Меню

ВСТРЕЧА ДЛЯ ВАС

10.03.2006 00:00 42 (10430)
ДЕДУШКИ «КОМЕДИ КЛАБА» Благодаря популярному шоу на канале ТНТ о них узнала (а может быть, вспомнила) вся страна. Авторы юмористического журнала «Красная ...

ДЕДУШКИ
«КОМЕДИ КЛАБА»

Благодаря популярному шоу на канале ТНТ о них узнала (а может быть, вспомнила) вся страна. Авторы юмористического журнала «Красная бурда» выпадают из молодой и наглой в хорошем смысле слова тусовки «Комеди». По собственному признанию, они чувствуют себя там «предками», а в особо трагичные моменты — даже «пожилыми лузерами».
На прошлой неделе дяди в строгих костюмах, читающие по бумажке, приезжали повеселить челябинскую публику. Признаться, идти к ним на интервью было страшновато. Вдруг вопросы покажутся несмешными и неинтересными и у них появится повод отпустить пару колкостей в мой адрес. Скажу сразу: без этого не обошлось… Но хорошим людям да за хорошие шутки все простительно. А беседа с редактором «Красной бурды» Владимиром ЛОГИНОВЫМ и ответственным секретарем того же издания Владимиром МАУРИНЫМ получилась одной большой шуткой.


Логинов (слева) и Маурин читают «бурду» на сцене «Театро».

Евгения ДЕСЯТКИНА
Фото Андрея КОХА

НА СЦЕНЕ — САМЫЕ СИЛЬНЫЕ

— Что такое «бурда»?
Владимир Маурин: — Бурда, по нашему мнению, — это малоаппетитная, малосъедобная смесь. А название журнала, если вы об этом, придумал Юрий Исаков (один из основателей. — Авт.) в 1990 году. Тогда у российских женщин страшной популярностью пользовался журнал «Бурда моден» и еще свежа была память о газетах с названиями «Красная звезда», «Красная новь», «Красная нива»... Он попытался соединить новое и старое, и получилась «Красная бурда». Что это значит, никто толком не знает, но мы зарегистрировали название и выпускаем журнал до сих пор... Смысла нет. (Обреченно.)
— Я сегодня листала журнал…
— Мы тоже, как ни странно (смеются).
— …и нашла там рекламу абсолютно в вашем стиле, с юмором. Похоже, она настоящая. Как вам удалось раскрутить на это рекламодателей? Ведь они, как правило, очень осторожны во всем, что касается имиджа своих компаний?
— Реклама правда настоящая. 13 лет мы вообще жили без нее. А потом подумали: почему бы не начать размещать рекламные модули? Предложили это всем, до кого могли дотянуться руки. Разослали прайс, не испугавшись этого слова. Кто-то посчитал, что его реклама на таком носителе неуместна, а кто-то согласился. И кажется, не жалеет об этом.
— В «Красной бурде» большой творческий коллектив. Почему для выступлений выбрали именно вас?
Владимир Логинов: — Просто у нас самая лучшая дикция. А еще мы сильнее всех.
ВМ: — Все наши шутки — это продукт коллективного творчества, но 14 человек на сцене одновременно... Такое чересчур даже для нашей страны. Если честно, двоих-то много. Но есть же авторы-сатирики, например Жванецкий, которые поодиночке выступают. Мы подумали: если будем читать по бумажке вдвоем, у нас получится в два раза смешнее.
— Почему в костюмах выступаете? Это имидж такой?
ВМ: — Нет, просто мы встаем с утра, надеваем костюмы и в них ходим.
ВЛ: — А спим голые…
— Ну сейчас же на вас нет костюмов…
— Сейчас мы и не выступаем. Для интервью у нас другие костюмы, называются «затрапезные». Если уж речь зашла о сценической одежде, мы пробовали выступать в джинсах, в кожаных жилетах… В чем спали в поезде, в том и выходили на сцену. Но шутки становились несмешными. Может, запах доходил до первых рядов…

