Меню

Премьера в челябинском театре. Как Лев Толстой поссорил Веру Максимовну и Дмитрия Порогина

08.04.2019 18:06 - автор Виктория Олиферчук
Камерный театр продолжает творческие эксперименты: после эпопеи Пелевина и Ерофеева зарядил скромную пьеску о том, как старик уходил от старухи. Что по крайней мере странно: все-таки камерная публика больше тяготеет к средне-молодому возрасту, нежели почтенно-старшему. Интерес подогрел разлетевшийся в СМИ слух о том, что в стариковскую пьеску забрел сам Лев Николаевич Толстой. Чтобы удовлетворить любопытство дотошных журналистов, их пригласили на генеральный прогон.
Премьера в челябинском театре. Как Лев Толстой поссорил Веру Максимовну и Дмитрия Порогина

Справочно:

6 апреля в Камерном театре Челябинска сыграли премьеру спектакля «Не уходи». В основе постановки – пьеса российского драматурга и писателя Семена Злотникова. Вместе с героями автора в спектакле действует еще один персонаж – Лев Николаевич Толстой.

Премьера в театре – стихийное бедствие. Все носятся как угорелые, подмазывают, подшивают, подклеивают, доучивают, докрашивают, дописывают, короче, что-то доделывают в последний момент. И сколько бы времени на репетицию ни отводили, не хватает ровно недели.

Побыть наедине с собой

Бочком просачиваюсь в дверь гримерной, стараясь никого не задеть ни морально, ни физически. Воздух наэлектризован до предела – щелкни пальцами и можно прикуривать. Спиной прижимаюсь к стене: три камеры, парочка фотоаппаратов фиксируют каждый жест гримера. Петя Артемьев, актер молодой и брутальный, потихоньку превращается в великого старца. Приклеили бороду, навесили усы – сходство обозначилось явное.

image10.jpg

– Все-таки хорошо, что у Толстого была борода. Главная отличительная черта, – не могу молчать, глядя, как отрабатывает коллега-фотограф.

– Да, по бороде его и узнают, – кивает Эмма Герик, начальник гримерно-постижёрного цеха, не прекращая делать пассы руками.

image8.jpg

– Бороду сами делали?

– Конечно.

У Пети закудрявились седые брови, взгляд стал тяжелее. Эмма взялась за кисточку.

– А парик?

– Нет, парик решили не делать, артисту и так несладко: жарко, курить нельзя, иначе усы желтеют, впитывают табачный дым, работать тяжело.

image7.jpg

Петин лоб между бровями прорезала глубокая морщина. Эмма глянула на фото и еще побороздила кисточкой. Ей не впервой – она уже делала Толстого из замгубернатора Олега Климова, его портрет в гриме красуется рядом с фотографией оригинала.

– Голову прикроем шляпой, – демонстрирует головной убор, «навешивает» артисту мешки под глаза.

– Ну так из любого можно сделать Толстого, – провоцирую. – Лицо закрыли бородой, голову – шляпой.

– Почти, – не смущаясь, соглашается. – Желающих на эту роль, кстати, было много. Начинали с Игоря Миногина, потом думали, что Толстого будут по очереди играть Миша Яковлев и Виктор Степанович Нагдасев (эти артисты играют главного героя пьесы. – Авт.), хотели привлечь Сашу Сметанина, но пришел Петя и сказал: «Это же моя роль!» Ну вот, готово.

image4.jpg

Суровое, потемневшее от возраста и дум лицо, глаза выделяются пронзительно ярко.

– Почему вы решили, что это ваша роль? – переключаюсь на Артемьева-Толстого.

– Роль без слов, есть возможность помолчать два часа, побыть наедине с собой – об этом можно только мечтать, – весомо цедит, входя в роль. – И потом, пора готовиться к возрастным ролям, привыкать к этой мысли. Я все сказал, – чинно удаляется в сторону сцены.

