ГИТИСа. Театральный критик, старший научный сотрудник института искусствознания Академии наук РФ, преподаватель ГИТИСа, заведующий отделом журнала «Вопросы театра».

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»