Меню

Впечатления челябинского зрителя о заезжем театре из Хакасии. Часть 2

21.11.2017 18:13 - автор Сергей ТАРАН, Ирина ЯББАРОВА
На большой сцене челябинского драматического театра блистали гости. Гастролировал Русский республиканский драматический театр имени М.Ю.Лермонтова из Абакана (республика Хакасия). Наша публика в восторге.
Впечатления челябинского зрителя о заезжем театре из Хакасии. Часть 2
Фото предоставлено РРДТ им. М.Ю. Лермонтова

Эльза едет к счастью

Все, кто ходил на «Землю Эльзы» под огромным впечатлением, потому что спектакль смотрится на одном дыхании. Невыносимо трогательно. И это удивительно, поскольку вроде бы насмотрелись всего, сами натерпелись всего. И жизнь вокруг, по общему ощущению, ни радостной, ни интересной не назовешь. Челябинск вообще город трудный. Так и хочется замкнуться, запереть всего себя на засов, чтобы переждать безвременье. А тут вот чувства, сострадание, сопереживание. Слаженной игрой актеры зал покорили, без сомнения. И от того, что невольно смотришь не на актерскую игру, а неотрывно следишь за развитием истории, хочется спуститься именно на уровень сюжета.

Почему режиссеру-постановщику Евгению Ланцову, знакомому нам всем, пьеса Ярославы Пулинович приглянулась? Может быть, беспроигрышный материал? Пьесу, как ужасно современную, наперебой ставят в театрах страны уже два года. И каждый раз надо ведь предлагать «прочтение»! Безумно талантливая Пулинович, спору нет, выдала шедевр, что называется в точку, по всем параметрам, который по пластичности своей тянет на «Грозу» или «Вишневый сад». Возможно в Хакасии национальная тема звучит особенно. Но и нас касается. Взять хотя бы немецкую историю Челябинска — появление Трудовой армии и ссыльных волжских немцев.

Главная героиня Эльза Александровна (заслуженная артистка Хакасии Людмила Лосякова) в Сибири оказывается тем же путем — ссылка матери (немцы!). Уже в детдоме про Эльзу и подружку скажут: «Две хорошистки: жидовка и фашистка». Шутки здесь горькие, внезапные, вызывающие неловкость и сорвавшееся матерное слово. Ничего не поделаешь — комедия (жанр определил автор), и она начинается «смешно». Поминальный стакан водки и корочка хлеба — муж Петя помер. Изверг, насильник. Осталась фотография. И дочь Ольга (Галина Архипенкова) уже возмущается, почему «папу в шкаф через неделю»?! А для 76 летней Эльзы жизнь только начинается. Это «прикольно». Так и внучка объясняет, почему замуж вышла за Борова, — «он прикольный!»

Завязка: Эльза говорит Ольге: «Мне нужны хорошие туфли, кожаные и с бантиком».

— Мама, какие бантики по нашей грязи! — в ответ.

Действительно, «грязь». Муж бил всю жизнь, дочь — стерва: «ты у нас «шпала» - 175, зачем тебе каблуки? Хорошо, что мы не в твою кровь!»; в старушечий хор ходить надо, который не нравится. Словом, прошлое и настоящее радостью не были наполнены.

И вдруг колесо у коляски отлетело, каблук сломался — все поводы для хорошей перемены. Вообще, вещи в пьесе, как у Гоголя, чрезвычайно говорящие. Во всяком случае, любовь к Василию Игнатьевичу (Александр Израэльсон), учителю географии 72-х лет, начинается с ремонта колеса. Ну как не вспомнить гоголевское колесо?

Земля Эльзы (17).jpg

В связи с Василием Игнатьевичем в истории появляется дата — страшное 1 сентября. Его словно бы нельзя пережить. И поэтому до наступления осени влюбленным непременно нужно уехать «в Париж, на южное море».

Как строится любовь у взрослых, пожилых людей? Кажется, этот вопрос со времен Гете так и не ставился толком, вплоть до наших дней. Почему? «Старость — это когда ничего не хочется», — звучит в пьесе с одной стороны. А в ответ: «Старости нет!»

И понеслось: чердак, танцы, конфеты, розы, розовое платье, розовая сумочка. Упоение розовым цветом — возврат к молодости. «У меня ничего не было вокруг красивого, чтобы это можно было собирать», — признается Эльза.

Но оказывается, пожилые люди в рабстве у своих детей. Видели, что вытворяют Изабелла (Елена Сумба) и Ольга? Реплика Василия Игнатьевича «Жаль, что сына не научил бить женщин!» срывает аплодисменты.

