Меню

Три загадки богини Иштар и пришествие пса с пятью лапами

15.10.2018 17:26 - автор Виктория Олиферчук
Итак, свершилось. Самая долгожданная и многообещающая премьера осени «Generation «П» с шумом прошла в Камерном театре. Сценическая версия пелевинского романа, предложенная режиссером Ларисой Александровой и Ко, оказалась вполне соответствующей духу автора, причем настолько, что некоторые уверились, что видели на премьере самого Пелевина.
Три загадки богини Иштар и пришествие пса с пятью лапами

 Без мухоморов

Признаться, фанаткой пелевинских опусов никогда не была. Поиск места, духота и теснота в битком набитом зале снизили интерес и усилили скепсис, так что первые аккорды спектакля просвистели мимо. На сцене клубился дым, гремела музыка, мастерки меняли на красные пиджаки, загадывали астральные загадки, пили, нюхали, возносились в нирвану и низвергали в преисподнюю, искали вход на зиккурат – без мухоморов не разобраться.

685A8020.jpg

«Вавилон – это состояние ума». В определенный момент количество перешло в качество, и это состояние ума вдруг проникло в голову, все встало на свои места и суета оказалась именно та, и стало понятно, «отчего мы жили так странно две тысячи лет»…

Поколение пепси, рожденное в СССР, мечтавшее о заграничном напитке и свободе и дорвавшееся до них в 90-х. Вавилен Татарский из скромного ларечного продавца становится главным криэйтором; под «благотворным» действием мухоморов и ЛСД восходит на зиккурат, становится мужем богини Иштар, чтобы властвовать над миром. Тем временем в далекой северной стране, по легенде, спит хромой пес с пятью лапами и пока он спит, жизнь идет более-менее нормально. А когда он просыпается, наступает символично завуалированный в заглавии П*****.

Почти 30 лет прошло. Галлюциногены мерцают голубым светом телеэкранов, призывно подмигивают на уличных билбордах, завлекают светящимися мониторами компьютеров, манят безграничными возможностями гаджетов, зомбируют, не отпуская ни на минуту. Получили ли мы долгожданную свободу? Вряд ли. Даже те, которые, казалось бы, вскарабкались на зиккурат, приобщившись к сонму богов. Вседозволенность они получили на какое-то время, пока кто-то более крутой и могучий не отправит их в преисподнюю, куда успешно отправились пелевинские Вовчик, Пугин, Азадовский и Ко. Делается это сейчас бескровно, с помощью Закона, который в России всегда был дышлом, но от этого более болезненно. Так что песик-то уже помахивает хвостом спросонья. И от этого становится как-то не по себе, но это потом. Сам спектакль при этом яркий, зрелищный и жутко смешной, чему в равной степени способствуют пелевинские афоризмы (типа «ты по политическим взглядом кто? - Рыночник»), и актерская подача – легкая, изящная, впроброс, без нажима и работы на публику. Ирония – общая интонация спектакля, где очередное убийство клиента обставлено как анекдот, нелепый случай или даже закономерность, которая возникает в конце цепочки.

685A8147.jpg

Вход на зиккурат

Для Ларисы Александровой форма имеет глобальное значение - сказывается хореографическое прошлое и влияние Романа Виктюка, наставника, у которого Александрова училась режиссуре. Вопрос «как сделан спектакль» ничуть не менее важен, и это «как» каждый раз оказывается изобретательно-неожиданным.

Инсценировать роман Пелевина да еще в пику кинематографу, у которого все козыри на руках, надо суметь. Творческая команда это сделала блестяще, особенно поразили сцены Вавилена под кайфом – не тривиально, ярко, зрелищно, а самое главное - исключительно театрально. Большие щиты, которые обозначали перегородку ларька, вдруг превращаются в астральные качели, на которых взмывает и падает Татарский под воздействием наркотика, становятся накатанной дорожкой в ад, куда отправляют недавних хозяев жизни, а когда в финале первого действия из них, как из экрана телефона, извиваясь, появляются белые гомункулы, как черви, нацеленные в твой мозг, становится по-настоящему жутко. В столичной команде, кстати, был замечен магнитогорский художник Алексей Вотяков, на чьей совести вся эта удивительная сценография.

685A8418.jpg

Музыкальное оформление под стать – песни великого БГ, но вживую: исполняют сами актеры, исполняют неплохо, но, если честно, многовато. Впрочем, как и текстов Пелевина. Понятно желание режиссера донести авторскую мысль по максимуму, но в инсценировке столь же важно не переборщить, не перегрузить зрителя. Отсечь, как скульптор, все ненужное, даже если это прекрасный мрамор. Это, пожалуй, маленькая ложка дегтя, которая несколько подкорректировала впечатление пристрастного зрителя. Тем не менее, можно поздравить театр с победой!

Фото - Олега Каргаполова

 

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»