Меню

  

27 Июля 2017, Четверг

Городам Южного Урала пропишут «лекарство от депрессии»

02.03.2017 14:30
События вокруг Верхнего Уфалея, где резко обозначился кризис на градообразующем предприятии «Уфалейникель», как-то разом заставили вновь обратить внимание на проблему депрессивных территорий. Их, к сожалению, по стране немало, а в нашем регионе моногородами с кучей социально-экономических проблем буквально обсыпан Уральский хребет. Почему горнозаводская зона не стала процветающим поясом – отдельный разговор. Сегодня ситуация требует оперативного вмешательства. Не случайно губернатор Борис Дубровский чуть ли не в пожарном порядке поставил задачу региональному Агентству инвестиционного развития найти инвесторов для создания рабочих мест в Верхнем Уфалее. В правительстве считают, что инструментом для выхода из ситуации может стать создание территории социально-экономического развития.
Городам Южного Урала пропишут «лекарство от депрессии»

Кому поставили диагноз


Напомним, что ФЗ «О территориях опережающего развития» № 473 от 29 декабря 2014 года был в большей мере посвящен проблемам муниципальных образований Дальнего Востока. Однако вскоре стало ясно: в реабилитации нуждается слишком много российских территорий.

Пришлось в перечень потенциальных ТОРов добавить еще и отдельные категории муниципальных образований – моногорода, где социально-экономическое состояние полностью зависит от градообразующего предприятия.

По словам директор Агентства инвестиционного развития Челябинской области Анатолий Лобко, в этой теме ТОР участвовали два пилотных проекта на Южном Урале аж с 2010 года. Тогда в городах Карабаш и Сатка пытались создать инвестиционную привлекательность и поднять уровень бизнес-активности. Отметим, что эта работа продолжается и сегодня во всем нашем регионе, правда, с разной степенью успешности.

– Мы сейчас находимся на стадии подписания с правительством РФ документов по Бакалу и Усть-Катаву, – рассказывает Анатолий Вадимович. – В высокой степени создания ТОР в наших ЗАТО – в Снежинске и Озерске. Отчасти они рассматриваются как единая территория. Губернатор Дубровский поставил задачу создать ТОР и в Верхнем Уфалее. Есть необходимость создания ТОР и в моногородах второй категории – Миассе и Златоусте. В этих муниципальных образованиях это позволит нам создать точки притяжения инвестиций, которые, я считаю, смогут конкурировать с особой экономической зоной Алабуга.

В принципе, проект ТОР создавался для решения сложных задач в депрессивных муниципалитетах. Как отметил Анатолий Лобко, сегодня моногорода разделены на три категории. Первая – где сложилась самая тяжелая ситуация. К ней относят города Карабаш, Усть-Катав, Нязепетровск, Бакал, Ашу, Миньяр. Теперь вот и Верхний Уфалей.

Вторая категория – Миасс, Чебаркуль и Златоуст. Это территории, которые изначально обладают инвестиционной привлекательностью.

В третью категорию вошли наши закрытые территории (ЗАТО) – Снежинск, Озерск, Трехгорный. Все они проходят по ведомству Росатома.

++++1354636751_o.jpg

Избавиться приставки «моно-»


Понятно, что разом депрессивные территории превратить в места опережающего развития не получится. Сначала надо получить соответствующий статус. А, как известно, наши бюрократические процедуры самые «процедурные» в мире.

Однако, как отметил глава Агентства инвестразвития Лобко, сегодня уже подана заявка по Усть-Катаву. Там планируется развитие бизнеса агрокомпании «Чурилово». Хотя изначально в планах у руководителей этого бизнеса было создание своей площадки в Аше, чтобы дальше выходить на территорию Башкортостана. Но выбор пал на Усть-Катав просто потому, что там лучше ситуация с подключением к энергообъектам. В Бакале сегодня ведется большая работа по созданию индустриального парка с целью привлечения резидентов со своими проектами. В высокой степени готовности находится заявка по городу Миассу. Там есть высокотехнологичные проекты АМС-МЗМО. Там планируют запустить в серию производство инкубаторов для птицеводческих комплексов. Есть интересные проекты и у компании «Ламинарные системы».

Перспективными считаются и туристические проекты в Миассе – дальнейшее развитие «Солнечной долины» и горнолыжного центра «Райдер». А главное, компетенции автомобилестроения дают хорошие возможности для производства сельскохозяйственной техники, различных узлов и комплектующих.

– Задача ТОР, – подчеркнул Анатолий Лобко, – изменение структуры экономики с целью диверсификации. Но все должно базироваться на тех компетенциях, которые уже имеются.

Энергообеспечение – не вопрос


Все внимание сегодня приковано к Верхнему Уфалею. В условиях цейтнота губернатор Челябинской области Дубровский поставил задачу сформулировать заявку в федеральное Минэкономразвития. Срок – до 1 марта.

