Меню

Национальное достояние России в Челябинске

24.09.2014 12:47 72 (11784)

Сентябрь традиционно урожаен на культурные мероприятия в нашем городе, но такого еще не было: за три недели в Челябинске побывали аж три московских театра! Плюс гастроли светлановского оркестра, парочка премьер — мировая и челябинская — словом, событий было предостаточно, на вкус и цвет, как говорится. из них одно, которое просто нельзя было пропустить, — гастроли Малого театра.

У Челябинска к Малому театру особое отношение: во время Великой Отечественной войны коллектив был эвакуирован в наш город. Среди актеров, работавших на челябинской сцене, были Елена Гоголева, Михаил Царев, Евдокия Турчанинова, Елена Шатрова, Игорь Ильинский — вся прославленная труппа. Даже 73-летняя Александра Яблочкина, которой предложили эвакуироваться в Тбилиси с его более благоприятным климатом, приехала
с труппой в Челябинск.

Две классические премьеры
У нашего города к этому театру особое отношение: во время Великой Отечественной войны коллектив был эвакуирован в Челябинск и несколько лет работал на челябинской сцене. Сейчас, правда, об этом уже мало кто помнит, очевидцев становится все меньше, в Википедии об истории театра с 1940 до 46-го нет ни строчки. Приятно, что столичные гости, по прошествии стольких лет, об этом все еще помнят. С этого и начался разговор с прессой.
— Наши старики — Яблочкина, Пашенная, Панкова — вспоминали, как их встречали на вокзале челябинцы и разбирали по квартирам: многие ведь жили у местных жителей дома, — рассказывает художественный руководитель Малого театра Юрий Соломин. — А после войны уже, когда театр приехал с гастролями, артистов встречали как родных! И мы решили каждые пять лет приезжать в ваш город: приезжали в 2000-м, 2005-м, а вот десятый сорвался.
В этот раз театр привез две постановки — обе из разряда премьерных: «Филумену Мартурано» впервые сыграли в прошлом сезоне, «Пиковую даму» на год раньше. И обе из разряда классических. В театре очень аккуратно пользуются «современными» экспериментами.
— Мы очень трепетно относимся к памяти старых учителей, — поясняет Юрий Мефодьевич. — Нас не успели переделать, хотя мы понимаем, что такое демократия. Бывает, что приглашаем к себе режиссеров-экспериментаторов, но всегда предупреждаем: вот эта гаечка вертится только в эту сторону, а эта шестеренка — в другую. Так создается баланс между старым и новым.

Особый статус
В этом отношении Малый театр — коллектив уникальный. Если уж говорить о традиционной русской театральной школе, именно он является ее хранителем, за что, собственно, и получил статус национального достояния.
— Иногда говорят, что Малый театр — это музей, а разве Эрмитаж — это плохо, а Третьяковка? Туда ходят тысячи людей, и будут ходить, пока, не дай бог, не сгорит, тьфу, тьфу! — рассуждает худрук.
— Знаете, что для меня Малый театр? — подхватывает разговор еще один народный артист Александр Потапов. — Будучи студентом, я как-то в упоении бежал через фойе, что-то пел, репетируя на ходу, а пою я ужасно, вдруг вижу: сидят Царев, Турчанинова и Белёвцева. «Ну, все, пропал!» — думаю. Царев встал (представляете, встал!) и говорит: «Здравствуйте! Не надо так орать, детка, иди спокойно». Потом, тоже в студенчестве, я играл на Таганке у Любимова, и это было ужасно! Маленькие гримерки, костюмы с чужого плеча, в общем, полгода я там проработал и попал в Малый. Пришел в отдел кадров, а там чистота! Отдельная гримерка и персональная рубашка. И я счастлив, что в нашем театре сохраняется такое отношение к актеру, к театру и к культуре.

