Меню

Записки путешественника. Челябинка отправилась в Тунис

05.06.2018 13:35 - автор Виктория ОЛИФЕРЧУК.
Весна в этом году выдалась нудная: «Вонь, грязь… чувства, ум тоскою стеснены», - всё по Пушкину. Низкие температура и зарплата никак не способствовали оптимизму. Очередное назначение премьер-министра уже не смешило, сил держаться не осталось. Звонок подруги в дождливый первомайский день озадачил: «Сидишь? Есть горящие путевки в Тунис по бросовой цене». Не поверила, но в турфирме подтвердили. Через неделю переполненный лайнер вместе с нами уносил 200 серых, замученных челябинцев к морю, солнцу и счастью.

Записки путешественника. Челябинка отправилась в Тунис
Не нужен нам берег турецкий

Честно говоря, до сих пор не могу понять, чем так привлекает соотечественников берег турецкий? Достопримечательностей и экзотики маловато, все время ловишь себя на мысли, что находишься где-то в районе Сочи: чурчхела, пахлава, разве что «белий амур» не предлагают. В отелях одни русские, на пляжах яблоку негде упасть.

В Тунисе в этом отношении поинтереснее обстановочка: одна Сахара чего стоит! Там, кстати, снимали «Звездные войны», и не единожды, а планета Татуин получила имя по наследству от тунисской деревушки Татауин. Фанаты могут лицезреть жилище приемного отца Люка Скайуокера, домик Оби Вана и бар контрабандистов, квартал рабов и каньон, где штурмовики казнили джав. В том же каньоне Индиана Джонс грозился взорвать из гранатомета нацистов, которые с помпой шествовали с утраченным ковчегом. Море и пляжи прилагаются.



В предвкушении счастья пятичасовой перелет прошел незаметно. Сделав первый шаг по твердой почве, сразу ощущаешь присутствие в воздухе кислорода, йода и отсутствие тяжелой промышленности. Дышать непривычно легко и радостно. Автобусы ровными рядами ждали страждущих россиян.

Путь до отеля занял каких-то 40 минут, Тунис – страна невеликая, точнее, самая маленькая в Северной Африке. Площадь всего в два раза больше, чем Южный Урал, при этом почти половину занимает пустыня, население составляет 10 миллионов человек.

Первое впечатление

Первый же автопробег по отелям поразил абсолютно никчемным бормотанием гида от AnexTour’а, полным отсутствием светофоров и залежами мусора. Последнее неприятно поразило: территория по обеим сторонам шоссе напоминала огромную сплошную свалку.

- Это Африка, - пискнула в пояснение гид. – Здесь это в порядке вещей. Их устраивает.

- Зато мусор экологически чистый, в отличие от брома и рутения, - пошутил кто-то.

Народ пригорюнился, не желая наблюдать подобный пейзаж из окошка номера. Опасения, впрочем, оказались напрасны - территория отеля была вылизана и причесана идеально: везде росли пальмы, туи, петунии и прочая неизвестная флора, радостно зеленела трава, блестела плитка и вода в бассейне.

На ресепшен нас вежливо просили подождать, поскольку рейс прибыл в шесть утра, и тут же пригласили на завтрак, что примирило нас с ожиданием заселения. Попав в ресторан, мы тут же попрощались с фигурой – на раздаче беспощадно красовалась многочисленная, разнообразная румяная выпечка. Повар виртуозно разливал блинные круги, другой подбрасывал бесстыдно пышные пончики. Овощи, нарезка, мюсли выстроились длинной аллеей. Кофе оказался непривычно темный, с пряным ароматом.

- Слишком крепкий, - решила соотечественница.

Пытаясь добиться знакомого оттенка, пришлось влить в чашку две трети молока, напоминавшее забытый вкус натурального советского детства. Не справившись с искушением, из ресторана выкатывались, как колобки. Докатившись до бассейна, плюхнулись на лежаки, сквозь дрему полными животами ощущая, что отпуск наконец начался.



Равноправие по-тунисски

Как известно, Тунис – страна мусульманская, но своеобразная. Здесь женщины имеют те же права, что и мужчины, а мужчины в свою очередь имеют право иметь только одну жену. Такой закон в свое время, еще в 1957 году, принял первый президент Туниса Хабиб Бургиба. С чего бы это закоренелому мусульманину отказываться от своих прав? Все просто, пояснил экскурсовод: Хабиб учился во Франции и даже женился на француженке. Благодаря ей тунисские женщины получили равноправие, а благодаря Бургиба Тунис стал самой демократичной страной исламского мира. Здесь даже пресловутую паранджу носить запрещено, разве что один раз, в день свадьбы, и то больше как дань традициям.