Перебазируемся туда и мы, тем более что публика уже начинает прибывать.

Начать новую жизнь в 78 лет

Кстати, Толстой в спектакле хорош. Издалека смотрится еще лучше. На фоне главных героев, суетящихся, выясняющих отношения тогда, когда не стоит, и там, где их нет. Толстого нафантазировал себе главный герой, Порогин. 12 лет он изучал жизнь и творчество классика, сверял свою жизнь по толстовским часам, думал о нем беспрестанно, цитировал. Мысли материализуются.

image2.jpg

Толстой стал добрым гением для Порогина, злым гением для его жены, которая считает, что Толстой занял все место в душе ее мужа и виноват в размолвках, которые происходят между ними под старость лет. Толстой стал третьим в их мире, и мир потерял устойчивость.

Однако по порядку. Жили-были старик со старухой. Однажды, в поисках чистых носков, старик залез в старый чемодан и обнаружил письмо, в котором 50 лет назад какой-то мужчина объяснялся его жене в любви.

image1.jpg

Это и стало поводом для двухчасовых разборок на сцене, с воспоминаниями, обвинениями, примирениями, запоздалыми попытками изменить жизнь и преждевременными – ее покинуть.

Главный герой (как Толстой) решил на старости лет уйти из дома, раздать все имущество бедным (как Толстой), поскольку наступил кризис жанра (как у Толстого), да и жена была не та (как у Толстого), и ребенка она не уберегла (как у Толстого). Словом, жизнь не задалась! Правда, «Войну и мир» Порогин не написал, разве что парочку исследований, да и уйти не к кому – всю жизнь прожил с одной женщиной, успев лишь помечтать о другой в больничной горячке. Начать новую жизнь в 78 лет – это вряд ли.

image3.jpg

Почему же Порогин так рвется уйти? Может быть, уйти не из дома – из жизни? Человек приходит в этот мир один и уходит один. Пришла пора? А жена не отпускает. «Будем жить», – бубнит. Бегает на рынок, яйцо для мужа варит с ярким желтком, с ложечки кормит, за ноги хватает... и умирает – первая.

А был ли мальчик?

Признаться честно, чтение авторских текстов повергло пристрастного читателя в глубокое уныние. Понятно, что все мы там будем, и старость не радость: серотонин убывает, кортизол прибывает – ничего не попишешь. Начинают старики чудить. Бороться с этим бессмысленно, смеяться – не слишком ловко.

Спасибо актерам, большую часть пьесы они умудрились «пробежать» легко и остроумно. Народ хохотал над забавными ситуациями: дедушка ревнует бабушку, бабушка – дедушку, над неожиданными поворотами диалога, едкими замечаниями («У другого, политика, читала, все внутренние органы были перепутаны: где для сердца место — там аппендикс у него, селезенкой дышал, седалищным нервом думал…») В финале притихли, как полагается: ангел смерти пролетел. И призадумались: а была ли любовь?

image6.jpg

Два человека прожили бок о бок полвека, оказалось, что они не понимают, даже порой не слышат друг друга. Совместное бытие просто вошло в привычку. За все полвека они даже не пытались ничего изменить, пока в мозгу у старика что-то не щелкнуло. Так, может, это обыкновенный старческий маразм? Может, они просто не оценили своего счастья? Тем более что сравнивать было не с чем. И что случилось с Порогиным – ревность, старческий маразм, творческий кризис? И кто виноват в таких отношениях – Толстой?

Похоже, что так. В финале режиссер таки дает подсказку для непонятливых: «Любовь – это когда человек отдает свою жизнь ради другого». Вот такая сомнительная формула. Впрочем, это как раз тот случай, когда каждый видит и слышит исключительно то, что хочет. Сходите в театр, может быть, увидите что-то другое.

image5.jpg

Фото Дмитрия Куткина и из архива Камерного театра

Ранее по теме:

 

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»