Меню

СВОИМИ ГЛАЗАМИ

01.02.2006 00:00 18 (10406)
ШАНС НА ЖИЗНЬ Более четверти века в Челябинском ожоговом центре ГКБ № 6 спасают пострадавших от огня, кипятка и других «горячих» факторов. В его стенах возвращали к жизни юных ...

ШАНС НА ЖИЗНЬ

Более четверти века в Челябинском ожоговом центре ГКБ № 6 спасают пострадавших от огня, кипятка и других «горячих» факторов. В его стенах возвращали к жизни юных и взрослых заложников страшной ашинской катастрофы. И сегодня без всяких массовых ЧП отделение переполнено. Каждый год сюда доставляют людей
с тяжелейшими ожогами. Помочь каждому из них, дать шанс на жизнь — кредо врачей и хирургов ожогового центра.


Печальный исход ожоговой травмы.

Наталья ФИРСАНОВА
Фото Олега КАРГАПОЛОВА

«ГОРЯЧИЙ» ФАКТОР

В середине февраля профессор из Нижнего Новгорода проведет в Челябинске уникальные операции. В наш город он приедет по приглашению врачей ожогового центра городской клинической больницы № 6. Святослав Королев, завкафедрой травматологии Нижегородской медицинской академии, — автор оригинальной методики мобилизации суставов. Его операции возвращают подвижность локтевым суставам, «оживляют» руки.
— После тяжелых ожогов в организме человека нередко происходит нарушение обмена веществ. В результате возможны осложнения. Чаще всего поражаются локтевые суставы, — говорит заведующий Челябинским ожоговым центром Михаил Коростелев. — Снаружи они обрастают костной тканью, как кораллами. И пострадавший от сильных ожогов становится инвалидом первой группы. Казалось бы, у человека руки-ноги на месте, а он абсолютно беспомощен. Ложку ко рту поднести не может, пуговицу застегнуть не в состоянии. А все потому, что локти у него не сгибаются.
К счастью, такие поражения — редкость. Они встречаются у одного-двух человек в год. Но для каждого больного это трагедия. Решить проблему аппаратными методами или лечебной физкультурой не удается. Ключ к разгадке нашел профессор из Нижнего Новгорода Святослав Королев. Он добился потрясающих результатов. После его операций у 80 процентов больных восстанавливается подвижность суставов. Теперь и у наших земляков появился шанс вернуться к активной жизни.
Год назад профессор Королев уже приезжал в Челябинск, провел несколько пробных операций. В этом году он вновь посетит наш город. 13 и 14 февраля будет оперировать пятерых южноуральских пациентов. В эти дни у жителей Челябинской области с проблемами локтевых суставов появится уникальная возможность встретиться со Святославом Борисовичем. Он готов бесплатно проконсультировать всех, кто к нему обратится. Для этого нужно заранее позвонить по телефонам 721-27-55, 235-17-24 и записаться на консультацию.
— Мы заинтересованы в том, чтобы откликнулось как можно больше людей, которым нужна помощь, — говорит Михаил Коростелев. — Ведь единого банка данных таких пациентов в Челябинской области нет.

НЕ КУПАЙТЕ РЕБЕНКА НА ПЛИТЕ

Каждый год в нашей области получают ожоги более 15 тысяч человек, из них 10 процентов требуют стационарного лечения. Ожоговый центр может принять не больше 700 — 750 человек в год. Это дети и взрослые с самыми тяжелыми и глубокими ожоговыми травмами. Врачи борются за жизнь каждого пострадавшего. Борются и спасают, несмотря на трудности.
Челябинский ожоговый центр занимает всего один этаж, хотя палаты частенько заполнены под завязку. Приходится, как в хрущевке, экономить каждый метр. В этом году отделение планируют расширить на десять коек. Но пока ни дополнительных палат, ни коек нет.
Ожог — это несчастный случай. И предсказать наплыв пострадавших не может даже опытный врач.
— В этом году, например, мы ожидали поступления больных в дни новогодних гуляний, — рассказывает Михаил Юрьевич. — Но праздники прошли тихо. На этот раз обошлось без пиротехнических сюрпризов. Зато сразу после окончания каникул у взрослых к нам начали доставлять детей. Родители вышли на работу — ребятня осталась без присмотра. А в результате — травмы, ожоги. С приходом холодов начались другие проблемы.
Вместе с руководителем ожогового центра заходим в детскую палату. Малыши лежат здесь вместе с мамами. За год в центре проходят лечение 350 детей, из них половина — от года до трех. Это самый «горящий» возраст. Маленькие «почемучки» норовят залезть в кастрюлю с горячим борщом, активно обследуют квартиру, запинаются о шнуры и обливаются кипятком из электрочайников.
Самому маленькому пациенту всего шесть месяцев. Он умудрился опрокинуть на себя обогреватель. Еще одна жертва «утепления» — восьмимесячная кроха. Родители поставили калорифер поближе к детской кроватке. В результате малыш получил контактные ожоги. Одно ушко обгорело так, что его придется ампутировать.
— А вот совсем недавно выписали малыша, которого буквально сварили, — вспоминает Михаил Коростелев. — Мама решила искупать ребенка, посадила его в выварку и поставила ее на газ, чтобы вода не остывала. После чего ушла в магазин, а соседку попросила приглядеть за малышом. Однако в квартире помощницы зазвонил телефон, она ушла домой и захлопнула дверь. Ноги сварились по колено…