Итальянская комедия на русский манер
Насколько в принципе можно судить по всего двум работам, но во главе угла в Малом театре стоит его Величество Актер. «Филумена Мартурано» — это русская версия итальянского сюжета, некогда созданного знаменитым актером, режиссером и драматургом Эдуардо де Филиппо. А поставил спектакль уже другой итальянец — Стефано де Лука. Кстати, театралам Челябинска это имя уже знакомо: три года назад де Лука привозил в наш город «Пикколо-театр», доставшийся ему в наследство от самого Стрелера.
Сюжет пьесы знаком многим по фильму «Брак по-итальянски» с Софи Лорен и Марчелло Мастроянни. Много лет Филумена живет с Доменико под одной крышей, она для него подруга, домохозяйка, любовница, но не жена. Но Доменико решает жениться на молодой и красивой, тогда Филумена притворяется умирающей, чтобы попасть в законные жены, правда, такой липовый брак признается недействительным. А тут еще три сына обнаруживаются, и Доменико-таки женится на ней снова, чтобы узнать, кто из трех его собственный. В финале хэппи-энд и воссоединенное семейство.
Как оказалось, итальянский киновариант с российским спектаклем имеет не так уж много общего. Мелодраматическая комедия на русской сцене приобрела драматические черты. Она потеряла живость, искрометность, легкость, приобрела глубину и местами трагизм, в первую очередь благодаря Ирине Муравьевой, исполнившей главную женскую роль. Иногда этот трагизм даже переполняет чашу: женщина, которая «никогда не плачет», страдальчески рассказывает о своей непростой судьбе, взывая к публике, а заодно к лучшим чувствам партнера. Однако это все-таки не Сонечка Мармеладова и не Кручинина, действие происходит не в 19-м, а в середине 20-го века, и не в России, а в Италии, где все-таки более вольные нравы. Конфликт «мужчина — женщина» утяжеляют социальные проблемы. А наличие еще одной трагической фигуры, донны Розалии, брошенной своими детьми, и со своим же монологом — это уже чересчур для любой комедии.

Без эпатажа, но с трактовкой
«Пиковую даму» в Малом театре поставил Андрей Житинкин, режиссер в столицах слывущий как эпатажный, любящий шокировать зрителей. В этой постановке он поразил знающую публику своей… скромностью.
— Это хорошо для сравнения: как ставит Житинкин в других театрах, а как — в Малом, — улыбнулся Юрий Соломин, рекомендуя журналистам спектакль.
Действительно, с первого взгляда вполне каноническое зрелище: спектакль, как полагается, костюмный, с гримом и даже типажами: графиня — бывшая красавица, Лиза — молодая красавица, Германн — приятный молодой человек, а Чекалинский — с хищным взглядом и орлиным носом. Дворецкий, как полагается, старый, а горничная — молодая затейница. Кстати, по Житинкину, именно она «сбивает» Лизу с пути истинного, толкает ее написать записку Германну и позвать его к себе в комнату.
Некоторые «вольности» в рамках дозволенного имеют место быть: Томский становится штатским, в отношении Германна вдруг почему-то всплывает еврейский вопрос и тут же благополучно теряется в дальних горизонтах, сам он жутко боится покойницы, видит ее повсюду и даже заболевает, в то время как у Пушкина герой весьма спокоен и никуда не собирается бежать. Вероятно, все эти хитросплетения должны были помочь молодому актеру разыграть «карту» Германна. Все-таки двух недель репетиций маловато, чтобы осилить такую роль, а режиссер, судя по всему, не успел помочь актеру. В результате герой показался скучен, а его сцены затянуты и однообразно статичны, сколь и монотонно активны.
Первое действие оказалось гораздо более выигрышным: здесь раскрываются характеры всех главных героев — Томского, Лизы, Маши и, конечно, графини. Вера Васильева создает весьма интересный образ: ее графиня — не просто «старая ведьма» (хотя это определение ей, безусловно, подходит), она то милая grand' maman, шутливо пикирующаяся с внуком, то строгая, но заботливая опекунша, высокородная статс-дама или даже страдающая одинокая старуха. Именно вокруг нее «водят хороводы» остальные персонажи, а она объединяет и дирижирует ими. Кульминационная сцена — встреча с Германном. Единственная фраза графини: «Это была шутка», все остальное — испуг, страх, интерес, жалость и даже сострадание к бедному юноше — актриса передает без слов. Хотя собственно кульминацией по замыслу режиссера является финальная игра и сумасшествие героя, однако какая из этих эмоциональных вершин выше, можно поспорить.

P. S.
Приятно, что все четыре вечера, когда Малый гостил в нашем театре, зал был полон, а после каждого спектакля на сцену несли цветы. В последний гастрольный день театр не мог вместить всех желающих: зрители сидели на ступеньках, стояли в проходах и даже на балконе. В антрактах узнавали и обсуждали актеров, спорили или восхищались, а после антракта не задерживались в буфете, спешили в зал. Приятно, что на свой спектакль в Челябинск приехал Андрей Житинкин и вышел на поклон вместе с артистами. В нашей провинции его тоже знают, в свое время он поставил в театре драмы «Портрет Дориана Грея» — спектакль, который идет до сих пор. Замечательно, что артисты уделили время челябинскому метеориту и челябинской же прессе (в пятничном номере выйдет интервью с Юрием Соломиным). Жаль только, что академия культуры не воспользовалась случаем и не подготовила ни одной творческой встречи, и бедные челябинские студенты оказались лишены возможности пообщаться с последними из могикан. Но это уже отдельная история.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


$in_other$