Меню

Монополию надо разрушить. Эксперты – о росте цен в январе.

29.01.2019 18:03 - автор Сергей Таран
Рост январских цен на продукты питания снова ударил по кошелькам граждан. Об этом сегодня говорят на всех уровнях с традиционным восклицанием: «Кто виноват?!». Одним очевидно, что виновато во всем правительство. Другие жалуются на «невидимую руку рынка». А как дело обстоит на самом деле? И на днях эксперты «Сигарного клуба» решили разобраться во всем. Дискуссия получилась горячей.
Монополию надо разрушить. Эксперты – о росте цен в январе.
Во всем виноват посредник?

 Куратор проекта «Народный контроль» от партии «Единая Россия» Вадим Воробей:

 - Есть законы, которые регламентируют торговлю. Есть ограничение. Если рост цен в течение месяца составляет более 30%, то включается механизм ограничения этой цены. Такого роста за последние десять лет у нас не было ни по одной номинации продуктов. У нас появилось новое слово — «девяток яиц». Это не новость на самом деле. У нас яйца продаются и по восемь, и по семь штук. Каждый январь мы говорим о повышении цены. Это традиционное повышение цены, связанное с тем, что закончился урожай прошлого года и мы переходим на импортные продукты, которые пополняют потребительскую корзину.

 Директор газеты «Губерния» Сергей Филичкин:
- Мы же баржи с зерном по всему миру гоняем. В чем дело?

 Вадим Воробей:
- Зерно - это еще не все. От него зависит мука, вермишель, мясо птицы, яйцо. Но есть другие номинации продуктов. Нельзя не упомянуть и объективные предпосылки для повышения цен. Это рост НДС с 18 до 20%. Все производители сегодня об этом заявили. И если в больших магазинах с высокой ценовой категорией цена осталась прежней, потому что они смогли компенсировать за счет внутренних издержек, то магазины, которые традиционно ориентируются на потребителя с низкими доходами, не смогли удержать цену. На мой взгляд, сегодня есть один важный вопрос: есть ли основания для снижения цены? Ответ: есть! И лежат они в системе торговли. Я сравниваю торговлю в России и, например, в Германии. Между производителем и потребителем есть посредники. Так вот в Германии средняя оптовая наценка составляет 2%. В России — 10 - 15%. Вот вам просто на поверхности лежащий факт.

 Модератор Андрей Трушников:
- У вас же проверки идут.

 Воробей:
- Идут. Около тысячи магазинов народные контролеры ежемесячно проверяют. Там не только мониторинг цен, но и состояние магазинов, соседство товаров и другие показатели.

 Филичкин:
- А какой это дает эффект? Ну повысили цену. Скажут: «У нас свободная страна. Идите к черту».

 Воробей:
- Наша задача — проинформировать население. Особенно ветеранов, пенсионеров — людей с низким уровнем доходов.

Виноваты нефтянка и январь

 Депутат гордумы Дмитрий Довженко:

 - Хочу напомнить, коллеги, ситуацию 1996 года, когда шли очень большие дебаты по поводу поднятия цен на топливо. И нам это объясняли тем, что если хотим в ВТО, то нам нужно выровнять цены на энергоносители.

 Проректор педуниверситета по экономике и финансам Павел Рябчук:

 - Соглашусь с тем, что январь — это всегда новые цены. Повышение цен — это комплексная проблема, она не лежит только в НДС. Прирост НДС на 2%. Если производитель сам продает, за шесть месяцев прирост составил 1,6%. Почему? Сырьевой, вертикально выстроенный холдинг легко может регулировать цену. Но чем больше посредников-перекупщиков, тем больше торговая наценка. У нас в основе любого ценообразования заложены цены на энергоресурсы. От этого никуда не деться. И даже если продукт производится у нас в стране, цена все равно зависит от курса и волатильности рубля. Мы видим, что на розничном потребительском рынке доля импорта очень высока. Пока за нашими российскими товарами очереди не выстроились. И курс рубля зависит от цены на нефть. К тому же у нас отсутствует по большому счету конкуренция.

IMG_2785_1.jpg

 Модератор:
- Мне кажется, что ситуация этого января отличается от всех январей, которые были до этого. Сегодня вопрос роста цен был нагрет в СМИ, в соцсетях. О росте цен заговорили чуть ли не с июля. Не воспользовались ли этой ситуацией?

 Эксперт в области ретейла Мария Анохина:
- Конечно! Ретейлеры — ребята очень гибкие. И если народ испугать кризисом, то он побежит покупать гречку, соль, сахар. Почему бы на этом не заработать?

 Модератор:
- Значит, ретейлеры начали готовиться к повышению цен заранее?

