Меню

Изображая «Идиота»

10.03.2019 11:27 - автор Александр Патритеев
На фестиваль «CHELоВЕК театра» пермский коллектив «У Моста» привез постановку «Идиот» по одноименному роману Федора Достоевского. Худрук Сергей Федотов определил жанр как «наваждение».
Изображая «Идиота»
На фестиваль «Человек театра» пермский коллектив «У Моста» привез постановку «Идиот» по одноименному роману Федора Достоевского. Худрук Сергей Федотов определил жанр как «наваждение».

«С этого и начну рецензию на федотовского «Идиота», – сказал, стоя предпраздничным вечером 7 марта на пороге квартиры с пакетами из «Монеточки», набитыми четырнадцатикнижьем «Великих музеев мира», которые портиками, колоннами, ротондами – и бог весть чем еще – раздирали гипермартовские авоськи, видимо из интеллигентской сущности своей не желая иметь с ними ничего общего.

Только что в отделении «Почты России» смел с витрины четырнадцать иллюстрированных альбомов.
«Всю серию берет», – зашептала одна почтальонша другой.
Та спохватилась, бросилась отмыкать стеклянный шкаф, дабы извлечь никому не нужное доселе сокровище.
«Коллекционируете?» – спросила с неровной улыбкой.
Пришлось скромно кивнуть и прочесть в ее глазах что-то вроде «бывает». Ведь не признаешься, что еще в начале января, увидев за стеклом «Великие музеи мира», супруга загорелась, да так, что просила подарить ей всю серию к 8 Марта. А ты и переживал: как бы до марта не раскупили!

Обе почтальонши в четыре руки отвешивали мне увесистые шедевры. Еще одна привечала скопившихся посетителей. Это челябинцы в шесть часов предпраздничного вечера шли получить долгожданные посылочки-бандерольки из Китая. А тут я со своими «Великими музеями».
«Ого, никогда не видела здесь столько сотрудников!» – констатировала девушка, отвлекшись от переписывания номерочка заказика.

«Почта России»! Пакетов – донести сокровище – не дали, и, прижав к груди «тома библиотек», виновато просеменил мимо «Китайской стены».

В ближайшем супермаркете – к кассе за пакетами. Поймав напряженный взгляд молодой кассирши, заметил, мол, не волнуйтесь, книги не у вас брал.
«Слава богу, что не у нас!» – выпалила она, вся не здесь, вся – в 8 Марта.
«К сожалению...» – парировал и порадовался про себя, что, кажется, хорошо ответил.
Тяжела была ноша, с учетом поиска в кармане мелочи – неподъемна. Вот только кассирша, по ощущениям, намеренно не спешила вручить мне пакеты и каждый как от сердца отрывала. Это ничего, это пусть мне.

«С этого и начну... – сказал с порога, бросая все «музеи мира» к ногам любимой женщины. – Послушай, ну, кто я после этого?»

«Кто же он такой, князь Мышкин? – ставит вопрос ребром основатель театра «У Моста», режиссер спектакля-наваждения Сергей Федотов в одном из интервью. – «Кто они такие – Мышкины нашего времени? В нашем мире и по сей день этот вопрос звучит актуально...»

Надо же, чуть не забыл. Два слова о наваждении.
Лет -цать назад, в пору получения мной первого – технического – образования, был я старостой группы, и, естественно, в обязанность однокурсников входило отпрашиваться у меня, а в мою обязанность, соответственно, отпускать. Как-то в перерыве между двумя лекциями, идя по коридору, вижу: бегут несколько моих подопечных куда глаза глядят, с горящими глазами. Ловлю предводителя: куда вы все? А тот, с безумным взглядом, одно только слово молвит: «Наваждение». У меня холодок по спине: что за наваждение?
Оказалось, опаздывали они. На водительские курсы опаздывали. «На вождение».

Взыскательный читатель, конечно, сейчас же возопит (но сие не глас ли вопиющего?), что за писульки сумасшедшего поданы здесь под соусом критической статьи. Но сам спектакль, безусловно, заслуживает внимания, хотя бы потому, что в век пустого оригинальничанья он – классический до мозга костей, так сказать, классическая классика. Театральный пересказ настолько близок к тексту, что коли у Достоевского смешно до колик, то и у Федотова публика бьется в конвульсиях. А если у литератора – зябко до остановки сердца, то и режиссер на полпути не останавливается. Следом и рецензии, коих достаточно в Сети, держатся привычного русла.

Так что, взыскательный читатель, не взыщи. «Смиренный игумен Пафнутий руку приложил».

Фото Дмитрия Куткина

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»