Меню

Бескомментарные палачи и сила притяжения шаровой молнии

24.10.2017 18:15 - автор Александр ПАТРИТЕЕВ, Наталья ФИРСАНОВА
Челябинский фестиваль "Камерата" Forever! Мы продолжаем знакомить читателей со взглядом простых зрителей - журналистов «Вечёрки" на фестивальные показы. Сегодня публикуем отзывы о мрачной комедии пермского театра "У Моста" "Палачи" и моноспектакля театра ZA (Хельсинки Финляндия)/ Театральная мастерская АСБ (Санкт-Петербург) "Шаровая молния из Джиннистана".
Бескомментарные палачи и сила притяжения шаровой молнии

Пермские «Палачи». Бескомментарно!

В субботу, 7 октября, на сцене Челябинского камерного театра в рамках «Камераты» была показана одна комедия мрачного такого вида… зловещего такого вида. Мы сказали «зловещего»? или «мрачного»? Зловещего. У нее ведь не мрачный вид, нет? У комедии? Нет. Зловещий. Вот и мы так думаем. Спектакль «Палачи» по пьесе современного ирландского драматурга Мартина МакДонаха в постановке пермского театра «У Моста» - это совершенно определенно зловеще.

Основатель и художественный руководитель театра Сергей Федотов, как истинный мастер наводить таинственность, снова предложил нетривиальную манеру актерского существования на сцене – оригинальную, парадоксальную, создающую возможность для погружения актеров в особое мистическое пространство, а следом окунающую туда и зрителей, окончательно и бесповоротно.

Впрочем, будь это любой другой театр, любой другой день, какое это было бы погружение? Не то, как планировалось, будто музыка, звучащая в фойе перед началом спектакля, - предположительно рок 60-х годов прошлого века, который рождается из недр английского паба и говорит нечто предположительно зловещее в то самое время, которое предположительно совпадает с тем, когда в паб заходит предположительно зловещий тип, из-за которого предположительно пропадает дочь бывшего второго палача в Англии Гарри Уэйда, тип, с которым надо быть предположительно настороже. Нет! Сегодня все определенно имеет отношение к определенной магии. И даже волосы первого бывшего палача – Пьерпойнта – определенно пахнут не бриолином. Потому что сегодня, 7 октября, определенно 29-я годовщина с момента основания пермского театра «У Моста».

_W1Bj8MY0_M.jpg

- Сегодня совершенно особый день, - объявил Сергей Федотов зрителям, представляя спектакль. – «13» для нас очень символичная цифра. 13-й фестиваль «Камераты». 13 лет назад театр «У Моста» открыл для России МакДонаха постановкой «Сиротливого Запада». Этот фестиваль для нас юбилейный – 16-й. 13 + 16 – это 29. Представляете, какая мистика! 29 лет назад 7 октября родился пермский театр «У Моста». Когда мы распределились на 7 октября, я даже не подумал, что, оказывается, это наш день рождения…

В общем, как заметил бы Муни, что-то слишком много здесь определенностей, а, Сид? И ничего такого «предположительно зловещего».

Теперь по законам жанра следовало бы дать какой-нибудь комментарий к самой постановке. Следовало бы? - даем: «Без комментариев». Хотя, конечно, нечестно отпустить пермскую труппу неоткомментаренной. Да, у челябинских зрителей есть свои соображения по поводу «Палачей». Еще бы их не было! Но что интересно: охотясь за отзывами челябинцев, мы случайно напали на златоустовцев, специально приехавших посмотреть на пермяков. Разговор происходил у пешеходного перехода недалеко от Камерного театра в ожидании зеленого света светофора.

- Мне не понравилось, – признается Елена из Златоуста. – Какой-то американский фильм. Шутки до меня в 14-м ряду не доходили. Хотелось поэкспериментировать? Но вот если смотрела экспериментальный балет, я хотя бы что-то поняла. А здесь совсем не поняла этих шуточек, расстегнутых ширинок на сцене…
upZnh7jDfSo.jpg

- А мне понравилось, что здесь показано разное отношение людей к жизни, не только к жизни, но и друг к другу, - рассуждает ее подруга Ирина. – Палач совмещает в себе жестокость убийцы и любовь к дочери. Он действовал как отец, загнанный в угол. Если бы вам сказали, что вашего ребенка похитил какой-то ненормальный, что бы вы сделали? А вот Муни - кто такой? И актера подобрали что надо. Глаза колючие – я видела. И в самом деле он зловещий…

- Вы специально приехали на фестиваль? На все дни?

- Только на пермский театр, - продолжает Ирина. – Я была в Перми, смотрела их постановку «На дне», после чего месяц ходила в состоянии эйфории. И сегодня специально на пермяков приехала…

- Спектакль атмосферный, - вступает в беседу Екатерина из Челябинска. – Труппе действительно удалось создать английскую, даже англо-ирландскую атмосферу. Это именно то, что называется погружением.

