Меню

Достучаться до литературных небес

28.08.2017 12:59 - автор Александр ПАТРИТЕЕВ.
Существует стереотип, будто в авторитетных писательских организациях состоят сплошь седовласые мэтры, а молодежь только и делает, что хулиганит у них под окнами, играя в оппозицию. Считается, что молодым авторам можно попасть в святая святых литературы, только когда они сами обзаведутся почтенными сединами. Сломаем стереотипы. Знакомьтесь: 25-летний челябинский прозаик Виктория Иванова, новоиспеченный член Союза писателей России.
Достучаться до литературных небес
С Викторией мы познакомились прошлой осенью, когда мне выпало несколько интересных встреч с челябинскими литераторами, несколько творческих поездок с ними в затерянные уголки области, что послужило стимулом для написания ряда статей, которые, будучи еще свободным художником, я предлагал разным редакциям. Увы, не у дел осталось интервью с Викторией Ивановой, получившей на тот момент стипендию Союза российских писателей с правом издания авторской книги. Нет, этот материал давно канул в Интернет. Да и нынешний повод, согласитесь, посолидней. Хотя слово «солидность» пока еще как-то не вяжется с образом нашей героини, зашедшей сейчас, как солнце после дождя, в уютное кафе на Кировке. По большим окнам еще стекают струи, а завитки ее рыжих волос – как тысячи маленьких улыбок. Поэт восхитился бы…

- Виктория, ты – выпускница литературных курсов ЧГИК под руководством поэтессы Нины Ягодинцевой, шорт-листер Южно-Уральской литературной премии, постоянный участник писательских совещаний. Но вот веха – член Союза писателей России. Все шло по плану? Или присутствовал элемент неожиданности?

- Не могу сказать, что планировала вступление в Союз, словно это было в моем графике. Более четко перспектива обозначилась в связи с работой на «Стилистах добра». Это совещание молодых писателей, которое проводится ежегодно в Челябинском институте культуры. В этом году совещание получило поддержку от движения «За возрождение Урала» и статус межрегионального, благодаря чему стало возможным пригласить мэтров из Москвы, Оренбурга, Омска. Поэтому и прошло оно уже на совершенно другом уровне. По итогам многие рукописи были рекомендованы к печати, также были выделены творческие стипендии, некоторых авторов рекомендовали к принятию в Союз писателей России. Из молодых челябинских авторов рекомендовали меня, Екатерину Юркову и Павла Карякина. Официальные документы о приеме пришли летом…

- Это те самые знаменитые корочки? Вообще, что нужно, чтобы получить шанс быть принятым в Союз? Публикации? Издания?
- Работа. И резюме, в котором отражена вся литературная деятельность претендента, начиная от личных проектов, заканчивая публикациями в журналах. Естественно, должна быть издана хотя бы одна книга. А когда такой багаж накоплен, тогда уже можно смело…

- И ты смело вступала на союзную стезю?

- Нет, конечно, не смело (смеется). Робко… Меня одну из первых обсуждали на семинаре прозы на «Стилистах добра». Кто-то из руководителей говорил, что материал должен отлежаться, а затем его нужно переделывать. Кто-то – что не надо откладывать в долгий ящик. А в целом – что есть много моментов, которые нужно исправлять в себе и в работе. Как раз такое обсуждение и более ценно. У меня была установка: если сейчас не получится с вступлением в Союз – это не крах всей жизни. Значит, еще не время…

- Выходит, и здесь действует правило: сколько людей – столько мнений. А есть такой профессиональный писатель, чье мнение для тебя безоговорочный авторитет?

- Нина Александровна Ягодинцева. Считаю себя ее ученицей, с ней я расту как писатель. Бывало, что и в слезах к ней приходила после очередного обсуждения, и она по полочкам все расставляла, и все становилось на свои места. Мне кажется, Нина Александровна понимает меня как автор – автора. Это так важно – знать, что тебя понимают…

- В Челябинске есть литературные, грубо говоря, тусовки, где в одном месте собираются исключительно молодые поэты, а в другом – только прозаики? Или все перемешано и не зависит от того, кто что пишет?

