Меню

Урок для эмигрантов

03.07.2018 15:27 - автор Виктория Олиферчук
Наконец, дождались! Настоящее лето пришло и на Южный Урал: купальный сезон открывается, а театральный закрывается. Под занавес сезона, как раз сегодня, челябинский театр драмы разыграет перед публикой последнюю премьеру, чтобы с чистой совестью отправиться на каникулы до осени.
Урок для эмигрантов
Наконец, дождались! Настоящее лето пришло и на Южный Урал: купальный сезон открывается, а театральный закрывается. Под занавес сезона, как раз сегодня, челябинский театр драмы разыграет перед публикой последнюю премьеру, чтобы с чистой совестью отправиться на каникулы до осени.

Мечта о счастье

Спектакль «Школа с театральным уклоном» поставил главный режиссер театра Александр Зыков. В театральных кругах пьеса современного российского драматурга и писателя Дмитрия Липскерова прославилась под другим названием – «Школа для эмигрантов» благодаря постановке в московском театре Ленком, где играли звезды театра и кино – Олег Янковский, Александр Збруев, Александр Абдулов, Николай Караченцов. Самое интересное, что эмигрантов-то в ней как раз нет.

 - Здесь никто никуда не хочет уехать, - качает головой челябинский режиссер Александр Зыков. – Это скорее бегство от реальности, виртуальная эмиграция, эмиграция в сознании. Представьте картинку: на маленькой кухоньке в хрущевке сидит девушка, пьет чай из обычной кружки, а перед ней лежит глянцевый журнал. Мы все в своих фантазиях куда-то убегаем. И что еще, как не театр, способствует этому? Мне кажется, это тема вечная.

Есть такая фраза: «Счастье не может быть настоящим. Оно либо в прошлом, либо в будущем». А в России это вообще генеральная линия, вспомните Манилова, Акакия Акакиевича. Башмачкин мог себе позволить купить новую шинель, у него был вполне приличный чин, и кто-то из литературоведов даже все просчитал и доказал, но! Тогда бы исчезла мечта. А маниловщина так и вовсе в России повсеместно распространенное явление. Ну в какой-другой стране мира мечта о коммунизме могла заразить столько народа? Я как-то был в Швейцарии, заходили в кафе, где Ленин пытался завербовать зарубежных сторонников. Так ведь ему не удалось уговорить швейцарцев! Они гораздо более прагматичны, а русские всю жизнь мечтают о скатерти-самобранке, ковре-самолете, золотой рыбке и прочих чудесах.

Три желанья, нету рыбки золотой

Золотой рыбки явно не хватает героям пьесы, которые мечтают сбежать от нищенской, унизительной, беспросветной жизни, найти настоящую любовь и быть счастливыми.

 - Даже в мечтах у героев что-то не клеится, потому что наша фантазия ограничена достижением результата, - продолжает режиссер и поясняет. – Каждый мужчина мечтает встретить красивую и умную женщину и – все! А что дальше будет? Он об этом не думает. А дальше надо соответствовать красивой и умной жене, это очень непросто. Бойтесь своих желаний, они имеют обыкновение сбываться.

 - По нынешним временам чаще мечтают о мешке денег, чем о любви, народ сейчас стал гораздо более практичным, - пытаюсь поспорить.

 - Возможно, вы правы, мы стали более практичными, но все равно, даже если это так. Вот ты получил деньги и что? В пьесе как раз об этом рассказывается, о том, что бывает дальше.

 - Откуда в нас эта маниловщина, что в нас не так? Почему мы не смогли, как швейцарцы, отказать Ленину и построить нормальную обеспеченную жизнь?

 - Не знаю, - пожимает плечами Александр Маркович. – Вообще все православные страны беднее, чем католические. Католики более практичные, и католическая церковь в свое время дала миру целый ряд выдающихся ученых. В то время как в православии больше имен философов, просветителей. Да, мы проигрываем в практицизме, но с другой стороны такой культуры нет нигде. Диккенс – прекрасный писатель, но не Достоевский. И Гоголя у них нет.