ИНЖЕНЕРЫ С ЧУВСТВОМ ЮМОРА

— Есть излюбленные темы для шуток?
ВМ: — Есть. Это секс, наркотики, насилие, испражнения и политика.
— А запретные темы?
— Секс, наркотики, насилие, испражнения и политика.
— Какие вопросы журналисты задают вам чаще всего?
— ВЛ: Чаще всего нас спрашивают, что такое «бурда». На втором месте вопрос: почему «красная»? Еще часто интересуются нашими творческими планами и численностью авторского коллектива.
— Спасибо за откровенность. Тогда задам серьезный вопрос. Как вы относитесь к карикатурному скандалу?
— … (Пауза.) Мы к нему не относимся.
— Понятно, серьезные вопросы в этой компании не проходят…
ВМ: Нет, а чего вы хотели? Чтобы мы в сторону пророка Мухаммеда шутки отпускали? Кое-кто уже попытался. Сами знаете, что из этого получилось.
— Чем еще занимаетесь помимо журнала? Сценарии для КВН пишете?
— Сейчас нет. Но когда играли, а было это в 1986 — 1993 годах, писать приходилось. Потом одно время работали на различные телевизионные передачи, сочиняли для «ОСП-студии», для программы «Добрый вечер с Игорем Угольниковым». Но журнал делать интереснее.
— Кто вы по образованию?
— Я инженер-технолог, Володя Логинов — инженер-радиоэлектронщик.
ВЛ: — В нашем коллективе, как мы уже говорили, 14 человек. 12 из них имеют техническое образование, один — гуманитарное, но мы его гнобим. Есть и математик. Он у нас кандидат физико-математических наук, скоро будет доктором.

СВИТЕР СНИМАЛСЯ В РЕКЛАМЕ

— Каков тираж у «Красной бурды»?
— Порядка 10 тысяч.
— А вот и неправда. В выходных данных указано 7 630 экземпляров.
— Ну… это мы от налогов уклоняемся, только — тссс!
— Чувствуете конкуренцию со стороны «Крокодила»?
ВМ: — Нет. Во времена нашей юности журнал «Крокодил» был единственным юмористическим изданием, органом ЦК КПСС — ни больше ни меньше. Сейчас он возродился и целиком реализуется в Москве, а до нас не доходит.
ВЛ: — Я бы сказал, мы никому не конкуренты и даже не претендуем. Во-первых, тиражи несопоставимы. Во-вторых, регионы распространения разные — мы в столице журнал не продаем.
— С концертами куда ездите? Много ли сольных?
— Ездим, куда позовут. А вот сольные концерты даем редко. Мало мужественных людей, которые могут высидеть несколько часов кряду, слушая две говорящие головы.
— Для кого вы шутите?
— Мы давно определили тип наших читателей. Это люди, похожие на нас, такого же возраста, такой же комплекции, только добившиеся успеха в жизни.
— Значит, вы считаете, что сами успеха еще не добились. А в чем тогда успех?
ВМ: — Последние два года нас часто приглашают выступить на корпоративных вечеринках. Мы приходим и развлекаем людей, значит, они достигли успеха, а мы нет. Иначе было бы наоборот.
ВЛ: — Для меня успех — это возможность заниматься тем, чем хочется, а не отвлекаться на разные корпоративные праздники.
— Кстати, Владимир (вопрос к Логинову. — Авт.), а вы в рекламе не снимались? Очень уж вы мне напоминаете героя ролика «Нескафе» — полярника, у него свитер такой же был…
— Меня, к счастью, бог миловал. Наверно, это мой свитер снимался.