- Мне кажется, это зависит от дружеских связей. Прозаики, поэты – действительно, всего намешано. Но, конечно, поэтов всегда больше, потому что тусовка для того и предназначена, чтобы автор мог показать себя, выступить. Поэты на виду. А прозаики тихонечко пишут, пишут, но всегда рядом с поэтами – и дружат, и сотрудничают…

- Я это к тому, что говорят, будто в Челябинске есть конфронтация между представителями разных литературных направлений. Сталкивалась с этим? И к какому направлению относишь себя?

- В идеале, мы все должны дружить и работать вместе. Например, на «Стилистах добра» мы работаем со всеми, и на оценки влияет не вражда, а общие критерии, по которым рассматриваются работы. В целом я не чувствую каких-то обострений просто потому, что этим расколом не занимаюсь. Себя отношу к традиционному направлению…

DSC_0003_701x467.jpg

- Что значит, на твой взгляд, быть традиционным писателем? Это выражается только в классической форме произведений?

- Не столько в форме (когда овладеешь мастерством в традиционной форме, то уже можешь позволить себе какие-то эксперименты), сколько в сверхзадаче. Главное, о чем ты хочешь сказать вообще, готов ли ты беседовать с читателем и как с ним беседуешь. Это ассоциативно наталкивает меня на мысли о современной рекламе. Еду на работу, смотрю на баннеры – возмущает, что рекламщики воспринимают потенциального клиента как себе равного, допуская общение запанибрата, типа я разговариваю с тобой на твоем типа-типа языке. Никакого уважения. То же самое, мне кажется, и в литературе: важно, какие отношения автор выстраивает со своим читателем - играет ли с ним, водит за нос или беседует, делится чем-то, надеясь, что он поймет и почерпнет что-то для себя…

- Ты могла бы написать что-то патриотичное? О России? Об Урале?

- По заказу?

- Ну почему сразу «по заказу»? Кстати, в Союзе писателей СССР была жесткая установка – участвовать творчеством в борьбе за построение коммунизма и тому подобное. Сейчас есть что-то подобное в Союзе писателей России, естественно, с поправкой на время?

- Думаю, что установки нет. Мне кажется, сейчас писатели все-таки более свободные, хотя, наверное, и присутствует стремление возрождать утраченные ценности, помнить свои корни и вообще знать, кто ты. Такая тенденция есть, но это не значит, что всех заставляют об этом писать. Смогла бы я написать нечто подобное? Мне кажется, смогла бы, если бы ощущала острую необходимость. Замечательно, когда пишешь, чувствуя, что хочешь именно об этом сказать. Например, в одном моем рассказе старшая героиня – верующий человек, и я пыталась ее понять, потому что все-таки она – это не я. Просто почувствовала необходимость. А так, на заказ – нет. Знаю, какая это будет для меня ноша тяжелая…

- Мы говорили о свободе, потребности. А вот ответственность испытываешь перед этой корочкой?

- Когда ее получила, я, конечно, первое время радовалась. Радовалась потому, что это статус, связь с чем-то важным, опять же определенная планка. Но в какой-то момент подумала, что это ответственность, которую я готова принять. Ответственность на всю жизнь за то, что ты будешь писать, как говорят, «не навреди»…

- На этом тему Союза писателей закроем и представим тебя как руководителя литературной студии «Ось» имени Елены Губиной при школе № 94…

- Для меня предложение возглавить студию было очень важно и значимо. Хотя, даже имея педагогическое образование, на первых порах было тревожно: никогда с детьми так тесно не работала. Тем не менее взялась за работу. И – очень ее люблю. Некоторые ребята ходят целыми классами. Уровень, конечно, разный, но занимаюсь со всеми желающими. В основном это литературные игры, импровизации, занятия на природе, чаще в Каштаке. Литературная студия – это такое место, куда приходят «спасаться». Ведь для детей творчество не обязательно значит, что ребенок станет великим писателем, но всегда говорит о том, что у него есть потребность высказаться…

- По поводу «спасаться». Один учитель – между прочим, из Москвы – рассказывал в прямом эфире радиостанции, что на перемене дети подходят к окну и пытаются характерным движением пальцев по стеклу приблизить изображение. До чего дошел прогресс…

- С чем-то похожим и я столкнулась. Взяла как-то новый класс, и на первом, ознакомительном, занятии «Моя эмблема, мой девиз» задала детям нарисовать себя по своему представлению. Некоторые нарисовали айфон, то есть они видят себя айфонами. Думаю, как с этим бороться, ведь это нужно убирать из ребенка…

- У воспитанников литературной студии «Ось» есть ощутимые результаты за последнее время?

