Меню

Фауст во фраке

26.09.2014 10:24 73 (11785)

Опера Гуно в концертном исполнении, но продолжение следует

Оперный театр в этот раз открыл новый сезон непривычно рано. После случившегося в городе чемпионата мира по дзюдо и развлекательной программы для гостей терзать долгими ожиданиями местную публику не стали и уже в сентябре на суд зрителей представили концертное исполнение оперы Шарля Гуно «Фауст».


Концертное исполнение оперы «Фауст» состоится еще дважды, ближайшее намечено на 2 ноября. А непосредственно законченный спектакль меломаны увидят только в марте будущего года.


Опера в чистом виде

Концертный вариант спектакля вошел в обиход театра четыре года назад с легкой руки столичного режиссера Андрея Сергеева. Тогда финансовые обстоятельства складывались для театра, мягко говоря, не совсем удачно, и для постановки вагнеровского «Лоэнгрина» был найден такой творческий компромисс.

Нынешняя ситуация несколько иная: планов громадье, руководство запланировано аж восемь новых постановок, в том числе полноценный спектакль «Фауст». Для чего понадобилось предварительно ставить оперу в концертном исполнении — вопрос интересный. Возможно, для того, чтобы разделить публику на любителей и профессионалов, способных постичь высокое искусство на слух, или для того, чтобы сравнить эти два неравноценных варианта, или для предварительной рекламы. Впрочем, уже не суть важно. Исполнение состоялось, и при полном аншлаге. Пели, как полагается, на каком-никаком французском — смело можно записать плюс в копилку.

Концертное исполнение (для несведущих) — это когда оркестр находится на сцене, вместе с ним солисты в обычных фраках, без париков и грима. Правда, постановщики его несколько разнообразили за счет мизансцен с участием хора, хореографического фрагмента Вальпургиевой ночи и сцены в темнице. Это придало некоторую мобильность и разнообразие статическому исполнению, но главное — не раздражало и не вызывало ненужных вопросов. Дизайнеры потрудились, и на большом экране появилась некая видеопроекция, живописующая «полеты во сне и наяву». В принципе, все достойно и, как говорится, в тему. Тем не менее как раз в концертной версии очень сильно возрастает роль непосредственно исполнения. И вот тут пристрастный слушатель рискнет поставить пару запятых.
 
Третий — лишний?

Любовная пара в целом не подкачала. Павел Чикановский (молодой Фауст) за пять лет сделал в театре весьма приличную карьеру: освоил лирические партии и уже переходит на драматические. Екатерина Бычкова (Маргарита) в театре второй сезон, обладательница удивительного, чистого, светлого тембра и подобной же внешности — абрис образа уже создан.
А вот третий лишний, в смысле Мефистофель, не смог создать даже видимое равновесие сил. По слухам, первоначально роль злого гения должен был исполнять Станислав Трофимов, прославившийся на местной сцене в роли Сусанина. Меломаны уже потирали руки в предвкушении предстоящей метаморфозы, но, увы и ах, артист внезапно покинул стены гостеприимной челябинской оперы, переместившись по соседству, в Екатеринбург. Как бы то ни было, но театр опять потерял солиста, и не самого последнего.

Завидную для любого баса партию исполнил некий Николай Лоскуткин из Новосибирска. Тамошняя опера всегда славилась, но, как оказалось, везде есть как хорошие, так и плохие даже заслуженные артисты. Мефистофель Лоскуткина был тучен, неповоротлив, неизворотлив, нековарен и даже временами просто неслышен, если не сказать незаметен. Хотя как раз эта роль в спектакле главная: именно Мефистофель задает ход машине времени, раскручивает нить судьбы главных героев — их задача более эмоциональная, нежели действенная. В результате герои сами себе создали неприятности, которые потом попытались преодолеть. В общем, как-то все по-бытовому, а совсем не по Гете и даже не по Гуно. Впрочем, до настоящей премьеры еще есть время, может, к тому времени появится другая кандидатура из преисподней? Дай-то бог.
 
Пробный шар

Из ролей второго плана стоит выделить Анастасию Лепешинскую, которой даже мужской фрак Зибеля к лицу. Порадовал хор, который прекрасно работает: не остается равнодушным зрителем происходящего, а становится его непосредственным участником.
Пару комплиментов (за первые два действия) можно адресовать и оркестру — со сцены он звучал весьма интеллигентно и даже не заглушал солистов. К несчастью, в третьем акте, после перемещения на родное место, в оркестровую яму, он вернулся в прежнее состояние, без устали бряцая медью и шумя ударными.
Но в общем и целом «пациент скорее жив, чем мертв», если оценивать работу как предварительный этап и заявку на будущее. А вот что мы увидим в финале этого музыкального марафона? Подождем до весны.
Фото предоставлены театром.


 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»