Театр «У Моста» - первооткрыватель в России творчества современного ирландского драматурга Мартина МакДонаха. «Палачи» - восьмой спектакль, поставленный Сергеем Федотовым по пьесе этого автора.

На нынешней «Камерате» актриса пермского театра Мария Новиченко получила диплом «Лучшая женская роль».

Александр Патритеев

-KluCPt8RKQ.jpg


Сила притяжения «шаровой молнии»

Бегло просмотрела афишу «Камераты-2017», из списка спектаклей сразу выделила одно название «Шаровая молния из Джиннистана» (автор Андрей Вишневский). Еще в раннем детстве это природное явление, с которым, к счастью, в жизни не встречалась, притягивало и будоражило. В нем чувствовала какую-то фантастическую неведомую мощь…

В Интернете нашла скудную информацию о спектакле: «Перед показом фильма «Воздух» идет пресс-конференция режиссера этой картины. Записки от зрителей, ответы, рассуждения, истории людей. Все уходит, словно в воронку, проносится мимо и распыляется, исчезает… Ты стоишь на этом ветру, а он тебя сдувает, ты пытаешься держаться, и ничего не выходит».

- Депрессивно, - покачала головой приятельница. – Ну что вас так тянет в негатив? Выбрали бы что-нибудь веселенькое.

…У дверей Камерного театра изо всех сил пыталась включить воображение, представить, что будет происходить на сцене. Но безуспешно. В зал зашла минут за 10 - 15 до начала спектакля. Немногочисленные зрители занимали места… на сцене. Пока шли последние приготовления, по

сцене нервно шагал человек в видавших виды джинсах, поношенных ботинках и кепке. «Наверно, тот самый режиссер, который дает пресс-конференцию», - вспомнила прочитанную заметку. И не ошиблась.

- Сегодня вас ждет творческая встреча с театром ZA, Хельсинки, - открыл спектакль режиссер, художественный руководитель Театральной мастерской АСБ из Санкт-Петербурга Алексей Янковский и добавил: – Знаете, что мне больше всего нравится в театре? Из него всегда есть выход. Поэтому в любое время, пожалуйста.

И указал в сторону выхода. К слову, кое-кто из зрителей этим предложением воспользовался. «Шаровая молния из Джиннистана» - моноспектакль. В нем нет выстроенного действия, сюжет невозможно пересказать. Но есть другое – пронзительная игра актера Валттери Симонена, музыка, продирающая до глубины души, взрыв эмоций, мощная энергетика…

- Сейчас я начну… - в полумраке в глубине сцены актер с воспаленными глазами тяжело опирается на спинку кресла. – Сейчас…

В воздухе повисает долгое тягостное молчание. «Что-то мне уже не нравится», - за моей спиной прошуршали недовольные женские голоса.

- Сегодня один из самых печальных дней моей жизни. Мне сообщили, что Ларри Бах погиб…

шаровая молния.JPG

Ларри Бах, яхтсмен, сыгравший одну роль в кино, погиб от удара шаровой молнии. Герой – режиссер условного фильма читает записки, отвечает на них жестко, яростно. Обрывки детских воспоминаний переплетаются с трагическими переживаниями, эпизодами: «Раньше все было отчетливей… А сейчас – вязкость...».

Накал страсти возрастает. И ты, сидящий на зрительском месте, незаметно втягиваешься в водоворот бессвязных событий. Кожей воспринимаешь мгновенную переменчивость жизни. Оказываешься то на морском побережье, где шаровая молния настигла Ларри, то на съемочной площадке, где трагически погибает актриса, то в клинике, где львам отрезают крылья, то на развалинах замка... Герой-режиссер меняется стремительно. Еще недавно задыхающийся от скорби, он уже стоит на вершине горы, которую разрезают яркие зигзаги молний. Глаза пылают, монолог прожигает душу. И вдруг… все обрывается. Он устало садится в кресло. На его столе разрывается мобильный телефон. Он долго и тихо разговаривает с невидимой собеседницей: «Люблю… Но сейчас не время…» И неожиданно обращается в зал: «Ну что же вы, задавайте свои вопросы». Неловкое молчание. Ловлю себя на мысли, какой бы вопрос задать, забывая, что это только игра, спектакль. И, похоже, я не одинока. Женщина из первого ряда шепчет: «А спойте нам что-нибудь…»

В финале на большом экране зрители вместе с героем Валттери Симонена смотрят эпизод из несуществующего черно-белого фильма: молодой человек врезается на велосипеде в дерево, в которое ударяет молния…

Казалось бы, на сцене сконцентрировалось невероятное количество боли. Но после спектакля нет ощущения безысходности. Остались впечатления, яростные, как вспышки молнии, и чувство облегчения. Наверно, в этом сила искусства.

 

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»