 Анохина:
- Они готовятся всегда. Игра на грани фола и мониторинг даже психологического состояния покупателя.

 Модератор:
- Что может заставить ретейлера откатить сейчас назад - государство или рынок?

 Анохина:
- Думаю, рынок. Государству нет смысла этим заниматься.

 Воробей:
- На одной из ведущих птицефабрик в области цена отпуска яйца — 18 рублей 63 копейки за десяток. Сегодня в торговле минимальная цена — 49 рублей 90 копеек.

 Анохина:
- Сегодня и удорожание логистики, и усиление налогового контроля.

 Воробей:
- У нас в прошлом году закрылось 29 магазинов известной федеральной сети. Рыночные механизмы работают.


Российская специфика

 Эксперт ЮУТПП Андрей Минченко:
- Мы здесь все поверхностно проговорили. Не начать ли сначала? Понятно, что январь - для всех просто сигнал к повышению цен, которое разогрето самим правительством. А здесь повышение цен на энергоносители и традиционное повышение коммунальных издержек, повышение НДС — все создает сигналы, которые в обществе воспринимают. Я не думаю, что цена на энергоносители занимает большую долю в стоимости конечного продукта, если мы говорим про потребительские товары. Скорее всего, влияет именно сигнальная составляющая — PR-эффект.
Все дело в том, что у нас традиционные рыночные механизмы не работают. Это наша российская специфика: рынок монополизирован торговыми сетями. Ведя борьбу с мини-рынками, киосками и так далее, мы пришли к тому, что они стали монополистами в крупных городах. Торговые сети смотрят друг на друга и соблюдают некий статус кво. Думаю, что нарушителем этой конвенции было «Красное и белое», которое роняло цену на продовольственные товары. И компания получила скандальные проверки. В монополизированном рынке цену удерживают торговые сети. Зайдите в любой магазин — и вы увидите товары с любого конца страны. Понятно, что цена на них завышена. А ведь местные товары могут стоить гораздо дешевле. У нас рынок не производителей товаров, а рынок торговых сетей. Они диктуют условия. Чтобы нарушить монополию торговых сетей, нужно создавать нечто альтернативное.

 Воробей:
- Производство товаров от торговли не зависит. У нас есть крупнейший в стране производитель круп и зерна. Но не во всех сетях Челябинска есть его продукция, хотя она самого высокого качества. А все очень просто. Чтобы зайти в федеральную сеть, нужно пройти через тендер на госпоставки — искусственное препятствие, чтобы производитель не смог зайти в сеть.

 Рябчук:
- Почему «Красное и белое» торгует товарами дешевле, чем в соседнем «Магните» или «Монетке»? Вы знаете, какой ответ? Потому что у «Красного и белого» аппетиты меньше.

 Воробей:
- Есть претензии и к «Красному и белому».

Как спасти мелкий и средний бизнес

 Модератор:
- Насчет коммерческого подкупа. Что слышно об этом? «Чурилово» два года судилось с «Ашаном», но там так и нет тепличной продукции.

 Воробей:
- Сети все говорят: «Не мешайте нам работать, не привлекайте к нам внимание общественности. У нас все хорошо!»

 Модератор:
- Сети, появляясь в каком-то районе, зачищают его от малого бизнеса.

 Рябчук:
- Еще недавно были магазины формата «у дома». Сегодня их нет.

 Филичкин:
- В убийстве малого бизнеса участвуют сети. Но и власти потворствуют этому. Практически полностью истреблена уличная торговля. Идет зачистка мини-рынков. Почему люди не объединяются, чтобы продавать свою продукцию? Пора возродить торговые дома, потребкооперацию, какие-то свои оптовые базы.

 Воробей:
- Здесь история в другом. Они не выдерживают конкуренции по цене и по качеству.

 Филичкин:
- Какая конкуренция?! Киоски просто вырывают с корнем!

 Модератор:
- Мне кажется, на рынке существуют нечестные правила игры.

 Воробей:
- У нас не хватает частников, которые бы занимались одной темой. Производитель сыра? Тогда возьми 200 сортов и торгуй ими. Будешь востребован. У нас не хватает рыбы. В рыбные магазины очередь стоит. Малому бизнесу надо прекратить торговать всем подряд. Нужна специализация. Найдите свою нишу.

 Филичкин:
- Крафтовых магазинов сыра не появляется, зато много крафтовых магазинов пива.
Минченко:

 - Крафтовые магазины не приведут к снижению цен. Чтобы снизить цены, нужно разрушить монополию сетей. А пока мы ее только укрепляем.

Видео - Петр Сафонов,
Фото - Дмитрий Куткин

 

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»