Меню

ВОЕНКОМАТ

09.02.2006 00:00 24 (10412)
КАК ПОБЕДИТЬ ДЕДОВЩИНУ «Сержант бьет — служба идет!» Этот афоризм знают все. Однако если раньше многие относились к высказыванию с улыбкой, то сейчас — ...

КАК ПОБЕДИТЬ ДЕДОВЩИНУ

«Сержант бьет — служба идет!» Этот афоризм знают все. Однако если раньше многие относились к высказыванию с улыбкой, то сейчас —
с возмущением. Неспокойно в нашем армейском королевстве, дедовщина замучила… Самое-то ужасное, что случай с Андреем Сычевым, о котором сейчас говорит весь мир, не единственный в своем роде! Он просто вышел за пределы гарнизона, поэтому и вызвал такой общественный резонанс. А ведь нарыв в виде неуставных отношений на «теле» Вооруженных сил зрел давно. Сейчас он просто лопнул.

Светлана ШЛЫКОВА

Вопрос не праздный: что же все-таки делать с этой проклятой дедовщиной, как ее искоренить? Известно, что президент Владимир Путин уже поручил Минобороны «представить предложения правового и организационного характера» для улучшения воспитательной работы в армии и на флоте. Военный прокурор объявил, что наказание за дедовщину ужесточат. Но справиться ли только этим с проблемой?
Матери не хотят отпускать сыновей служить, пока не приняты меры, а различные комиссии просто рассматривают варианты изучения дедовщины как явления. Солидные люди с трибун говорят, что будут ездить по воинским частям, беседовать с солдатами, расспрашивать их о неуставных отношениях. Так ребята им все и рассказали! Даже активистам Комитета солдатских матерей России запуганные новобранцы боятся сообщать о фактах неуставных отношений. «Мы заходим в воинские части не с парадного входа, а в дырку, через которую дембеля за водкой в самоволку бегают, — восклицает известная защитница призывников челябинка Людмила Зинченко. — Проводим анонимное анкетирование. Говорим: мол, если боитесь, пишите левой рукой. Бесполезно! Пока солдат в части, он уверен, что никто его не защитит!»
Впору хоть сейчас в каждой казарме, в каждом туалете посадить человека с ружьем, чтобы дежурил круглосуточно. (А потом уже рассуждать о том, что имеет смысл ужесточить отбор на сержантские должности — ведь именно сержанты часто пользуются своей властью не по назначению. И даже о том, чтобы закрепить за каждой ротой специалиста, которому можно будет жаловаться.) Правда, с такими мерами согласны в основном женщины-матери. Мужчины-защитники считают, что так дедовщину не искоренить. Тогда как? К разговору мы пригласили не только людей, имеющих непосредственное отношение к армии, но и всех читателей.

ОТНОСИТЬСЯ БУДТО К ЧУМЕ

Николай ЯРОВОЙ, начальник управления по делам военнослужащих Челябинской области:
— Армия — это такая вещь, где равноправия не может быть в принципе. Опытные солдаты — они и есть опытные. И такого лекарства — сегодня его примени, а завтра наступит в казарме братство — нет. Но если общественность будет относиться к дедовщине как к чуме, то положение дел может постепенно измениться. Очевидно, что Министерство обороны само не справляется с проблемой. Надо ему помочь.

«ДЕДЫ» ДОЛЖНЫ БОЯТЬСЯ

Александр СКРИПОВ, заместитель главного редактора «ВЧ»:
— Проблемы армии напрямую связаны с гражданкой. Огульно обвинять Вооруженные силы смысла нет. За воротами военной части совершается больше убийств, изнасилований, грабежей. Только вот на гражданке с преступниками можно не встретиться, убежать от них, спрятаться. А в казарме от них не скроешься — знаю это по собственному опыту.
Я служил в войсках ПВО в 1986 —1988 годах. Это было время гласности и объявленной борьбы с дедовщиной. И благодарен именно перестройке, что руки и ноги у меня во время службы остались целы. Старослужащие нам прямо говорили: «Мы бы давно вас всех убили, если бы не имели прокурорского предупреждения». Они боялись. А сейчас чувствуют себя безнаказанными. Так что неуставные отношения в армии только тогда исчезнут, когда «деды» будут бояться последствий и станут пылинки сдувать с новобранцев. Не надо офицерам круглосуточно находиться возле солдат. Надо просто разработать ряд мер, чтобы система защиты работала. Неплохо бы вспомнить хорошо забытое старое…

СИЗО ВМЕСТО ГАУПТВАХТЫ

Геннадий ЗЕЛЕНКИН, читатель «ВЧ»:
— Я знаком с армейским порядком, потому что тридцать лет отдал Вооруженным силам. Только жесткими мерами можно избавиться от дедовщины.
Во-первых, нарушителей порядка не стоит отправлять на гаупвахту — это «дом отдыха» для военнослужащих. Задержанным должна быть прямая дорога в СИЗО, где быстро со смельчаком разберутся.
Во-вторых, пострадавшие должны получать пожизненные пенсии от тех, кто над ними издевался, или от их родителей.

НАКАЗЫВАТЬ КОМАНДИРА

Петр АГИНОВ, военный комиссар Челябинской области:
— Трагедии происходят из-за бесконтрольности командиров любого звена. Казарменное хулиганство надо пресекать. Для этого и существуют дежурные службы, которые должны проводить проверки постоянно. Особенно в ночное время, когда следят за порядком сержанты. Несмотря на то, что семьдесят процентов россиян идут служить с твердым убеждением, что дедовщина в армии есть, их все же можно заставить жить не по понятиям, а по уставу.
Ну а предложенная президентом военная полиция тоже может оказаться полезной. Если будет независимой.

