Меню

*****

Детский рай в шалаше

22.08.2014 17:12 63 (11775)

«Когда я был маленьким, я тоже отдыхал в пионерских лагерях. Нам тогда приходилось туго: спали в самодельных шалашах, готовили пищу на костре, сами таскали воду, сами стирали…» Легендарный товарищ Дынин из фильма «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен», между прочим, говорил правду: пребывание детей в самых первых пионерских лагерях скорее было похоже на испытание на выносливость, чем на беззаботные летние каникулы. Правда ли, что загородный отдых на свежем воздухе — это достижение советской педагогики? Или и в царское время о его пользе прекрасно знали? Попробуем разобраться.

Пионервожатые 20-х годов без нагана в загородные лагеря не выезжали.

Идея организованного детского отдыха на природе первой пришла в голову пастору Германну Вальтеру Биону полтора столетия назад. Священник вел службы в рабочем районе Цюриха, поэтому придумал вывезти на лето ребятишек своих прихожан в одну альпийскую деревушку. С ним поехали и несколько родителей, так как детей было около семидесяти. Девочек приютили сельчане, мальчики строили шалаши, спали в стогах сена. Ребята не только отдыхали, играли и ходили в походы, но и помогали местным жителям на огороде и в домашних делах. Когда после каникул все вернулись назад, взрослые заметили, как окрепли дети. Опыт был подхвачен в других странах Европы, а в 80-х годах дошел и до США. Там вначале отдых своего ребенка где-нибудь в глухом лесу могли позволить только богатые семьи. Но со временем лагерей стало так много, что они стали доступны даже скромному родительскому кошельку.

Растили на парном молоке
Что касается России, то первой организовала летний лагерь княгиня Шаховская-Глебова-Стрешнева в 1884 году. Она, руководствуясь статьей из английского журнала, вывезла тридцать слабых здоровьем девочек к себе в подмосковное имение. В приют Шаховской принимали учениц женских гимназий от 9 до 17 лет. Начальницы этих учреждений удостоверяли бедность девочек, а гимназический врач — малокровие, «слабогрудость» или еще какой-нибудь распространенный в то время недуг. Выбирали наиболее болезненных и бедных. Лагерь располагался на холме между реками Москва и Химки, в нем была даже своя ферма, чтобы воспитанницы пили парное молоко. Однако девочки не только отдыхали, но и учились — по два часа в день.
Опыт Шаховской был положительно оценен на самом высоком уровне — в 1886 году в Москве было создано Общество школьных вакационных колоний, которых к началу ХХ века около нынешней столицы насчитывалось уже несколько десятков. В Петербурге первые колонии летнего отдыха детей основало Общество охранения народного здравия. Богатые помещики и купцы предоставляли безвозмездно свои дома для благородного дела. Часто в колониях были свои огороды, на которых дети трудились — осенью они могли увезти выращенный урожай с собой, чтобы помочь семье. Санатории для больных ребятишек создаются и на морских побережьях.

К сожалению, в фондах ОГАЧО не осталось никаких документов, которые бы рассказывали о детских лагерях дореволюционного времени на территории нынешней Челябинской области. Однако казаки устраивали для своих маленьких сыновей летние военно-полевые сборы. Там они продолжали учебу ратному делу. Будем считать их прообразом современных скаутских лагерей.
— В дореволюционной России создавались и туристические лагеря, школьников вывозили на экскурсии в довольно отдаленные места, — рассказывает архивист, журналист Елена Рохацевич. — В фондах Госархива Челябинской области хранятся документы Переселенческого пункта. Как известно, Челябинск со времени открытия железнодорожного движения считался воротами в Сибирь. Через наш город ехали не только переселенцы, ищущие лучшей доли, но и любознательные люди, желающие посмотреть красивые уголки страны. Так вот, в документах Переселенческого пункта есть письмо от директора Минской гимназии с просьбой провести экскурсию по Челябинску и Переселенческому пункту для группы детей, путешествующих на поезде из Минска во Владивосток.