Любовникам не дают распоряжаться собой и своим имуществом с непостижимой свирепостью. До инфаркта. И Эльзе дочь сообщает о смерти любимого Василия Игнатьевича. Кажется, нет ничего страшнее молчания человека, погруженного в горе. Эльза надевает свое розовое платье, купленное для свадьбы. Высшая точка драмы уже достигнута. Струна истории натянута до предела. Еще немного... Неожиданно в окно стучит Василий. Мотоцикл, побег от родственников. Эльза едет к счастью…

Земля Эльзы (16).JPG

Занавес.

Трагедия как путь к себе

«Жизнь — это счастье и боль, и человек никогда не готов ни к счастью, ни к смерти...». Чтобы это понять, героям спектакля «Мама, я и мертвая ворона» пришлось пройти большой и трагичный путь. Утраченные чувства и страх перемен, пустые надежды и желание верить все равно во что, мечты быть с любимым человеком и попытки переступить черту, за которой рвутся мечты, — все это в пьесе «Язычники» (автор Анна Яблонская), которая и легла в основу финального спектакля Русского республиканского театра имени М.Ю. Лермонтова.

Любовь южноуральской публики к заезжим актерам, современная драматургия или личность самой Анны Яблонской вызвали такой большой интерес к гостям из Хакасии — судить сложно. Но как бы там ни было, зрительный зал челябинского театра в воскресенье, 12 ноября, был полон. Ради справедливости стоит отметить: не все досидели до конца, кто-то ушел прямо во время первого акта, кто-то покинул зрительный зал в антракте, не проявив ни малейшего интереса к развязке завернутого сюжета.

К слову о сюжете. Он банальный. Кто-то скажет: так живут многие современные семьи – следуя устоявшейся привычке, не желая что-то менять. Мнимая забота родителей о взрослой дочери Кристине, которая страдает от неразделенной любви к институтскому педагогу, ограничивается упреками истеричной и деспотичной матери Марины — женщины, привыкшей держать все под контролем. Она день и ночь работает: в светлое время суток погружена в свои риелторские заботы, по ночам шьет на заказ занавески. И все для того, чтобы оплатить дочери высшее образование. Во всем, как и следовало предвидеть, виноваты мужчины. Вернее, один-единственный, ее супруг Олег, — человек мягкотелый, не способный принимать самостоятельных решений, так и не простивший собственную мать за то, что она отдала его на воспитание бабушке и дедушке, а сама отправилась скитаться по монастырям замаливать грехи бурной молодости. Всю жизнь Олег мечтал быть музыкантом, но то ли таланта не хватило, то ли просто не повезло, теперь по ночам, запираясь в туалете, тайком слушает классическую музыку, потому что супруга его интересов не разделяет.

ворона2.jpg

Каждый член этой семьи живет своими проблемами и нежеланием их решать. Кристина страдает от несчастной любви, ничего не рассказывая истеричной матери, та в свою очередь считает, что единственная дочь катится по наклонной и уже докатилась до употребления наркотиков. А ведь когда-то была хорошей девочкой, школу окончила с медалью, в институте вот-вот должны были перевести на бюджетное обучение за отличную учебу...

В какой-то момент в равнодушно-размеренную жизнь безразличных друг к другу членов семьи вмешивается незваная гостья — бабушка Наталья Степановна. Набожная старушка, замолив наконец-то все грехи, после 15 лет молчания свалилась как снег на голову и стала наводить свои порядки. Во всем она видела волю Божию, все напасти готова была исправлять только молитвами. Но то ли Бог оставил семью, то ли чудес не бывает. Загнанная в угол студентка Кристина не выдерживает натиска близких, результат - больничная койка, клиническая смерть и обтекаемые прогнозы доктора. А ведь она так мечтала о матери, но не о той, которая ее оскорбляла, лупила по щекам и таскала за волосы по полу, а о матери, которая гуляла с ней по парку, научила замечать окружающий мир, показала мертвую ворону. И тогда на маленькую Кристину это произвело сильное впечатление, ведь у вороны жизнь уже закончилась, а у нее все только начинается. И будь взрослые члены семьи поумнее да повнимательнее, не будь мать истеричной, а отец - равнодушным ко всему, кроме музыки, бабушка - фанатично набожной, а возлюбленный - таким грубым, трагедии бы и не случилось...

ворона.jpg

Но именно эта трагедия и положила начало новой жизни всех членов семьи. Каждый из них находит себя - через боль, через страх смерти, через риск потерять самое ценное. Появляются новые мечты, возрождается вера, но не фанатично-религиозная, а настоящая — в себя, в свои силы, в свои надежды.

Насколько по-настоящему удалось артистам Абаканского театра прожить эту жизнь на сцене — субъективное мнение каждого зрителя: кто-то не оценил экспрессии в игре, а она порой действительно зашкаливала и казалась лишней, а кто-то остался в восторге. Тут, что называется, дело вкуса.

 

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»