Меню

Год театра на старт! Первой премьерой наступившего года в Челябинске станет опера

29.01.2019 17:14 - автор Виктория Олиферчук
Первой премьерой наступившего Года театра станет опера «Смерть чиновника, или Эпизоды из жизни милостивейших государей», которую сыграют буквально на днях, 1 февраля, в челябинской филармонии.
Год театра на старт!  Первой премьерой наступившего года в Челябинске станет опера
Наша филармония – явление уникальное. Столько разных интересных, нестандарных проектов, пожалуй, не осилит ни одно другое южноуральское учреждение культуры: концерты, литературно-музыкальные и музыкально-драматические программы, мюзиклы, спектакли, оперы, наконец. При этом на сегодняшний день филармония - единственная, кто ставит произведения современных, да еще и челябинских авторов.

Грядущая премьера как раз из этого разряда: композитор, автор либретто, исполнители – челябинцы, ну разве что автор литературной основы не земляк, а соотечественник, зато какой! Чехов Антон Павлович! Три его рассказа легли в основу нового шедевра, либретто и музыку написала Елена Поплянова, а оркестр «Классика» и Камерный хор взялись донести ее сочинение до зрителя.

поплянова.jpg

Оперная клоунада

В витиеватых филармонических переходах, дожидаясь рандеву с главными виновниками грядущего события, в знойной брюнетке не сразу узнаю Елену Михайловну.

- Это мой сценический образ, - поясняет Елена Поплянова, усаживаясь напротив окна в просторном кабинете руководителя «Классики», гостеприимно разливающего огненную воду из фыркающего чайника. – Мы все исполняем в спектакле свои роли. Вот режиссер мне выдал партитуру: после первой песни я ем конфеты, после второй смеюсь – а-ха-ха! – демонстрирует гомерический хохот. – После третьей, простите, сморкаюсь, - смеется уже от себя.

 - Да уж, - Адик Абдурахманов сочувствующе кивает головой.

 - Вам тоже досталась роль? – переключаюсь на хозяина кабинета, руководителя «Классики».

 - Честно, если бы не Поплянова, никогда бы не согласился на такое, - Адик Абдурахманов на удивление категоричен. –

Слишком много функций приходится выполнять одномоментно, а это сложно. Нельзя ничего упустить, партитура прозрачная: опоздаешь - значит, какой-то инструмент не вступит. Но поскольку мы с Еленой Михайловной знакомы давно, с института, я согласился поддержать этот эксперимент, - и демонстрирует шляпу Арлекина с бубенчиками, которую ему подготовили костюмеры.

К слову, играть роль придется и Ольге Селезневой, руководителю Камерного хора. Словом, никто не останется на сцене без нового имиджа.

 Поясним: «Смерть чиновника» - не совсем обычная опера. Традиционно музыканты находятся в оркестровой яме, Поплянова посадила их на сцену, а хор сделала одним из действующих персонажей. Плюс к этому - чеховские персонажи, которых набралось немало. К тому же их команду решили усилить вымышленными героями, в числе которых Черный Пьеро, Пьеретта и сам Господь Бог! По жанру все это действо окрестили клоунадой. Выполнить задуманное взялась режиссер из Питера Сусанна Цирюк, уже известная челябинской публике по постановкам в той же филармонии.

а.абдурахманов.jpg

От печки
- История началась 30 с лишним лет назад, - возвращается к исходной точке Елена Михайловна. – В то время мы с Адиком еще учились в консерватории еще в Ленинграде. Тогда я очень подружилась с режиссерами-оперниками, кстати, на этом факультете училась и постановщик нашего спектакля Сусанна Цирюк, но на курс помладше. Мы же дружили с группой, которой руководил Ян Фрид, - смотрит из-под очков выжидающе. – Да, тот самый, который снял все эти замечательные музыкальные фильмы - «Собака на сене», «Летучая мышь» и прочие. Я ходила на все показы, и мне очень хотелось что-то написать, чтобы ребята могли поставить. Для этого нужно было сочинить небольшое произведение. Выбор был: Зощенко или Чехов? Поскольку Чехова я люблю больше, то остановились на его рассказах «Смерть чиновника» и «Хамелеон».

Опера получилась компактная, на 30 минут, но с постановкой на режиссерском курсе что-то не заладилось. И в 1986 году я пошла показать ее ни много, ни мало Борису Покровскому, - опять проверяет мою реакцию, получив подтверждение: - Да, лучшему оперному режиссеру, который ставил в Большом театре, у которого был свой Камерный музыкальный театр в Москве. Он каждый год приезжал с театром на гастроли в Питер. Мы ходили на все спектакли. Я была в полном восторге от его артистов, которые могли петь в любом положении. К примеру, герою делают массаж, а он поет, однажды певица исполняла арию, стоя на голове, представляете? Пели при этом великолепно. Кстати, вот этот прием, когда оркестр находится на сцене и становится полноправным действующим лицом, я увидела как раз у него в театре.

