Меню

ЭКСКЛЮЗИВ «ВЧ»

06.03.2006 00:00 39 (10427)
В ТЕАТРЕ ОТКРЫЛАСЬ «АКАДЕМИЯ» Светлана СИМАКОВА Фото Олега КАРГАПОЛОВА В минувшие выходные родители, побывавши...

В ТЕАТРЕ ОТКРЫЛАСЬ «АКАДЕМИЯ»

Светлана СИМАКОВА
Фото Олега КАРГАПОЛОВА

В минувшие выходные родители, побывавшие со своими чадами в ТЮЗе, наверняка сделали потрясающее открытие. Их капризные дочки и непоседливые сыночки способны, оказывается, целых сорок минут высидеть не шевелясь, открыв рот и широко распахнув глаза. Потом поноситься по театральному фойе и с удовольствием повторить этот фокус для родителей. Причиной открытия стала сказка, полная чудес и приключений, музыки, танцев, пантомимы, юмора, фокусов и… игры. Это очень непростая сказка. Артисты и зрители все время играют вместе. Московская актриса и режиссер Рената СОТИ РИАДИ поставила спектакль «Академия пана Кляксы» по одноименной повести польского писателя Яна Бжехвы. Мы встретились с Ренатой накануне премьеры.

ДЕТСКОЕ СЕРДЦЕ
ЖДЕТ ВОЛШЕБСТВА

«В кино можно все чудеса на компьютере сделать, а в театре все надо придумать. И если спектакль понравится ребенку, то он запомнит его на всю жизнь».

МАМА И ЧЕТЫРЕ СЫНА

— Как удалось вам угадать, что придется по вкусу современным малышам?
— Вряд ли современные дети читали эту замечательную повесть Яна Бжехвы. По-моему, она давно не переиздавалась. Но московские артисты, когда я там работала над этим спектаклем, ее вспомнили. Они в детстве «Академией пана Кляксы» зачитывались. Артисты, конечно же, понесли сценарии домой, и все их дети прочитали сказку залпом. Она им очень понравилась.
— Вы — мама четырех сыновей. Когда ставите детские спектакли, учитываете их интересы, пристрастия, настроение?
— Подсознательно. В большей степени я опираюсь на свой опыт работы в театре. Но мои разновозрастные сыновья убедили меня в том, что ребенка до четырех лет не имеет смысла водить в театр. Вероятно, только в четыре года ребенок эмоционально созревает для театра. У него просыпается интерес к тому, что происходит на сцене. Кому-то интересен визуальный ряд, его смена. А кто-то уже пытается понять смысл, вслушивается в текст. Третьим нравится музыка. Поэтому в детском спектакле все очень важно: сюжет, сценография, костюмы, музыка. Дети такие разные, и мы всех должны заинтересовать.
— Поделитесь опытом, как справляетесь с четырьмя сыновьями? Это так необычно для нашего времени.
— Неважно, современно это или нет — иметь много детей. Бог дал четырех сыновей, я счастлива. Мне помогают муж и моя мама. Раз в год приходится уезжать из Москвы. Приглашают для постановок в другие театры. Когда есть возможность, беру детей с собой. Летом, например, ставила спектакли в Севастополе. Конечно, брала всех с собой. Я работала. Дети отдыхали на море.
— Они любят ваши детские спектакли?
— Не все их видели. Самому младшему еще два года. Он пока ничего в театре не понимает. А старшие смотрели. Я их не спрашивала, понравилось или не понравилось. Я просто сидела рядом и наблюдала, интересно им это или нет. Когда ребенка спектакль захватывает, он замолкает, не просится в буфет и туалет, не спрашивает, когда мы пойдем покупать шарик. Лишь иногда задает вопросы о персонажах. Мне казалось, что им было интересно.