ПОКА «КРАСНЫЙ ПЕТУХ» НЕ КЛЮНЕТ

Почти половина взрослых пациентов ожогового отделения — жертвы зеленого змия.
— Привет ветеранам ожогового движения! — Коростелев подходит к стриженной ежиком женщине. — Как жизнь?
— Лучше всех! — бодро рапортует она. Невольно скользнув взглядом по койке, которую занимает больная, замечаю вместо ног две забинтованные культи. История банальна: где-то выпивала, потом решила погреться, в итоге ноги ампутировали.
— А ведь этого могло не случиться, — грустно замечает доктор.
— Да уж… Спасибо вам — с того света вытащили…
В соседней палате кровать завешена одеялами. О том, что под ними человек, напоминает лишь обожженная рука.
— Классика жанра: сначала хорошо выпьют, потом закурят и уснут, — комментирует заведующий ожоговым центром. — Сигарета падает, диван тлеет. А человек под алкогольным наркозом ничего не чувствует. Просыпается с глубочайшим ожогом.
Этот пациент не исключение. При сильных ожогах нарушается терморегуляция, больному холодно даже в теплой комнате. Одеялом его укрывать нельзя. Вот и соорудили такую палатку. А вместо матраса кровать обтягивает специальная сетка. Это удобно для больного. К слову, кровати-самоделки — ноу-хау врачей ожогового центра. На покупку современных изделий и нового оборудования нет средств.
К счастью, ожоговый центр практически не испытывает лекарственного голода. Однако выздоровление, по наблюдениям врачей, происходит быстрее, когда больной сыт. В 80-е годы прошлого века медикаментов было меньше, зато кормили лучше — по пять раз в день. И при дефиците массы медпрепаратов показатели лечения были ненамного хуже, чем сейчас.

НАДЕЖДА ТОЛЬКО НА МАСТЕРСТВО

Опыт у врачей и хирургов ожогового центра накоплен колоссальный. Именно благодаря их мастерству удается творить чудеса. Здесь не только лечат и ставят на ноги больных с ожогами, но и делают пластику.
По коридору бегает симпатичная девочка. Платочек прикрывает обширную залысину на голове. Ребенка искусала собака. Рана зажила, но волосы на месте травмы не растут.
— Готовим девочку к операции, — объясняет Михаил Коростелев. — Чтобы она не комплексовала, будем убирать пролысину. Для этого есть специальные резиновые баллоны. Будем вживлять под кожу, после чего волосяной покров головы полностью восстановится.
Какие новые методики используются для лечения пациентов — стандартный вопрос, который задают врачам.
— Новые технологии всегда завязаны на новой аппаратуре, — отвечает заведующий ожоговым центром. — Я не могу сказать, что у нас сейчас самое лучшее время для приобретения техники. Новые методики, которые используем, связаны в основном с мастерством хирургов. В этом году планируем внедрить менее травматичный способ лечения больных. Вместо повязок на ожоговую поверхность накладываются специальные пленки, пропитанные антибиотиками. Но это в планах. Пленки достаточно дорогие, их у нас пока нет.
А между тем врачам приходится работать в экстремальных условиях. Старые операционные столы давно не регулируются. Во время работы хирурги, по словам Михаила Юрьевича, зарабатывает себе «орден сутулого». Каталки постоянно выходят из строя. Хорошо, когда в отделение вместе с больным ребенком ложится мастеровой папа. Он заодно и починит средства передвижения для пациентов.
Пользуясь случаем, врачи попросили обратиться к спонсорам, готовым помочь в ремонте пришедшего в негодность терапевтического лазера. Хотя «старик» давно отработал все отпущенные сроки, медики надеются, что его можно «оживить». Это позволит проводить лазеротерапию, и ожоги будут заживать быстрее.

ЦЕНТР ПОЗИЦИЙ НЕ СДАЕТ

— Тем не менее Челябинский ожоговый центр входит в десятку лучших в России.
— Боюсь, как бы мы не стали одним из десяти уцелевших центров в стране. Тенденция такая есть. Содержание ожогового центра — дорогое удовольствие. В конце прошлого года стоимость пребывания одного больного в ожоговом центре составляла 600 рублей в день, в реанимации четыре тысячи. Это без учета медикаментов. В соседних регионах центры закрывают под тем или иным предлогом. Например, в Екатеринбурге ожогового центра для взрослых нет. А получилось так: поставили больницу, в которой он находился, на ремонт. А после ремонта центр больше не открылся. Сейчас на ремонте ожоговый центр в Уфе. В некоторых городах их просто позакрывали. Ведь нет ничего сложного «распылить» семьсот человек по разным больницам города. Ну не повезет каждому конкретному пациенту. Зато проблем станет меньше.
Наша область свои позиции не сдает. В Челябинский ожоговый центр везут серьезно пострадавших с соседних территорий. Челябинские врачи готовы прийти на помощь каждому и продолжают давать людям шансы на жизнь.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»