Меню

Сергей Зырянов: «Возврата Крыма не будет. У России назад пути нет…»

21.03.2017 16:15 - автор Александр ПАТРИТЕЕВ
18 марта исполнилось три года, как полуостров воссоединился с «большой землей». Много воды через Керченский пролив утекло с тех пор, но по-прежнему точек зрения на «крымский вопрос» как минимум две. Украина заявляет, что Крым – часть ее территории, вот только временно оккупированная. В соответствии с позицией нашей страны Крым и Севастополь являются субъектами Российской Федерации. Чего никак не хочет признать большинство стран – членов ООН.
Сергей Зырянов: «Возврата Крыма не будет. У России назад пути нет…»
Такой расклад. Отсюда и возникают, говоря шершавым языком Интернета, ключевые теги: «Крым спустя три года», «аннексия или возвращение домой», «косовский прецедент», «отношение к России», «новое руководство США», «виток «холодной войны», «план Украины по возвращению Крыма». Подробнее об этом наш корреспондент беседует с доктором политических наук, директором Челябинского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ Сергеем Зыряновым. К слову, разговор шел сквозь призму тезисов в речи Владимира Путина, произнесенной им 18 марта 2014 года в Кремле.

А был ли праздник?


– Сергей Григорьевич, для начала обозначим некоторые итоги, с которыми Крым подошел к трехлетию в составе России. Эйфория у людей, кажется, прошла. После праздника наступают будни…

– В принципе, присоединение полуострова было вынужденным ответом на ураганное развитие событий на Украине. Россия приняла сложное для себя решение, поскольку можно было предугадать реакцию мирового сообщества на нарушение подписанного в 1994 году в Будапеште договора о том, что Россия признает территориальную целостность Украины в обмен на ее безъядерный статус. Присоединение Крыма стало в некотором смысле неожиданным сценарием для российского руководства. Решение принималось по ситуации, о чем позже говорил наш президент. Все-таки оно не было в полной мере просчитано по всем аспектам, особенно по экономическим затратам и по длительности этого процесса. Конечно, в тот момент непредсказуемы были все виды реакции Украины, например, что она начнет блокировать поставку воды, электричества. Ситуация развивалась спонтанно. Только спустя три года в России начинает реализовываться осмысленная и проработанная политика на ближайшее будущее по отношению к развитию Крыма и к международному аспекту крымской проблемы. После блокады, предпринятой украинскими националистами, полуостров фактически стал островом (у Василия Аксенова есть утопический роман «Остров Крым»), и сейчас стратегия России заключается в том, чтобы, во-первых, сделать Крым полноценной частью своей территории, и во-вторых, поднять уровень экономического развития, социального обеспечения населения хотя бы до общероссийского уровня.

Но надо учитывать, что в разных сферах жизни населения Крыма процессы адаптации к российским реалиям идут неравномерно. Интеграцию надо рассматривать системно.

DSC_1691.JPG

– А какова, по вашим оценкам, нынешняя политическая обстановка на полуострове?

– Естественно, политическая ситуация в Крыму непростая: переход из одного государства в другое неизбежно раскалывает властвующую элиту, бизнес-элиту, тех, кто имеет определенные ресурсы влияния. Идет пусть скрытая, но борьба за власть: кому решать основные экономические задачи, вопросы, связанные с распределением бюджета республики, который во многом формируется за счет поступлений из бюджета федерального. По данным исследований комитета гражданских инициатив, Крым и Севастополь находятся в зоне риска из-за таких факторов, как не выстроенный пока политический дизайн институтов власти и, пусть небольших по численности, но частых случаев публичных протестов. Невыстроенность политического дизайна понятна: новые институты власти по указу не появляются. Любой политический институт, прежде чем начать эффективно работать, должен притереться к местной ситуации, найти свой формат существования, а это требует времени, взаимодействия с населением, выяснения болевых точек его функционирования. В целом идет постепенный процесс стабилизации ситуации, и основная надежда связана с тем, что средства, которые сейчас Россия вкладывает в развитие территории, в ближайшей перспективе начнут давать серьезную политическую, социальную и экономическую отдачу.