- Одно из таких важных достижений – успешное участие в ежегодном фестивале имени Николая Шилова «Самсусам», который проводится в Челябинском институте культуры. Без ложной скромности, на этот раз мы взяли большинство призовых мест. Публикуемся в московском журнале «Лучик». А в этом году работы моих воспитанников впервые опубликовали в журнале «Костер» в Санкт-Петербурге.

- Олег Павлов, председатель Челябинского отделения Союза писателей, в недавнем разговоре анонсировал возрождение на Южном Урале детского литжурнала «Подорожник»…

- Будет здорово, если «Подорожник» появится рядом. Мы с детьми надеемся на это…

- Насколько знаю, ты и сама проводишь в Челябинске литературные конкурсы для детей….

- В прошлом году я впервые проводила детский конкурс «Как слово наше отзовется», переняв эту почетную эстафету у Елены Губиной. Сегодня школьный конкурс вырос до районного фестиваля, впрочем, открытого для всех школ города. В этом году были свои изюминки: сначала заочно проводился конкурс, и жюри оценивали работы. Затем прошли литературные чемпионаты. Здесь уже не индивидуальное мероприятие, но командная работа представителей от каждой школы-участницы, и это как раз методика Нины Александровны Ягодинцевой. Финальным мероприятием стал праздничный день награждения, ребят ждали встречи с писателями, конкурс экспромтов, литературный марафон. Для родителей и педагогов – отдельная станция. Что будет в новом учебном году, пока не стоит загадывать. Но этот фестиваль – юбилейный, пятый, так что нужно что-то особенное придумать…

- Что посоветуешь молодым авторам, которые только в поиске пути?

- Наверное, одна из проблем – молодежь не знает, куда ей податься. Я начала писать в седьмом классе, жила в поселке и не представляла, что, оказывается, бывают школьные литературные студии, вообще где-то они существуют, где-то проходят и конкурсы, и фестивали, и совещания. На самом деле, есть масса возможностей, чтобы себя реализовать. Просто нужно не бояться, не писать в стол, не страшиться услышать о себе мнение, участвовать не только в заочных конкурсах, но и бывать именно на совещаниях, где происходит живое обсуждение. Именно на такой почве взращиваются таланты.

- А на Южном Урале – благодатная почва?

- Думаю, сегодня в России сложилось несколько литературных центров, и это не только Москва и Санкт-Петербург. Урал заявил о себе. Имею в виду Южно-Уральскую литературную премию. Наш регион может стать опорой и славой литературы, если мы будем стараться сделать его таковым.

- Ты в свое время была шорт-листером Южно-Уральской премии. Сейчас, в статусе члена Союза писателей, попытаешь удачу еще раз?

- Да, в этом году попробую. Надеюсь, что успею подготовить рукопись книги для участия в номинации «Проза. Молодые авторы». Южно-Уральская премия – это престижно. Это высокий уровень…

Досье:

Виктория Игоревна Иванова. Выпускница литературных курсов ЧГИК. Член Союза писателей России. Автор книги «Двенадцать с хвостиком». Руководитель школьной литературной студии имени Е.А. Губиной «Ось». Организатор открытого фестиваля-конкурса детского и юношеского литературного творчества среди образовательных учреждений Металлургического района города Челябинска «Как слово наше отзовется».

Шорт-листер Южно-Уральской литературной премии. Печаталась в литературно-художественном альманахе Южного Урала «Уральская линия», в сборнике произведений участников семинара-совещания «Мы выросли в России», в электронном журнале «Молоко». Публикация в сборнике женской прозы «Я научила женщин говорить» (2016 г.)

Фото Людмилы ПОТАПОВОЙ

 

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»