Меню

ТЕНДЕНЦИИ

21.04.2006 00:00 72 (10460)
ЧИТАТЬ СЕГОДНЯ МОДНО 23 апреля весь мир отметит День книги и авторского права. Возможно, наше общество не заметит этой особенности календаря. ...

ЧИТАТЬ СЕГОДНЯ МОДНО

23 апреля весь мир отметит День книги и авторского права. Возможно, наше общество не заметит этой особенности календаря. Но для студентов День книги — святое. Они по-прежнему остаются самой читающей публикой. На социально-гуманитарном факультете ЮУрГУ читать как никогда модно.


Иван Тебенев на пиар и рейтинги не покупается.

На нечитающего студента в лучшем случае посмотрят с недоумением, в худшем зачислят в тупицы. Выпускнику Ивану Тебеневу, будущему политологу, такая участь не грозит. Он в курсе всех читательских предпочтений молодежи. Говорит, его друзья и однокурсники особенно активно читают Милана Кундеру. «Уважают за глубокую жизненную философию», — поясняет. Сам открыл этого автора три года назад, когда послушал песню «Гражданской обороны», написанную под впечатлением романа «Невыносимая легкость бытия».
Франц Кафка («Процесс», «Превращение»), Жан-Поль Сартр («Очерк теории эмоций»), Кен Кизи («Пролетая над гнездом кукушки»), Джордж Оруэлл («1984») — золотой фонд зарубежной классики. Все они входят в «обязательный» перечень книг продвинутого студента. А вот Мураками или Коэльо читают немногие. Ничего нового эти авторы не дают. Прописные истины.
Когда Иван выбирает книги, на пиар и рейтинги не покупается. Доверяет только друзьям и личному вкусу. А чтобы не ошибиться, берет проверенную классику — того же Маркеса, Борхеса, Достоевского. Покупать книги в обычных магазинах студенту накладно. Спасают уцененная литература, библиотеки и кафе-магазины, куда небогатая молодежь ходит как в читальни. Неплохим подспорьем сегодня стала электронная литература. У Ивана более 100 книг хранятся в компьютере. Правда, читать с экрана, жалуется он, неудобно и утомительно.
Все книги Тебенев читает от корки до корки. Лишь один раз недочитал — украли: «Напали несколько громил, выхватили сумку и убежали. Сумку я потом нашел, но книг там не оказалось». Бедный студент до сих пор не может понять, зачем хулиганам понадобились произведения немецкого постмодерниста Гессе «Игра в бисер» и индийского философа Ошо «Горчичное зерно». Книг жалко, хоть Иван и не большой любитель философии.
Евгений Овчинников четыре года назад окончил юрфак Челябинского госуниверситета. Студентом он тоже читал и Ницше, и Фрейда, и Кафку. Сейчас ему, следователю областной прокуратуры, «серьезные» авторы не нужны. Чтобы «загрузить мозги», хватает законов и уголовных дел, а дома хочется отдохнуть. «Литература фэнтези, — говорит Евгений, — помогает расслабиться». Два раза в месяц он заходит в книжный магазин за новой порцией Вадима Пименова или Юрия Никитина. Прочитывает книги в течение нескольких дней, получает удовольствие и забывает героев, названия и содержание.
Первокурсница Елена Санникова с факультета прикладной математики жалуется, что читать совсем времени нет. Сплошная математика. А если выдается свободный час, не знает, что читать в первую очередь.
Замдиректора Челябинской областной юношеской библиотеки Ирина Архипова Лену понимает: «Выбрать достойную книгу действительно сложно. Вы же сами видите, какой колоссальный книжный поток!» Чтобы хоть как-то помочь читателям, юношеская библиотека 1 февраля объявила конкурс «Читать — престижно». Молодым и активным предлагается:
— прочесть 30 книг из списка «антишкольной» программы. «Антишкольной» — потому что в школе это не изучают;
— написать рецензию на любимую книгу, которой в списке может и не быть. В апреле — мае челябинский поэт Константин Рубинский расскажет конкурсантам, как правильно писать рецензии;
— отразить на фото или в рисунке образ человека читающего.
Конкурс продлится до 1 декабря 2006 года. А стимулом для участия в нем послужат цифровой фотоаппарат, сотовый телефон и DVD-плеер.
Идею конкурса библиотека позаимствовала у новосибирских коллег, которые, в свою очередь, переняли опыт у англичан. Библиотекари составили список литературы для книгочеев. В него вошли оцененные критикой или отмеченные литературными премиями произведения. Всего 50 авторов, отечественных и зарубежных, пишущих в разных жанрах и направлениях. И все-таки, признают в библиотеке, идеального списка не получилось. «Но он был необходим, — уверены в библиотеке. — Это своеобразный ориентир в книжном мире». Ежедневно на абонемент выкладываются 30 экземпляров из списка, к вечеру не остается ни одного. О желании участвовать в конкурсе заявили около 30 человек. В основном старшеклассники и студенты. Пока готовую работу принес только Владислав Лугов, ученик 152-й школы.

ИСПЫТАНО НА СЕБЕ

ЧТО МОЖНО ПРОДАТЬ БУКИНИСТУ

Статистика утверждает, что россияне стали меньше читать. В библиотеку идти некогда. В магазинах книги слишком дороги. Недавно услышала в радиоэфире, что в Москве вновь становятся популярными букинистические отделы. Там все можно найти и по сходной цене. А как обстоит с этим дело в Челябинске? В поисках ответа отправилась в «Челябкнигу». Там такой отдел существует давно. Запланировала заглянуть и в недавно открывшийся магазинчик на Свердловском проспекте. Называется он красноречиво — «Букинист».

