Меню

Толстой наизнанку

18.12.2017 12:04 - автор Виктория ОЛИФЕРЧУК

В театре драмы представили свою версию знаменитого романа.

Интересно! Ключевое слово, если попытаться охарактеризовать нынешнее отношение к театру драмы. Последнее время театр умудряется концентрировать на себе внимание исключительно своими спектаклями, а не благодаря популистским акциям типа открытых репетиций и привлечения юной талантливо поющей массы. Работы случаются весьма неравноценные, вызывающие разную реакцию, но все чаще возбуждающие мозг, не позволяющие скучать, подающие надежды, что в театре что-то зреет.

Толстой наизнанку
фото предоставлено театром драмы им. Наума Орлова

Оборотная сторона медали 

«Алексей Каренин» - спектакль для театра драмы во всех смыслах непривычный. Современная драматургия еще только-только пытается ужиком вползти на академические подмостки, Василий Сигарев со своей транскрипцией знаменитого толстовского текста выглядит на фоне античного портика настоящим провокатором. Он выворачивает историю наизнанку, срывает со зрителя очки и отправляет по дорожке, протоптанной великим предшественником, на ощупь и с другого конца, со стороны обманутого мужа, Алексея Каренина. То, что было правым, оказалось по другую сторону, белое закрыла тень, знакомые лица расплылись и преобразились, подтексты поменялись, поступки трансформировались. За всем этим маячит глобальная фигура Льва Толстого, магнитом сковывающая умы.

Режиссер Евгений Маленчев, чтобы вырваться из магнитного поля гения, обостряет острые углы - осовременивает историю, с одной стороны приближая ее к зрителю, с другой - удаляет, поднимает за рамки сюжета на экзистенциальный уровень. Тем самым задает новые условия игры, требует иного подхода, способа существования на сцене, другого языка, созвучного времени. С таким квестом театру драмы еще не случалось встречаться, тем интереснее эксперимент.

Любовь зла

Черный кабинет сцены разграничен прозрачной пленкой, исписанной письменами. Она разделяет два мира: внешний и внутренний: чтобы попасть к герою, достучаться до него нужно пробраться через узкий проход, который не всем и не сразу удается найти.

Сцена пуста. Ее расцвечивают костюмы: черный, желтый, розовый – отчаяние, предательство, непостоянство. Анна появляется в ядовито-желтом брючном костюме, цвет бьет по глазам, вызывающе резок, как и ее поступок. В розовом - Лидия Ивановна, адвокат, Бетси – каждый из них себе на уме, изображает заботу, дружелюбие. Есть еще, правда, серый – ничтожество или домовой с чайником на подносе. Режиссер всем раздает краски и маски.

SAA_8438.JPG

Каренин – мужчина в полном расцвете лет, просто несколько старше Анны, вовсе не ворочает при ходьбе тазом и вполне ничего себе – в меру умен, заботлив, обходителен, даже обаятелен, обеспечен. Среднестатистический мужчина, которого видит каждое утро в зеркале четверть населения Земли.

Анна слишком равнодушна для влюбленной женщины, спокойна, для нее это просто адюльтер, она не боится разоблачения, не испытывает сомнений, волнений, тем более угрызений по поводу измены, что вполне современно на фоне нынешних кроличьих нравов.

Вронский. Его присутствие сведено к минимуму, оно и понятно: автора пьесы больше интересует, что происходит с проигравшим битву за любовь.

Действие крутится вокруг Каренина, как физическое, так и внутреннее. Он узнает об измене жены, и теперь нужен жесткий воротник, чтобы держать голову по-прежнему высоко. В нем что-то надломилось, сломалось, режиссер обозначает внутренние изменения в герое, как на деревьях зарубки, чтобы зрители не заблудились. Каренину предстоит пройти все круги ада, чтобы так и не ответить на главный вопрос: почему Анна его разлюбила? Вронский в спектакле совсем не Бандерас и к тому же, практически одной возрастной категории с Карениным. Тем самым режиссер обостряет ситуацию: уйти от старика-мужа к молодому красавцу – это понятно, а здесь - почему вдруг? Почему Анна предпочла Вронского? Любовь зла… И возраст, как уверен Маленчев, режиссер спектакля, не играет большого значения в этой истории. Одиноким, ненужным, нелюбимым может стать хоть кто и хоть когда.

SAA_8490.JPG

Пища для ума

Спектакль глубок по содержанию, интересен по форме. Режиссерские ребусы изобретательны, неожиданны, многомерны, но при этом центростремительны. Все бьет в одну точку, зацикливается на Каренине. Действие на сцене зачастую условно, лишено бытовых мелочей, зато подробно выписывается любое колебание души героя.

Главная удача постановки – исполнитель роли Каренина, актер Михаил Гребень. Его герой практически сразу вызывает симпатию. Он единственный искренен, остальные по большей части лгут, искренен, в том числе, в страдании, ненависти, раскаянии и любви – он действительно и по-настоящему любит Анну, и никогда не простит себе ее смерти. Спектр эмоций, который выдает артист, порой даже компенсирует промахи партнерши, в частности, в сцене родов. Плюс к этому Гребень абсолютно органичен в том сложном сюрреалистическом режиссерском рисунке, с которым справляются не все.

Достойный партнер - Татьяна Скорокосова. Ее Лидия Ивановна виртуозно обихаживает своего избранника, подчиняя своей воле. Она играет роль ангела, по сути являясь злым гением этой семьи, ведь это она первая вливает черный яд подозрений Каренину, имея при этом вполне конкретные на него виды. И лишь в конце снимает маску: «Я видела сегодня ее и вас видела… Вы были хороши в своей любви к ней…. Я завидовала ей». Признание, прощание, тоску одиночества актриса смогла уместить в единственной фразе, перевернувшей представление о героине.

И все же, все же. Спектакль дает больше пищи для ума, нежели отдохновения души. Короля, как известно, играет свита, в которой не все сложилось. К сожалению, «потерялись» самые сильные и смысловые сцены с сыном, в результате ожидаемый катарсис не случился, увы. В любом случае, работа достойная, рискну назвать ее даже фестивальной, но не для всех – для зрителей, которые еще не разучились думать.

SAA_8313.JPG

  • В основе спектакля «Алексей Каренин», поставленного в челябинском театре драмы, пьеса современного екатеринбургского драматурга Василия Сигарева, созданная по мотивам романа Льва Толстого. В инсценировке автор выделяет сюжетную линию взаимоотношений Алексея Каренина, Анны и Алексея Вронского, смещая ракурс с Анны на ее мужа. В центре внимания оказывается Алексей Александрович Каренин — один из самых трагических и, вместе с тем, один из самых непонятых героев русской литературы. Трагедия Каренина, согласно Сигареву, не в том, что жена полюбила другого, а в том, что Анна не любит его.

 

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»