Меню

Горящее сердце врача

22.02.2007 00:00 33 (10668)
Лучшим врачом России стать непросто. Такой «титул» за красивые глаза не дают. Владимир Сычев признан в масштабах огромной страны именно таким — самым-самым. А до получения престижной среди медиков награды «Врач года-2007» были годы титанического труда, многие тысячи операций, пациенты, смотрящие на доктора как на Бога...
Горящее сердце врача

Лучшим врачом России стать непросто. Такой «титул» за красивые глаза не дают. Владимир Сычев признан в масштабах огромной страны именно таким — самым-самым. А до получения престижной среди медиков награды
«Врач года-2007» были годы титанического труда, многие тысячи операций, пациенты, смотрящие на доктора как на Бога, научная и даже изобретательская работа. Сегодня заведующий четвертым хирургическим отделением областного онкологического диспансера Владимир Сычев — гость «Вечерки».

Путь к награде

Наш разговор с Владимиром Ивановичем начался со слов о том, что проводимый уже шесть лет подряд конкурс призван поднять престиж профессии. Увы, факт остается фактом: врача последнее время мало ценило государство. А произошедшие в последнее время сдвиги в этой сфере пока не дошли до каждого отдельного медика.

Но уже то, что почти 40-летний труд доктора Сычева оценили, отрадно. Он выбрал одну из самых сложных врачебных специальностей — онкологию — и остался верен ей на протяжении долгих лет. На мой вопрос «почему?» он, улыбнувшись, сказал: «Так сложилась жизнь».
Паренек из Шадринска приехал в Челябинск учиться медицине.

Для студентов конца пятидесятых слова «служение людям» не были пустым звуком. Они свято и искренне верили в то, что их работа почетна — они спасают людей. Никакой патетики и высокопарности в этом ни капельки нет. Их так на-
учили. Для них примером всегда был горьковский Данко, отдавший людям свет сердца и жизнь. Молодой врач, вооруженный подобными идеалами, именно так привыкал жить и работать.

Сначала дорожная больница, работа отоларингологом и полставки в онкодиспансере, только-только появившемся в нашем городе. А потом — онкология как судьба и призвание. Впрочем, верность отоларингологии осталась. Эта специальность Сычеву была интересна тем, что позволяла совмещать сразу несколько врачебных профессий.

Молодой специалист легких путей не искал, поэтому осваивал, постигал специфику смежников: окулиста, стоматолога, челюстно-лицевого хирурга. Естественно, рядом с ним были уникальные учителя-практики, которые, как теперь и он, «горели» на работе.
С 1967 года и по сей день у операционного стола…

Владимир Сычев не говорит о том, что его рабочий день растягивается порой на 12 часов, что его рабочее место — это эпицентр боли и страха, что выдерживать такое ежедневно адски тяжело. Он также умалчивает о том, что больные каждый день смотрят на него с надеждой и верой и говорят о нем с придыханием, мечтая попасть к нему и только к нему. Владимир Иванович не берется также подсчитать количество проведенных им операций.

— Невозможно это, — отмечает он. — Судите сами. За год через руки хирургов отделения проходит 500 человек — добрая половина операций не обходится без моего участия. Правда, сейчас немного меньше. Но ведь не я один стою у операционного стола. Рядом со мной коллектив, опытнейшие хирурги и средний медперсонал, без которого даже самый гениальный врач не сможет оказать необходимой помощи.

Наверное, оценивать «подвижническую каторгу» практикующего врача должны люди, которых он поставил на ноги, дал им шанс дышать, победив коварную опухоль. Однако конкурс есть конкурс. Вклад в медицину каждого из его участников оценивали эксперты из Минздрава страны, Российской академии наук, профсоюза работников медучреждений.

Для участия в этом «отборе» пришлось собрать огромное количество документов, справок, аналитических выкладок из работы личной и своего отделения (Владимир Иванович заведует с 1980 года отделением патологии головы-шеи (ПГШ) онкодиспансера, и оно не однажды признавалось одним из лучших), научных статей и изобретений…

Пакет из документов и справок получился весомым и убедительным для членов комиссии, и Владимир Сычев оказался в числе 22 докторов, приехавших в Москву на вручение хрустальной статуэтки древнегреческой богини здоровья Гигиеи, диплома и специального приза — ноутбука.