Мне хотелось посмотреть не только на то, что там продается. Но и узнать, что берут на продажу. В «Челябкниге» я выложила на прилавок свою тощую стопку книг, приготовилась выслушать приговор.
— Горький, «Мать». Тираж книги массовый, год 1969 — не более десяти рублей. «Венок славы». О войне, 12 томов. Нет, не надо, — строго произнесла Светлана Домрачева, товаровед букинистического отдела «Челябкниги». — Вон лежит, 300 рублей вся антология, никто не берет.
В магазин вошел старик, снял шляпу, подошел и прервал наш разговор:
— Вы мои книги для продажи оформили?
— Нет, много работы. Звоните во вторник.
Старичок пригорюнился. Видно, деньги ему сейчас нужны. Но и через неделю он вряд ли что-нибудь получит. Литературу только выставят на витрину, а деньги выдадут, когда книги продадут. Причем это будут «смешные» деньги. Примерно такие же, как предлагали мне. Потому что классика. Потому что советского времени издание. Потому что большой тираж.
Жители Челябинска приносят в букинистический отдел в основном то, что лежит у всех годами, что было издано массовым тиражом в 70 — 90-е. Разбавляют их сочинениями Дюма, Пушкина, однотомниками из серии «Классики и современники» и пытаются сбыть.
— Сегодня от 22 сдатчиков я принял только семь нормальных книг, — сказал мне владелец «Букиниста».
Нормальными считаются тома классики из дореволюционных собраний сочинений или из серии «Литературные памятники». Специальная литература — справочники или словари по этнографии, горному делу, труды по философии, экономике, политологии — ценится в любых изданиях. На вопрос о самом популярном авторе и произведении книгопродавец обрушивается на меня:
— О какой популярности идет речь? Если у них (в книжных магазинах. — Авт.) самая популярная книга — «Код да Винчи» или «Гарри Поттер», которые продаются миллионными тиражами, то здесь ничего такого нет! У библиофилов среди книг свои фавориты. Например, «Капитал» Карла Маркса.
— Мы не успеваем выставлять эту книгу, — подтверждает и Светлана Домрачева. — Энгельса хоть и не так часто жалуют, но он не залеживается. Сталина тоже могут купить «от нечего делать». А вот Ленин пылится в витрине. В подобном состоянии и советские авторы, писавшие про войну, БАМ и Чукотку.
Так, значит, народ все-таки покупает книги в отделах букинистики. Мой вывод подтверждает покупатель Сергей. Он здесь часто бывает. Некоторое время назад сделал заказ на книгу чукотского писателя Юрия Рытхэу «Сон в начале тумана». Сегодня ее получил.
— Я очень удивилась, — рассказывает товаровед Светлана. — Молодой человек сначала купил эту книгу для себя, а потом заказал еще одну — для коллеги. Сейчас таких писателей не то что не спрашивают — не знают! Вы их тоже, наверное, не знаете?
«Такие» авторы — это М.Джалиль («Моабитские тетради»), В.Кетлинская («Рост»), А.Нурпеисов («Кровь и пот»), уже упоминавшийся Ю.Рытхэу.
Но главная прелесть букинистики — это все-таки раритеты. Здесь книга ценится не только как чтиво, но и сама по себе как печатный продукт. В этом продукте все должно быть прекрасно: кожаный или бархатный переплет, золоченое тиснение, медная заклепка. Такая сведет с ума всякого книголюба.
— Видите этот томик Брэма 1904 года? — спрашивает букинист Михаил Смолин. — Сильно потрепан. Такая книга в хорошем состоянии стоила бы $100, а так — в два раза дешевле. Но подклеивать старинные книги нельзя — от этого цена на них только упадет.
Букинисты не принимают книги с библиотечными штампами. Но с экслибрисами — знаками частных собраний — всегда пожалуйста. Правда, они тоже бывают ворованными. В «Букинисте» вспоминают папашу, который жаловался на сына, тащившего книги из дома.
Правил в лоне букинистической торговли почти не осталось. Они ушли вместе с советским законодательством. Раньше антикварной считалась книга по 1850 год издания, букинистической — по 1950-й, а просто подержанной — по текущий год. Теперь любая литература, бывшая в употреблении, относится к букинистике. Одни магазины принимают книги, выпущенные до 1995 — 1998 годов, другие берут изданное даже в 2005 — 2006 годах, лишь бы книги были подержанные. И все-таки в особой цене книги дореволюционных издательств. Особенно издательских домов Ивана Сытина и Адольфа Маркса, однофамильца вождя мирового пролетариата.
Но при жизни Адольф Маркс обгонял по тиражам Ивана Сытина, поэтому теперь его продукция стоит чуть дешевле. К тому же книги он выпускал в мягких переплетах, без иллюстраций, за исключением «Фауста» Гете, «Мертвых душ» и «Вечеров на хуторе близ Диканьки» Гоголя. А среди советских издательств благосклонностью букинистов пользуются «Академия», «Наука», «Прогресс», «Мысль», ОГИЗ, «Правда» и «Библиотека «Огонек».
Тираж и цена — величины обратно пропорциональные. Чем меньше тираж, тем издание дороже. У книг прошлого свои мерки тиража: до 25 000 экземпляров — маленький, от 50 000 — большой, от 100 000 — массовый.
Все книги, которые я принесла на «экспертизу», изданы во второй половине прошлого века массовым тиражом в ничем не примечательных типографиях. Все они — «пустой материал». Пора пополнять свой книжный запас чем-нибудь интересненьким, например вот таким фолиантом. Я взяла в руки избранные сочинения Гончарова.
— Вы, кстати, редкость выбрали, — заметил продавец. — Послевоенное издание, 1948 год, ОГИЗ. Рельефная обложка, иллюстрации, и бумага, посмотрите, лоснится.

Подготовила Ольга ЗОЛОТЫХ.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»