ПОЛЕ ДЛЯ БЕЗГРАНИЧНОЙ ФАНТАЗИИ

Это четвертый детский спектакль Ренаты Соти Риади. Три поставлены в разных театрах Москвы. Но сама Рената работает в Театре на Таганке. Она и актриса, и ассистент режиссера.
— Сегодняшняя Таганка сильно отличается от Таганки 70-х?
— Я окончила курс Юрия Петровича Любимова как актриса в 1994-м, а как режиссер — в 1995 году. К сожалению, Таганки 70-х я не знаю. Но знаю, что наш театр остается интересным. Об этом говорит полный зрительный зал на всех спектаклях. А Юрий Петрович, не взирая на возраст, репетирует каждый день. Отсматривает старые спектакли, правит, делает вводы. Ему 89 лет, дай бог, чтобы он и дальше так работал и так держал театр. В наших спектаклях используются все современные технологии. Артисты хорошо говорят. Все поют, играют на музыкальных инструментах, хорошо двигаются, владеют акробатикой, даже степом. То есть это современный театр.
— Который должен уметь все?
— А как же? Иногда приходишь в московские театры и ужасаешься: ничего не слышно, не понятно, актеры двигаться не могут. А Юрий Петрович всегда добивается качества. Другой вопрос — его трактовка драматургии. Но это уже дело вкуса. Таганка остается авторским театром.
— Детские спектакли — это ваше увлечение?
— Один поставила — получился, второй… и затянуло. Сейчас меня с одним из детских спектаклей пригласили в Петербург на фестиваль «Арлекин».
— Никто не скрывает, что поставить детский спектакль намного сложнее, чем взрослый.
— Это так. Однако именно в детских спектаклях есть поле для безграничных фантазий и творчества. Это и называется настоящим театром, когда из ничего возникает сказка. В кино можно все чудеса на компьютере сделать, а в театре все надо придумать. И если спектакль понравится ребенку, то он запомнит его на всю жизнь. Поэтому мне интересно ставить детские спектакли.
— Для такой работы нужна команда единомышленников.
— Мне кажется, она сложилась. Мы давно работаем с композитором Светланой Голыбиной. Кстати, у вас она уже работала над детскими спектаклями с Тенгизом Махарадзе. И с художником Ириной Титоренко мы знакомы уже несколько лет, она работала в моих спектаклях и как художник по костюмам, и как сценограф.
— Но вы совершенно не знаете нашей труппы. Почему согласились ставить здесь?
— Меня попросил Александр Каневский. Я ему верю. Он же выбрал эту сказку. Времени для репетиций было не так много, как хотелось бы. Но актеры старались.
— А вы сами какой из своих детских спектаклей любите больше?
— «Дюймовочку». Он идет на разных площадках, но принадлежит театру «Фест». Красивый спектакль, яркий и по-детски хорошо решенный. Все построено на ростовых декорациях. То есть весь мир глазами Дюймовочки. Все бабочки, цветы и звери больше главной героини.
— Предпочитаете лирические сказки без драк?
— Я наблюдала за детьми в зале на сказке «Дюймовочка». Они сидят с открытыми ртами, когда один за другим появляются все новые и новые герои, когда летает ласточка, когда выходит двухметровая мышь. Если дети окунаются в чудеса, им не надо ни драк, ни стрелялок. Они открыты лирике, доброте, волшебству. Именно волшебство потом остается в памяти ребенка. Я своим сыновьям запрещаю стрелялки на компьютере. Это на самом деле не так безобидно, как кажется. Это развращает. Я человек православный и считаю, что воспитание должно быть нравственным. Глубоко убеждена, что сегодняшнее телевидение, пивомания, реклама спиртных напитков — это геноцид. А как ругаются молодые парни и девушки?! Когда слышу — сердце кровью обливается. Ведь это же не возникло из ниоткуда. Вот почему надо сохранить хотя бы детский театр тем священным местом, где учат доброте, любви, где нет ни стрелялок, ни свистелок, ни голых тел на сцене. А есть просто волшебная сказка. И вы увидите, что сердце ребенка откликнется на это волшебство.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»