Зыков_1.jpg

Адвокат для героя

И все же, все же. Актуальность пьесы – залог успеха. Раньше неудачников жалели, теперь лузеров презирают.

- Как вы сами относитесь к героям?

- Симпатизирую обоим, хотя они антиподы. Я должен их оправдать.

- А разве это не является задачей артистов?

- Их тоже, но и моей. Пушкин является для Германна прокурором, он его судит. А Чайковский, который передает ощущения в зал, стал адвокатом. Поэтому Германн у них разный. Написанный текст более отстраненный, театр же производит на зрителя эмоциональное воздействие.

 - В спектакле действуют всего два персонажа, зачем вам понадобилась большая сцена?

 - Да, это была проблема, - согласен Зыков. – В пространстве малого зала артистам работать проще, и контакт со зрителями возникает быстрее, с другой стороны нужны масштабы: действие начинается в спортивном зале и постоянно перемещается в графские покои и не только. Слишком много трансформаций, которые на малой сцене невозможны. К тому же пьеса достаточно шумная, она не требует разговора глаза в глаза. Поэтому работаем на большой.

 - Акустика в зале не самая лучшая, но сейчас есть масса технических приспособлений, может, стоит попробовать и облегчить жизнь всем - артистам и публике?

 - Знаете, об этом постоянно возникает вопрос. Дело вот в чем. Да, с микрофоном работать легче и лучше слышно, но речь приобретает механический оттенок, становится какой-то обезличенной, в результате не всегда понятно, кто из персонажей говорит. Мы решили работать вживую.

Театральная таблетка

- Почему вы оставили первое название «Школа с драматическим уклоном»? Ведь для театралов более привычно «Школа для эмигрантов». Это даже в плане рекламы более выигрышное название.

- А вот тут вы ошибаетесь, - улыбается Александр Маркович. – Я советовался с теми людьми, которые имеют непосредственное отношение к продажам билетов. Они мне и посоветовали оставить первый вариант. Мне сказали: «Эмигранты больше ассоциируются с таджиками и узбеками, которые приезжают к нам на заработки. Про них смотреть никто не будет».

 - Чем эмигрант отличается от иммигрантов, кое-кто уже не знает, а большинство и разбираться не захочет.

 - Ну, вот так катастрофически падает уровень образованности, - сетует режиссер. – Как-то по телевизору я смотрел интервью с женами наших знаменитых спортсменов. Одну из них спросили, кто такой Сусанин? «Путешественник», - последовал ответ. Почти попала. Другая никак не могла вспомнить, куда впадает Волга.

 - Так на кого же может в таком случае рассчитывать театр? Кто будет вашим зрителем?

 - Во-первых, сама пьеса достаточно забавная, совсем не пафосная, хорошо написана, в анекдотической форме. И при этом с глубокими мыслями. Поэтому зритель, который пришел в театр отдохнуть, будет следить за перипетиями сюжета, забавными ситуациями. В этом смысле спектакль должен быть интересен и молодежи. Ну а искушенная публика увидит то, что автор оставил за текстом. Некоторые, возможно, захотят почитать пьесу. Так случается после неплохих спектаклей и даже сериалов. В свое время роман Семенова прославился благодаря телесериалу. Говорят, что даже Достоевского приходили брать в библиотеки после того, как вышел сериал с Мироновым в роли Мышкина. Я уверен, что после посещения театра все равно что-то происходит с человеком, это что-то происходит незаметно, но тем не менее. Театр – как таблетка: горькое лекарство в сладкой оболочке, но именно это нас лечит.

XXL.jpg

Это интересно!

Закрытие сезона в театре драмы состоится 29 июня в 17 часов. В фойе театра будет звучать живая музыка, актеры представят фрагменты из самых успешных постановок уходящего сезона. Кроме того, все желающие станут участниками театральной викторины, победителям которой будут вручены пригласительные билеты на спектакли уже в новом творческом сезоне.

 

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»