ПОЖИЛЫЕ ЛУЗЕРЫ

— Вы на сцене никогда не улыбаетесь. Почему?
ВМ: — Это все от волнения, а еще микрофон рот загораживает.
— Как вы относитесь к «Аншлагу»?
— Хорошо.
— Смотрите?
— Нет! (Хором.)
— А «Комеди Клаб»?
ВЛ: — Смотрел всего один раз на пару с дочкой. А поскольку я присутствовал на съемках, то знал, в какие моменты надо переключать на другой канал. Шутки там замечательные, просто иногда нецензурные.
— Расскажите о закулисье «Комеди». Как вообще вы туда попали?
ВЛ: — Три года «Комеди Клаб» существовал как клубный проект, без выхода на экраны. А в прошлом году у них срослось с каналом ТНТ, и получился телевизионный проект. Все, что там показывают, уже отработано на живых вечеринках. А нас они заметили после одного из челябинских концертов в клубе «Театро», спасибо Диме Табарчуку. И Артур Джанибекян — продюсер «Комеди» — предложил нам сначала выступить для живой публики в московском клубе «Атриум». Мы там вроде не опозорились, поэтому нас взяли на съемки. Мы приняли участие в трех сессиях. За одну сессию снимается от шести до девяти передач.
ВМ: — Ты че! Ты сейчас разрушил миф! Люди ведь думают, там все вживую.
ВЛ: — Там все и так вживую. Одни звезды приехали, сели, их отсняли. Потом небольшой перерыв, и то же самое с другими VIP-персонами в качестве гостей. Так несколько раз.
А чтобы получилась насыщенная, «плотная» картинка, отснять нужно намного больше. Новогоднюю передачу вообще снимали почти сутки.
— Нашла на одном форуме забавное высказывание молодого человека. Он пишет: «Дядьки из «Красной бурды» смотрятся в «Комеди Клабе» как мой дед на концерте «Продиджи». Не обидно?
ВМ: — Нет, это же правда. Мы как-то разговорились с резидентами «Комеди» после съемок о детях. Вовка говорит, мол, у моего ребенка в школе такие-то проблемы, а я говорю — у меня ребенок на четвертом курсе университета учится. Рядом Снежок-Воля стоял, слушал и говорит: «Вот, если бы мой батя пришел и что-нибудь по бумажке почитал, было бы круто».
ВЛ: — Мы для них предки, или пожилые лузеры, как они нас сами представили в одной из передач. Мы не вписываемся в формат «Комеди». Ребята живут на сцене. Может быть, юмора у них поменьше, но они «добивают» зрителя энергией, артистизмом. Все хорошо двигаются, отлично поют. А у нас юмор концентрированный и на бумажке.

«НЕ ПОМНЮ, КЕМ РОДИЛСЯ…»

— На бумажке полностью текст написан или ключевые моменты?
— Конечно, полностью. Есть даже ремарки. Например, поправить галстук.
ВМ: — Еще помечены места, где должны быть аплодисменты. Если их нет, все равно ждешь. Ведь написано же…
— Юмористом нужно родиться или его можно в себе воспитать?
— Я мальчиком родился.
ВЛ: — А я вообще не помню… Нет, какие-то задатки у человека должны быть, но они развиваются в том или ином направлении в зависимости от среды «обитания». Мы друг на друга в авторском коллективе сильно влияем. Раньше, к примеру, было сразу понятно, кто шутку придумал, а теперь разницы нет.
— Молодым помогаете развивать талант?
— Ну они у нас бегают за водкой.
— Семьями дружите?
— Дружим, но редко. Недавно отмечали 15-летие журнала. Сами написали утренник, сами его сыграли, даже детей заставили.
ВМ: — Плакали только двое.
— А на жизнь вы только юмором зарабатываете?
ВЛ: — Я — да! (Гордо.)
ВМ: — Ну а я еще «бомблю» немножко вечерами. (Смеется.)
P.S. После интервью «краснобурдисты» поспешили в гримерку — облачаться в костюмы для выступления. А следующие четыре часа в зале клуба «Театро» гремел нескончаемый смех. Кстати, Маурин в разгар вечера со сцены припомнил мне все попытки подколоть их и принародно поблагодарил «замечательного корреспондента «Вечерки» за самый интересный вопрос… о творческих планах». Плакала моя репутация!

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»