Уровень обеспеченности населения Крыма в украинский (с перерасчетом в рубли) и российский периоды его принадлежности:

– средняя зарплата: 2013 год – 11 400 рублей, начало 2017 года – 30 800 рублей;

– средняя пенсия: 2013 год – 5600 рублей, начало 2017 года – 11 500 рублей;

– средний душевой доход на человека: 2013 год – 7200 рублей, по итогам 2016 года – 18 960 рублей.

Болевая точка на карте


– С курсом России в отношении Крыма все вроде бы однозначно. Зато линия, которую проводят Запад и страны Евросоюза, выглядит как штрих-пунктир. Цитата из речи Владимира Путина 18 марта 2014 года: «Некоторые западные политики уже стращают нас не только санкциями, но и перспективой обострения внутренних проблем…»

– В политике хотя и действуют международные нормы права, тем не менее порой, как бы поверх общепринятых норм, очень часто срабатывает право сильного. Самая больная тема, которая была отработана Западом, – решение о блокировке доступа к финансовым ресурсам для предприятий России. Если раньше наши государственные и частные компании могли брать в западных банках средне- и долгосрочные кредиты на очень благоприятных, в сравнении с российскими, условиях, то теперь такой возможности нет. Это во-первых. Во-вторых, западные страны ставят под сомнение саму процедуру проведения общекрымского референдума, заявляя, что он проходил в присутствии российского вооруженного контингента, а значит, референдуму веры нет, он нелегитимен. Впрочем, на предложение провести его повторно при контроле европейских наблюдателей никто не реагирует, видимо, понимая, что абсолютное большинство жителей Крыма все равно настроены на жизнь в России.

Полуостров длительное время будет болевой точкой в отношениях России со странами Запада. Еще более длительное время и еще более острой болевой точкой – в отношениях с Украиной, поскольку нынешнее ее руководство объявляет, что Россия – агрессор, что речь идет не о добровольном присоединении Крыма, а о его аннексии силовыми методами. Как выйти из тупика? Наверное, только время даст рецепты. Прецеденты, подобные крымскому, в новейшей истории есть, и это прежде всего Косово…

– Привожу слова президента: «Крымские власти опирались и на известный косовский прецедент… От тех же Соединенных Штатов и Европы мы слышим, что Косово – это, мол, опять какой-то особый случай…»

– В отличие от ситуации в Крыму, Запад поддержал косоваров (причем силовыми средствами), когда они решили отделиться, превратившись из автономной республики в самостоятельное национальное государство, хотя они являлись частью сербской территории и Сербия была не согласна с таким решением вопроса. Однако позиции косовского населения вполне хватило для определения. Тогда как в Крыму национальное государство не создается – напротив, решается вопрос интеграции в социальную, политическую и экономическую систему России в полноценном объеме.

По оценкам статистики, за три года (неполный 2014, 2015 и 2016-й) в развитие Крыма было вложено порядка 200 миллиардов рублей. В частности, речь идет о строительстве детских садов (в 2016 году открыты новые группы на 5500 мест), капитальном ремонте медучреждений (будут отремонтированы 170 объектов). Решен вопрос обеспечения питьевой водой, электроэнергией. Решаются вопросы поставки газа, транспортной доступности.

«У России назад пути нет»


– Сергей Григорьевич, каким может быть дальнейший сценарий развития событий?

– Думаю, здесь определенную роль играет и конфликт на юго-востоке Украины, который возник практически одновременно с крымскими событиями. Объективно он стал конфликтом, который должен был переключить внимание мировой общественности на позицию украинского руководства (очень националистическую и воинственную позицию), чтобы в большей степени замечали то, что происходит в Донбассе и Луганске, и в меньшей – то, что происходит в Крыму. Так и получилось. Сейчас в центре внимания постоянные боевые столкновения между вооруженными силами Украины и ополчением, как они сами себя называют, Донецкой и Луганской республик. Что касается Крыма, на мой взгляд, неизбежно мировым сообществом рано или поздно будет принята позиция России, что это законная часть российского государства. Предложения российского руководства по легализации политической ситуации на полуострове, конечно, будут эволюционировать, но вряд ли Россия уже предложит проводить повторные референдумы или что-то подобное. Сейчас это не имеет смысла. Вопрос о статусе Крыма в России решен окончательно.