На Южный Урал…  за едой
Первая мировая война, а потом и свержение монархии привели к появлению летних питательных колоний. Новый тип детских лагерей подразумевал выезд детей из голодающих районов, в том числе и столиц, на хлебные земли — Дон, Украину и на Урал. Так, в 1918 году на «питание» было направлено около 11 000 детей из Петрограда. 800 ребятишек вместе с воспитателями и несколькими родителями приехали в наш регион, отдыхали в Челябинском, Миасском, Троицком и других районах. В мае состав с детьми добрался до Челябинска, один из отрядов разместили на Смолинских дачах. Юные петроградцы не только отъедались, но и вели обычную каникулярную жизнь: играли, купались, ходили в походы. А потом разразилась Октябрьская революция, началась Гражданская война, и дальнейшая судьба гостей из столицы сложилась трагически. Об этом мы напишем в одном из ближайших номеров «Вечерки».


Взвейтесь кострами, синие ночи
27 августа 1922 года на пленуме челябинского губкома было принято решение: «Среди неорганизованных детей создать в виде опыта две группы по системе «юных пионеров», приступить к работе крайне осторожно и осмотрительно». В феврале в столице Южного Урала появилась первая пионерская ячейка, а летом 1923-го уже и первый лагерь. Воспитанники новой системы помогали советскому строительству, вели борьбу с неграмотностью, а в теплый сезон, как и положено, отдыхали. Традиция детского отдыха на свежем воздухе была продолжена: городские пионеры выезжали в лагерь, организованный на лето, уже сложившимся составом со своим постоянным вожатым. По сути, продолжалась отрядная деятельность, но с упором на спортивное и военно-патриотическое воспитание.

Газета «Советская правда» от 21 июля 1923 года писала, что вечером в окрестности Каштака прибыли два отряда юных пионеров Городского и Железнодорожного районов Челябинска и расположились лагерем в сосновом бору на берегу реки Миасс. Несмотря на дождливую и холодную погоду, настроение пионеров приподнятое. Ребята чувствуют себя свободными и взрослыми, живут в сделанных из ветвей шалашах. В статье из другого номера читаем, что в лагере было тридцать подростков, в том числе шесть девочек. Большинство — это дети рабочих в возрасте от восьми до двенадцати лет, младшие братья и сестры комсомольцев. Ребята придумали и поставили перед деревенскими зрителями пьесу «Юный пионер» и даже спасли от пожара кузницу.

Летом этого же года пионерский палаточный лагерь был организован и на озере Еткуль, его создателем стал Кондратий Сорокин.
При этом журналисты неслучайно отмечали, что отношение местных к пионерам хорошее: далеко не все южноуральцы приняли новое начинание молодой советской власти.

— Как только кончался учебный год, пионеры отправлялись в лагеря в Каштак, Чебаркуль, на озеро Смолино. Но даже на отдыхе им приходилось держаться настороже, — вспоминала бывший руководитель пионерской организации Татьяна Шумова. — В лесах скрывалось немало бандитов, бывших белогвардейцев, и поэтому на ночь в лагерях устанавливались боевые дозоры. Каждый пионерский руководитель обязательно имел при себе наган.
Тем временем в Советском Союзе создается первый стационарный лагерь — им стал открытый в 1925 году лагерь-санаторий «Артек». Именно в «Артеке» впервые была введена штатная должность вожатого, а отряды стали комплектоваться непосредственно в лагере. Потом эти принципы организации летнего детского отдыха разошлись по всей стране.

1930 — 40-е годы — время создания стационарных лагерей на территории Челябинской области. Их строили в самых красивых местах региона: на берегах рек и озер. Старейшие лагеря, в которые приезжали отдыхать маленькие челябинцы, — «Чайка» (Челябэнерго), им. Володи Дубинина (Станкомаш), «Дзержинец» (ГУИН по Челябинской области) и другие.

В 1931 году для детей строителей Магнитки открыли пионерский санитарный лагерь на территории известкового карьера, но до сих пор неясно, где было его точное месторасположение. Несколько лет после этого магнитогорские власти арендовали дома в Верхнеуральске, однако для будущих строителей коммунизма казацкая вотчина никак не подходила. «Что касается приспособленных под лагерь домов в Верхнеуральске, имеющем немало мещан, открытые церкви, пыльные улицы и грязную речку, они не могли и не могут быть школой большевиков, кузницей здоровья. Других же мест пока нет», — писал «Магнитогорский рабочий» того времени. Однако первых стационарных лагерей магнитогорцам пришлось ждать долго: только в 1947 году открылись две усадьбы на 200 и 300 мест соответственно.

Фото из архива ОГАЧО. На снимках: лагерь имени Володи Дубинина на озере Еловом.
Благодарим за помощь в подготовке материала Госкомитет по делам архивов Челябинской области и Е.Б. Рохацевич

Поделиться

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


in_other