Московские встречи

Призы и почести приятны любому, но для докторов, приехавших из разных уголков России, гораздо более полезным и ценным было общение друг с другом. Об этом Владимир Иванович рассказал «Вечерке» подробно.

— Нам, провинциалам, попавшим в Москву, было очень важно сравнить условия работы, сверить ощущения по поводу внедряющегося государством нацпроекта «Здоровье» и просто пообщаться. Нас поселили в пятизвездочном «Президент-отеле», поразившем своей кричащей роскошью и ценами в ресторане (омлет за 390 рублей сразил наповал каждого доктора, зарабатывающего в месяц в среднем около десяти тысяч).

Мы (по привычке) сразу задали вопрос швейцару: «Где у вас тут недорогая столовая?» На что тот, задрав нос, гордо ответил: «Не знаю, я там не ем». В том, что заведение общепита действительно не для служителя, открывающего дверь, убедились через минуту. Он подал гостю пальто и заработал сто рублей.

В общем-то, понятно, что система ценностей за последнее время сильно изменилась. Это только в нашей работе практически все осталось по-прежнему. Об этом говорили мои коллеги. Среди приехавших в Москву были врачи разных специальностей. Эта разность заметна и в уровне оплаты труда.

Например, юг и север России в рублевом эквиваленте ценит профессию выше, а по большому счету проблемы и радости у всех одни. Не секрет ведь, что теперь в одном кабинете могут сидеть два специалиста разного профиля, одному из которых денежную планку подняли, а другому нет. Естественно, это порождает взаимное недопонимание и упреки, а страдает от этого пациент. И вот еще что.

Я с большим почтением отношусь к труду среднего медицинского персонала, его роль в нашем деле велика. Но попробуйте понять государеву логику: врач, несущий ответственность за жизнь и здоровье пациента, получает меньшее вознаграждение за свой труд.

Многим это непонятно и обидно. Мой коллега на одной из встреч сказал, по-моему, довольно точно: «Пока что нацпроект больше напоминает «кампанию с неясными перспективами». Присутствующие с ним согласились, поскольку в реальности все очень далеко от идиллии.
Не думайте, что мы только жаловались на трудности.

У нас была возможность поговорить и о медицинской специфике. Каждому было что сказать: ведь мы общались на одном языке. Вспомнили даже известную всем практикующим хирургам шутку о «московском скальпеле». Для непосвященных скажу: когда во время операции доктор гневается на медсестру, подавшую ему «неработоспособный» инструмент, он крикнет именно это словосочетание.

Поскольку на таком скальпеле можно, сев на него мягким местом, до Москвы доехать и не порезаться. С подобным можно встретиться в каждой больнице, невзирая на бодрость публичных выступлений о планомерной реализации нацпроекта и поставках современного оборудования.

Иной раз даже оказание платных услуг не спасает медучреждения от нищеты. Оговорюсь: моя работа онкологом обязывает предоставлять врачебную помощь бесплатно, и это правильно. Но практика такова — последние семь лет в отделении нет нянечки, и работу вынуждены выполнять сестры.

Между тем к нам приезжают лечиться со всей области: каждому пациенту нужно провести какие-то медицинские манипуляции, каждому нужны уход и внимание. Наш диспансер пользуется доброй славой, к нам едут со всего округа, из городов и весей России, даже из соседних государств… Мы этому очень рады, потому что раньше на консультации в другие клиники своих пациентов отправляли.

А теперь у нас есть результаты и репутация, приезжающие на лечение проходят обследование, получают квалифицированную помощь платно. Это значит: для них нужно создавать более комфортные условия пребывания. Пока же у нас только одна палата (в нашем отделении) слегка отвечает современным требованиям комфортности. Словом, тем для обсуждения было предостаточно.

Без галстуков

Вот такой предметный разговор проходил без прессы и без подбора «правильных» слов. Кстати, все мы были несколько обескуражены вниманием к себе со стороны журналистов.

Мы ведь в большей своей части люди совсем не публичные, и когда на 22 врача «набросилось» более сотни корреспондентов разных СМИ… Очень неожиданно, но, наверное, именно так и поднимается престиж профессии. Опять же место для общения нам предоставила редакция «Медицинской газеты», а ее редактор задал конструктивный тон для диалога.