DSC_1742.JPG

– Тем не менее Украина якобы имеет план по возвращению полуострова – по крайней мере, информация об этом вброшена…

– Подобные действия – предмет вербальных заявлений, не более того. Как бы напоминание о том, что Россия нарушила будапештские соглашения. Украина даже обратилась в Гаагский суд, правда, по ситуации с юго-востоком. Но думаю, что развития тема не получит. Силовое решение вопроса также исключено. Мировое сообщество не станет создавать некий альянс государств, задействовать НАТО для передачи Крыма Украине. Скорее всего, Запад, даже с учетом происходящих в его странах внутренних коллизий, продолжит поддерживать ситуацию непризнания и выжидания.

– Значит, на ваш взгляд, приход к власти в США новой политической силы не изменит ситуацию к лучшему? Но, похоже, в России на это возлагаются определенные надежды…

– Надежды возлагаются. Но пока позиция не изменится. По крайней мере, в ближайшее время. Впрочем, вода камень точит. Есть не один пример, когда оппозиционно настроенные депутаты отдельных европейских государств бывали в Крыму с визитами (насколько эти визиты можно назвать официальными, затрудняюсь сказать; ознакомительные визиты, скажем так). И то, что они видели, их вполне удовлетворяло, о чем они публично заявляли.

– И все-таки, можно ли прогнозировать хотя бы незначительное потепление в международных отношениях и то, что новый виток «холодной войны» из-за теплого курортного места завершится?

– Да, но в весьма далекой перспективе. Возможен сценарий, обсуждавшийся не так давно дипломатами и политиками. России предлагалось отказаться от поддержки непризнанных Луганской и Донецкой республик, а взамен мог бы быть поставлен вопрос о рассмотрении ситуации в Крыму с возможным изменением отношения. Но все это выглядит больше как относительное решение проблемы, как отложенное ее решение. Тогда как Россия требует немедленного урегулирования ситуации на юго-востоке Украины. Хотя Крым для нашей экономики, как и для внешней политики, стал серьезным испытанием, но что сделано – то сделано. У России назад пути нет. Впрочем, вопрос о потеплении или охлаждении международных отношений связан не только с Крымом и Украиной.

На Украине и в Украине


– «Я обращаюсь и к народу Украины. Искренне хочу, чтобы вы нас поняли…» – один из заключительных тезисов речи трехлетней давности. Сергей Григорьевич, думаете, народ Украины понял?

– Благодаря антироссийской пропаганде понимания и согласия с политикой России со стороны украинского народа в данный момент, по большому счету, нет. Украинский народ – прежде всего молодежь – вдохновлен тем, что они борются за свою национально-государственную свободу и лучшее будущее, и оно ими понимается как абсолютная независимость от российских властей в политике и экономике. Украинцы будут добиваться такой свободы, пока не осознают, что она у них уже есть. А осознание придет, когда закончится эпоха революционной бури и натиска. Да, произошла националистическая революция. Но развитие любой революции имеет свою логику: сначала она заходит далеко вперед, обозначая рубежи, которые ей идеально видятся, но спустя какое-то время во главе революционных преобразований и происходит откат к более реалистичным позициям – как в политических целях, так и в экономической и межгосударственной политике. Этот откат обычно связан со встречной консервативной волной настроений населения. Но пока что такая волна на Украине не наблюдается. Не исключено, что она появится через несколько лет, через один-два политических цикла. И если это случится, если волна новых консервативных требований будет нарастать, тогда и возникнет в стране другая политическая ситуация, появятся политики с другими ценностями и можно будет публично говорить об альтернативной современной линии развития отношений российского и украинского государств и народов. В долгосрочной перспективе Россия и Украина обречены на добрососедские отношения и сотрудничество. Это вопрос времени.

Сергей Зырянов:

– Что касается Крыма, на мой взгляд, неизбежно мировым сообществом рано или поздно будет принята позиция России, что его возврата в состав Украинской Республики не будет. Предложения российского руководства по легализации политической ситуации на полуострове, конечно, будут эволюционировать, но вряд ли Россия уже предложит проводить повторные референдумы. Сейчас это не имеет смысла. Вопрос решен…




 

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»