– У нас там присутствует целый пул инвестиционных проектов, – поделился подробностями Анатолий Лобко. – Одни связаны с модернизаций предприятий, которые там работают. В частности, литейное производство. Есть предприятия, связанные в единую технологическую цепочку с Нязепетровским крановым заводом. Сформирован пул и небольших инвестпроектов, которые создают по 50 – 100 рабочих мест. Но главный проект, на который рассчитывают в области, – это приход в Верхний Уфалей крупной металлургической компании. Какой именно – пока секрет. Во всяком случае, руководство этой компании попросило не разглашать конфиденциальную информацию. Известно только, что планируется создание нового металлургического производства, ориентированного на экспорт. Высококвалифицированные и мотивированные люди в городе есть. Это привлекает. По основному производству здесь планируют создать примерно 420 рабочих мест. Логистика и ремонтно-механические цеха считаются отдельно. В сумме это даст примерно 600 новых рабочих мест. На сочинском экономическом форуме в ближайшие дни запланирована встреча нашего губернатора с собственником бизнеса. Они принимают решение исходя из условий энергообеспеченности промплощадки. Им понадобится мощности в 50 – 70 мегаватт. К сожалению, больших мощностей в том узле нет. Но есть инструменты решения этой проблемы через Фонд развития моногородов. Он работает в связке с территориями опережающего развития.

Есть в Верхнем Уфалее и ряд проектов, связанных с переработкой на месторождениях гранита и мрамора. Ожидается, что придет компания из Москвы, которая является поставщиком мрамора и занимает хорошую долю рынка. Еще часть проектов связана с модернизацией имеющихся производств, что даст дополнительно около 1500 рабочих мест.

1.jpg.jpg

Что дает статус ТОР для инвестора


Все по закону. Обеспечение инженерной инфраструктурой и льготное финансирование. Правда, критиков ФЗ -473 не все устраивает. Но с появлением Фонда развития моногородов многое стало понятней, особенно откуда и как будут производится бюджетные инвестиции.

Как отметил заместитель директора Агентства инвестиционного развития Павел Галанский, на сегодняшний день имеется большой опыт по применению различных продуктов финансирования. Но Фонд развития моногородов все-таки беспрецедентный, хотя есть Фонд развития промышленности. Но не такие суммы и сроки.

– От 100 миллионов до одного миллиарда могут быть вложены в инвестиционный проект, реализуемый на территории монопрофильного муниципального образования, – подчеркнул Галанский. – Но на условиях, что это будет до 40% от суммы капитальных затрат. А льготные займы под ставку всего в 5% встретить где-либо еще просто нереально. Причем никаких дополнительных комиссионных выплат здесь не предусматривается. Срок финансирования – до восьми лет. Когда проводят анализ залоговой массы, берут приобретаемое оборудование. Это очень удобно.

Впрочем, остальные подходы финансирования остаются близкими к банковским. Все-таки идейный вдохновитель – ВЭБ. И от своих банковских процедур он не отказывается. Три месяца понадобится от момента подачи заявки до подписания финального соглашения о начале финансирования.

Эксперт отметил, что налоговые ставки для инвестора на территории опережающего развития весьма привлекательны. Часть налога на прибыль – 0% в первые пять лет в федеральный бюджет. Правда, есть еще региональный бюджет. Для него ставка 5% в первые пять лет и 10% – в последующем. Налог на землю – 0%. Налог на имущество – 0%. Страховые взносы – совокупная ставка по внебюджетным фондам – 7,6%. Легко увидеть разницу: обычно эти выплаты составляют около 30%.

Статус ТОР дает снижение фискальной нагрузки на предприятия до 10 лет с возможностью дальнейшей пролонгации. Согласитесь, предложения для инвесторов вполне привлекательны, пусть и ограниченно, на первую половину существования ТОР.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»

Главное за сегодня

Менингит менингиту рознь: на Южном Урале эпидемии нет? Менингит менингиту рознь: на Южном Урале эпидемии нет?

Весь июль челябинцев будоражат тревожные новости – в городе участились случаи менингита. Это страшное слово чуть не каждый день звучит в местных СМИ, вызывая закономерное беспокойство заботливых мам и бабушек.

Сатира без квартиры: дольщики на Южном Урале взялись за творчество Сатира без квартиры: дольщики на Южном Урале взялись за творчество

Квартирный вопрос портит нравы не только москвичей. Этот бессмертный тезис у нас в Челябинске не раз вставал в полный профиль суровой реальности. И тогда такие нравы являлись миру, что только держись! Впрочем, вглядываясь в портрет современного обманутого дольщика, приходишь к выводу: участь остаться без денег и квартиры толкает порой на отчаянные, порой безрассудные шаги и на... своеобразное творчество.

Станислав Мошаров: Екатеринбург и Челябинск, наверное, обречены быть счастливыми вместе Станислав Мошаров: Екатеринбург и Челябинск, наверное, обречены быть счастливыми вместе

Какие из городов любят «помериться носами»? Конечно, Екатеринбург и Челябинск, извечные конкуренты! И приходится признать (спрятав подальше гордость челябинца и местный патриотизм) – Екатеринбург в этой борьбе выигрывает. Хоть в культурной, хоть в бизнес-среде нашего города постоянно звучит, что «вот в Екатеринбурге – совсем другое дело». Впрочем, это не останавливает желающих показать северному соседу... ну хотя бы кукиш.





240-delf.jpg

модуль_4.jpg






Азбука_180 150.jpg

180x240.png