Мы ведь в чем-то очень похожи, хотя работаем в разных «отраслях» здравоохранения. А общение с людьми компетентными и некичливыми всегда очень продуктивно. Кроме того, нам, например, довелось посетить институт нейрохирургии госпиталя имени Бурденко и увидеть, чем «живут» военные врачи.

Во благо пациента

Методика работы онколога-отоларинголога изменилась за последние десятилетия. Владимиру Ивановичу есть с чем сравнивать. Сегодня многое из того, что приходится делать, отработано до ювелирной точности.

Доктор отмечает, что без привлечения пластических и сосудистых хирургов результаты были бы менее впечатляющими.
— У нас в последнее время появилось много талантливой молодежи, эрудированной и глубокой. Вгрызаются в профессию досконально и владеют последними достижениями медицинской науки.

Так уж случилось, что за мою бытность в онкодиспансере у нас работала только одна женщина, остальные врачи — представители сильного пола. Прекрасной половине человечества очень тяжело ежедневно сталкиваться с такими страданиями, поэтому они выбирают себе другую стезю в медицине. Не могу не отметить в нашем деле роль диагностики. Честь и хвала врачу поликлиники, во время заметившему развитие болезни и отправившему больного по «адресу».

Опухоли головы и шеи коварны тем, что могут отнять у человека сначала лицо, а потом жизнь. Вот представьте себе, что раком поражен нос. Думаете, это заметно? Нет, поскольку большая его часть внутри головы и опухоль поселилась именно там.

До нее нужно добраться. Сложность в том, что очаг поражения велик и «задел» другие органы. Поэтому в былые времена после операции некоторые, увидев себя в зеркале, жить не хотели. Теперь же рядом с нами пластический хирург, помогающий минимизировать страшные последствия вмешательства. Доброе слово хочется сказать и в адрес сосудистого хирурга, доктора медицинских наук Сергея Зотова. Как знать, выжил бы онкобольной, если бы не его помощь.

Совместно с ним в нашем диспансере проводится уникальная операция: перенос сосуда с бедра пациента. Не будь этой методики, кровь бы не поступала от сердца к головному мозгу. Ведь иной раз приходится полностью «удалять» пораженные опухолью участки шеи и головы, а значит, и сосуды, несущие жизнь.

Так что мы работаем все вместе. И молодежь от нас не отстает: учится, вникает, предлагает.
Рассматривая авторские свидетельства и патенты врача Сычева, сразу понимаешь, что все сделанное им на научном и изобретательском поприще имеет прикладной характер.

Все направлено на то, чтобы облегчить страдания больного. Чего стоят только носоглоточные щипцы! Этот инструмент, если не вдаваться в подробности, уменьшает время болезненного исследования носоглотки. Владимир Иванович рассказал о том, как это происходило раньше. Уже одно описание процесса заставляет волосы встать дыбом.

Его же щипцы позволяют провести мучительную процедуру за четыре минуты вместо традиционных сорока.
Отмечу, что за годы работы у Владимира Сычева накопилось немало собственных ноу-хау, дающих новые возможности лечению. Благодаря им удается спасать пациентов.

Впрочем, в онкологии современных, научных, прикладных достижений много никогда не будет хотя бы потому, что рак занимает вторую позицию в мире среди причин смерти населения в развитых странах, уступая место лишь сердечно-сосудистым заболеваниям. Многие секреты «болезни века» до сих пор не разгаданы, и медицина порой оказывается бессильна перед этим злом.

Но есть в нашей области такой врач, чью профессиональную грамотность, человеческую порядочность, участие в судьбе пациента оценили не только те, кого он поставил на ноги, но и чиновники от медицины. Звание «Врач года» и признание коллег со всей страны — ценная награда для человека, фанатично преданного своему делу.

Его ежедневное «сгорание» компенсируется отчасти выращенным на небольшом участке за городом виноградом, скромной коллекцией отечественных монет и минералов, стеллажами с бесчисленным количеством книг. А еще, конечно, — близким кругом, в котором профессия «врач» семейная. У Владимира Сычева не очень-то получается забывать о своей работе. Но он знает, чем уравновесить свой тяжкий труд.

Марина КУДРЯШОВА.
Фото Олега КАРГАПОЛОВА.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»