Такое сочетание восточных традиций с европейскими принципами весьма привлекательно. С одной стороны, женщина уже не считается лишь «тенью мужчины», как в традиционном исламе, но остается женщиной, а не превращается в рабочую лошадь, вынужденную пахать в три смены, как на православной родине.

Замуж тунисские женщины могут выходить с 17 лет, с появлением третьего ребенка либо уходят на пенсию, либо работают половину дня. Образование и медицина бесплатные, как и в Эмиратах, старикам и старушкам полагается государственная сиделка. Хотя Тунис далеко не самая богатая страна, но беспризорных детей и бомжей нет, в отличие от богатой России.

Демократия в Тунисе не только для женщин, для мужчин тоже есть послабление. Мусульманам, как известно, по религии запрещено употребление любых спиртных напитков. Тем не менее в Тунисе есть собственная водка, называется абсолютно по-русски - «буха». Это самогон на основе инжира. Название происходит от фамилии братьев-евреев, которые наладили ее производство.

Они и мы

Это изобретение братьев-евреев сильно подпортило русским отдыхающим репутацию. Желание отдохнуть и расслабиться некоторых приводило к перманентной интоксикации, причем слабый пол не всегда уступал сильному. Жалкое зрелище. Стоит ли жаловаться, что отношение к русским не всегда и не везде хорошее? Впрочем, в общем и целом население вполне лояльно к иностранцам, как ни крути, а туризм – один из основных источников дохода, не последнюю лепту в бюджет страны вносят российские туристы.

Изъясняться в Тунисе лучше на французском – это бывшая колония Третьей республики и местные жители даже между собой общаются по-французски. Так что два языка, арабский и французский, знают все без исключения. В отелях, на рынках, ресторанах, магазинах и прочих туристических местах вполне сносно объясняются на английском, немецком, итальянском и уже вовсю шпарят на русском. Большинство российских туристов с трудом вспоминает английский запас средней школы. Но это их абсолютно не останавливает в своих устремлениях, будь то поиск музея или покупка на рынке.

Признаться, музеи несколько разочаровали. Их не так много, как в Эмиратах, некоторые находятся просто в плачевном состоянии. Музей национального костюма в Монастире произвел удручающее впечатление. Достаточно интересная экспозиция, много старинных, красивых и, судя по всему, дорогих экспонатов. Убогие витрины, картинки, прикрытые разбитым стеклом, отсутствие развернутых пояснений. Что, как и когда - посетитель догадывается в силу своей образованности и подготовки. Но отсутствие посетителей сыграло на руку – служитель музея провел для нас персональную экскурсию.

Торг уместен

Рынки поразили. В каждом городе есть медина – старинная часть города с крепостными стенами, где находится рынок. Это целый торговый город: узенькие улочки, уходящие в разные стороны, по обеим сторонам которых располагаются бесчисленные магазины, прилавки со всевозможными вещами, сувенирами, сладостями. Здесь торгуются долго, с азартом, со вкусом, за каждый лишний динар.

- Пять динаров - high quality, три - not too high quality, - стучит деревянной ложкой продавец.

- Три динара, хай кволити, - топает ногой русская туристка.

Перепалка продолжается полчаса, туристка уходит, возвращается через пять минут, чтобы получить желанное кволити по самой низкой цене.

Здесь вполне реально скинуть стоимость в три, даже пять раз. 280 - первая заявленная цена за большой кожаный саквояж спело-дынного цвета через 30 минут сократилась до 45. Однако постоянный торг утомляет и даже раздражает, и супермаркет с фиксированными ценами кажется спасением, правда, там цифры побольше будут.

- Почему русские такие? – вопрошает хозяин лавки. – Я ей говорю: «Натуральная кожа, вот!», - пламя зажигалки скользит по поверхности сумки, не оставляя следа. – А она не верит. Зачем мне врать?

- Потому что вы называете одну цену, а продаете за другую, - пытаюсь объяснить.

- Это есть традиция! – возмущается.

- Не верить – это тоже традиция. Russian tradition.

При этом цены на многие товары изначально невелики: литр оливкового масла стоит около 500 рублей, сумку из верблюжьей кожи тоже можно прикупить за такие же деньги. Настоящий шок вызывал продуктовый базар. Почти бесконечный рыночный ангар, чуть не половину которого занимает огромный тунец – зрелище впечатляющее. Ошеломляет смесь всевозможных запахов мяса, рыбы, фруктов, специй, контраст чистых прилавков и замусоренных проходов между рядами, и цены - килограмм клубники 80 рублей, чуть подороже финики, шелковица.

Улетали с сумкой в шесть кило, возвращались с 18. На всё про всё хватило 200 долларов. Так что отдых получился весьма экономичным и результативным. Рекомендую.

 

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»