Я пришла во Дворец культуры, где они выступали, спрашиваю: «Где найти Бориса Александровича?» Обошла весь дворец, захожу в зрительный зал, там какой-то старичок провода поправляет. Я к нему, он выпрямляется, - поднимает руки над головой, - становится в два раза выше: «Я вас слушаю. – Я оперу написала. – Приходите в девять утра ко мне в гостиницу». Прихожу, открывается дверь: «Извините…». Ну, думаю, все отменяется, не хочется ему с утра кого-то слушать. А он извинялся за инструмент. Я обрадовалась, прыгнула за фортепиано и пожалела – половина клавиш не играет, я отбарабанила, как могла, сижу, жду вердикта. А покровский вдруг говорит: «Очень хорошо. Это надо ставить». И дал мне телефон своих помощников.

 - И что же, поставили? – заинтригованная, жду ответа.

 - Не получилось, - пожимает хрупкими плечами Елена Михайловна. – Музыки на полчаса, 15 действующих лиц, ну как это показывать?

 Мы все втроем дружно выдерживаем паузу, подливаем горячего чаю перед продолжением истории.

Смерть чиновника (костюмы Челябинск) 006.jpg

 
Цирковой принцип

Консерваторию юный композитор благополучно закончила, приехала в Челябинск, завела семью, родила двух детей.

 - Не до оперы было до 2017 года, - продолжает рассказ Поплянова. – А в 2017-м случился отчетный концерт челябинского Союза композиторов. У всех премьеры, а у меня не оказалось, и я предложила Камерному хору исполнить одну картину из этой оперы, принесла ноты. «А мы споем», - решила руководитель хора Ольга Селезнева. «А мы сыграем», - подключились хористы. И мы начали репетировать. Это было замечательное время: режиссера не было, экспериментировали как могли, хохотали страшно! Причем не только мы, но и публика в зале. После концерта стали спрашивать: «Когда увидим всю оперу?»

 - Я, кстати, знал эту 30-летнюю историю, - подхватывает Адик Аскарович. – Когда увидел на концерте сцену, как горят у ребят глаза, как им нравится, я понял, что может получиться очень интересный спектакль.

 - Вот и Алексей Николаевич (А.Пелымский, директор филармонии. – Авт.) сказал: «Надо ставить», - инициатива опять у автора. - А что ставить? Музыки на 30 минут. Взяла третий рассказ «Толстый и тонкий», поменяла сюжетную канву, добавила вымышленных персонажей: торговку, трактирщицу, дворника, он же Бог, написала партитуру. Первоначально опера задумывалась для большого симфонического оркестра, но поскольку в филармонии пока такого нет, а привлекать музыкантов со стороны не хотелось, партитура получилась несколько ущербная.

 - Почему же ущербная? – возмущается дирижер. – Просто необычная: струнные, флейта, кларнет, туба и ударные. Такой состав придает музыке комическое звучание, что вполне уместно.

 - Это правда, - соглашается автор. – Потом, какой в провинции может быть оркестр? Кто в нем играет? Пожарные, отставные военные – духовики, скрипачи. Все сходится.

 - Чья была идея поставить оперу-клоунаду?

 - Это предложила режиссер Сусанна Цирюк. И мне кажется, вполне обоснованно. Филармония все-таки не театр, сцена не приспособлена для театральных постановок, у нас даже занавеса нет. Оркестр и хор находятся на сцене, элементарно не хватает места. Имеет ли смысл делать традиционную постановку? Единственный выход – работать с трюками, по типу как работают артисты в цирке. Поэтому у нас на сцене все клоуны. К тому же, клоунада, фантасмагория – все это очень близко чеховскому языку.

4(3).jpg

Маленький человек в центре внимания

 Несмотря на ограниченность сценического пространства, действие развивается достаточно активно. Главный герой Червяков мечется из театра на улицу, на привокзальную площадь, в генеральскую приемную.

 - Мы его загоняли, - признается автор. – И ему кажется, что он уже умер, мерещится, что мальчишка стал ангелом, а дворник – Богом. В конце концов, кто такой дворник? Человек, который чистит землю. Но ведь и бог выполняет ту же миссию.

 - Но у Чехова герой действительно умирает…

 - А мы оставляем финал открытым. Может Червяков умер, может нет, а может - перенесся в другой мир? Пусть каждый думает, как ему больше нравится.

 - Во времена Чехова маленький человек, возможно, вызывал сочувствие. Сейчас таких называют лузерами, общество от них отворачивается.

 - Маленький человек – не тот, кто занимает маленькую должность, получает маленькую зарплату, а тот, у кого душа мелкая. Тот, кто цепляется всеми способами за свое благополучие и подстраивается, как хамелеон. Таких людишек, которые приноравливаются, приспосабливаются меньше не стало. Они – никто, после себя ничего не оставляют в этой жизни. О них речь.

 - В спектакле есть вымышленные персонажи – Пьеро, Пьеретта. Какую роль они выполняют?

 - Этих персонажей ввел режиссер. Сначала публика как бы приходит в кабаре. Этот жанр появился во Франции, в России такие театры тоже существовали как раз в начале XX века. Поскольку действие происходит в то же время, мы решили совместить. Пьеро и Пьеретта становятся связующим звеном между кабаре и оперой, в спектакле они выражают внутренний голос персонажа, пластически дорисовывают за героя то, что нельзя произносить вслух.
Что же нельзя произносить вслух, как это поймут зрители, умрет ли Червяков или нет – узнаем на премьере.

 

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»