КАЖДОЙ КАЗАРМЕ — ПО СКРЫТОЙ ВИДЕОКАМЕРЕ

Николай МОХИРЕВ, читатель «ВЧ»:
— Я предлагаю в каждой казарме установить видеокамеры. А еще после ЧП создавать не военные, а гражданские комиссии. Чтобы не получилось так, как в случае с Сычевым. Его товарищей опрашивали всех вместе, собрав в одной комнате. Это же нарушение!

ПОЛИЦИЯ СТАНЕТ «КОРМУШКОЙ»

Раиса Ивановна, читательница «ВЧ»:
— Обсудили сейчас статью про дедовщину, напечатанную в «Вечерке», всем коллективом на работе. Пришли к выводу: дежурные офицеры должны находиться круглосуточно с солдатами. Иначе с проблемой не справиться!
Сейчас вот собираются создавать военную полицию, чтобы она разбиралась со случаями неуставных отношений. Значит, все останется как прежде: дедовщина будет существовать, а военная полиция станет только разбираться! Военная полиция — это еще одно звено нахлебников, еще одна «кормушка».
Мой сын-офицер в связи с этим задает такой вопрос: «А для чего же сейчас тогда существует звено ротных, взводных?» Именно эти военные должны следить за порядком. Внук служит в армии два месяца, пишет: «Нами командуют сержанты, а ротного мы еще даже и не видели ни разу!» И совсем не анекдот, уж поверьте мне, когда рассказывают, что офицеры заставляют солдат на учения купить две палки колбасы и ящик водки. Неужели правительство так глупо, что не знает — по всей России такая беда, а не только в челябинской части?

УПРАЗДНИТЬ ВОЕННЫЕ СУДЫ

Герман ЧУЛЕВ, читатель «ВЧ»:
— Я бывший офицер, служил в шестидесятые годы на ракетном полигоне. Тогда, правда, не знали слова «дед». В зависимости от года службы были «салаги», «черпаки» и «старики». Так вот, никогда последние не обижали первых. Они, наоборот, лишний черпак каши молодым отдавали, приговаривая: «Мне скоро на мамины пироги, а ты от них еще не отошел. Ешь, чтобы не похудеть!» Шутить — да, над салагами шутили. Но не издевались. Знаете, почему так было? Потому что офицеры действительно служили, а не «отбывали», как сейчас. Мои командиры, например, приходили в казарму к подъему, а уходили после отбоя, когда все уснут.
И теперь необходимо заставить офицеров следить за своим личным составом. А еще, конечно же, судить, судить, судить за проступки, а не скрывать инциденты. Раньше, если случалось ЧП, о нем моментально все узнавали. Патрон потеряет солдат — вся часть ползает на коленях и ищет его, а министр обороны уже тоже в курсе. Сейчас как? Почти месяц скрывали информацию об Андрее Сычеве. О каком порядке можно говорить? Надо упразднить военную прокуратуру и военные суды, потому что это ведомственные структуры. Они были созданы в годы войны, а в мирное время не нужны…

ПОДЧИНЯТЬСЯ НАДО С УМОМ

Сергей СМИРНОВ, редактор отдела информации «ВЧ»:
— Всю ответственность за неуставные отношения сваливать только на офицеров глупо. Когда матери жалуются, что их сыновей бьют «деды», я всегда думаю: «А у «дедов» ведь тоже есть матери. И это они так воспитали своих детей». Все в этом мире начинается с семьи…
Если же в целом говорить о дедовщине, то это не такое уж плохое дело — именно дедовщина (когда опытный боец учит новобранца), а не неуставные отношения (когда издеваются). В Америке, например, это явление узаконено в военных училищах. Любой старшекурсник может подойти к молодому, накричать на него или заставить отжиматься. Делается это для того, чтобы человек, прежде чем сам начал командовать, научился подчиняться. И это правильно. Когда я служил, в начале семидесятых, наши «деды» тоже следили за порядком — не разрешали молодежи ходить в самоволку и пьянствовать. Потом, с разгулом демократии, в самоволки и винные магазины стали бегать все. Что, спрашивается, лучше?

ПРИЗЫВ ДОБРОВОЛЬНЫЙ, ВРАЧИ ГРАЖДАНСКИЕ

Людмила ЗИНЧЕНКО, председатель ассоциации солдатских матерей Челябинской области:
— Армия должна быть добровольной. Не нужно ребят приводить в казармы чуть ли не в наручниках, чтобы они были злыми и убивали друг друга. Позор для страны, если ребят вылавливают и отправляют служить. Поймите: никто никому ничего не должен! Особенно 18-летний парень. Он не в долгу перед государством, обязанностей у него нет.
Психологами уже доказано, что если мужское население собирается вместе, то сам собой формируется криминальный мир. А факты дедовщины всегда пытаются замять. В деле с Сычевым возмутило то, с какой наглостью это делали. Вот и резонанс получился. Между тем, пока Андрей в больнице, уже много подобных инцидентов произошло. Там призывника избили так, что проблемы с ногами случились. Тут — убили (машина вся в крови была), а выдают случай за самоубийство. Здесь — солдат получил побои от офицеров. Военные медики всегда все замалчивают. Не должно быть в армии военных врачей!

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»