Меню

ЭКСКЛЮЗИВ «ВЧ»

27.01.2006 00:00 15 (10403)
АКТРИСА, КОТОРУЮ НЕЛЬЗЯ СЛОМАТЬ Однажды услышав ее голос и увидев ее на экране, актрису Валентину Теличкину уже не забудешь никогда. Ее знаменитая реплика в фильме Никиты Михал...

АКТРИСА, КОТОРУЮ НЕЛЬЗЯ СЛОМАТЬ

Однажды услышав ее голос и увидев ее на экране, актрису Валентину Теличкину уже не забудешь никогда. Ее знаменитая реплика в фильме Никиты Михалкова «Пять вечеров» стала афоризмом: «Саша, а у меня идея: давайте поцелуемся!» После выхода на экран фильмов с участием Теличкиной, не только ее фразы входили в наш обиход. Очень многие поклонницы таланта актрисы пытались подражать ее манере говорить. Но певучая, неподражаемо музыкальная речь Теличкиной превращалась в чужих устах в манерное кривлянье. Казалось, такую яркую индивидуальность в кинематографе должны были на руках носить. Но все, как выяснилось, совсем не так. На днях она с улыбкой рассказывала об этом в Челябинске.

ИЗ ДОСЬЕ «ВЧ»
Валентина ТЕЛИЧКИНА.
Актриса. Заслуженная артистка РСФСР. Лауреат Государственной премии РСФСР имени братьев Васильевых за участие в фильме «Васса» Глеба Панфилова.
Родилась 10 января 1945 года в селе Красном Горьковской (ныне Нижегородской) области.
Окончила ВГИК. Первой ее яркой ролью была курьер Валя в фильме Сергея Герасимова «Журналист» (1967 год). Более 100 ролей в кинематографе.
Последние фильмы: «Классик», «Менялы», «Бригада», «Есенин».
Счастлива в браке. Муж — архитектор, сын — юрист.

Светлана СИМАКОВА
Фото Сергея ВАСИЛЬЕВА

«ЕГО НАЗЫВАЛИ МОНСТРОМ»

Валентина Теличкина прилетела в наш город, чтобы получить премию «Светлое прошлое», предназначенную Сергею Герасимову, которого она считает своим учителем. Ради этого актриса отложила все дела. Не испугали ее и внезапно навалившиеся на Урал морозы.
— Ну что вы? Это совсем не страшно, — сказала она. — Я оделась потеплее. Не могла не приехать. Это такая радость, что Сергея Аполлинариевича помнят на родине. Ведь в Москве сделали все возможное, чтобы его забыть.
При этих словах чистое, сияющее лицо актрисы мгновенно преобразилось. Глубокая горестная морщинка залегла между бровями. Синие глаза стали суровы.
— Герасимов, на мой взгляд, слишком безукоризненная личность. Необходимая теперь. Слава богу, сохранилось его творчество, его фильмы. На этом примере можно растить новые поколения кинематографистов. Но этого не происходит, — в ее певучем голосе наметились слезы. — Мне хочется рассказать вам историю. В начале всех этих бесславных дел, крушений-разрушений, ходила я в клуб интеллектуалов «Свободное слово». Организовал его на заре перестройки московский философ. Собирались интереснейшие люди. Обсуждали разные вопросы. И однажды речь зашла о кино. Вдруг поднимается дама и зловеще так произносит: «Наконец-то мы избавились от таких монстров, как Герасимов. И они не будут больше мозолить нам мозги». У меня случился столбняк, я растерялась. Так часто бывает со мной при встрече со злом и несправедливостью. В чувство меня привел чей-то вопрос: «А кто же будет-то тогда, если мы от таких, как Герасимов, «очистим воздух»?» В разговор включился известный критик: «А вот кого мы раскрутим — тот и будет». Тогда мне показалось, что это просто злой выпад. Сказано и будет забыто, пройдет как дурное дуновение. Но минули годы, в течение которых ни в журналах, ни в газетах, ни на телевидение ни разу не было произнесено имя Герасимова, не показывались его фильмы. Я поняла, что это были не просто слова, что это запланированная акция — стереть из памяти потомков его имя. Мне стало страшно.

«ВОТ БЫ ДУРОЧКУ СЫГРАТЬ…»

Несколько лет назад Валентина Теличкина приезжала на родину Сергея Герасимова. Бродила по хутору его дяди.
— Тогда еще не было музея. Я увидела полуразрушенный дом, в котором вырос Сергей Аполлинариевич. Как, оказывается, быстро можно погубить все, что создавалось десятилетиями. И мы говорили о музее с Борисом Александровичем Красноперовым. Этот неутомимый человек создал вскоре музей в Кундравах. К сожалению, я в нем пока не была. Собиралась теперь съездить. Но морозы, видимо, помешают. Очень хочу поехать туда. Говорят, там даже кабинет Герасимова воссоздан.
Она называет Сергея Герасимова своим учителем не потому, что в его классе занималась. Он был первым режиссером, угадавшим неповторимость этой актрисы.
— Студенты ВГИКа его боготворили. Мы старались не пропускать его читок. Герасимов сам читал сценарии, а потом раскладывал их по полочкам. И вот однажды, когда он должен был читать сценарий своего будущего фильма «Журналист», я не смогла пойти на это занятие. Шли репетиции нашего преддипломного спектакля. Мне потом ребята рассказывали, как все было здорово, что фильм должен получиться замечательный. А я спросила: «Там свободных ролей не осталось?» Они расхохотались: «Все расхватано. Осталась свободной только роль какой-то дурочки». Я закрыла глаза и подумала: «Вот бы мне эту дурочку сыграть...»
Актриса призналась, что очень часто в ее жизни так бывало: что-то произнесет внутри себя молитвенным тоном и мечта сбудется.
— Я с Сергеем Аполлинариевичем не была тогда лично знакома. Меня знала его жена Тамара Макарова. Она мне потом говорила, что предлагала ему меня на эту роль. Но он пришел на наш спектакль, в котором я играла серьезную девушку. Посмотрел, подошел потом ко мне, поцеловал в лоб и сказал, что не надо мне портить амплуа серьезной актрисы. И ушел. Я рыдала.
Летом 1967 года Валентина Теличкина снималась в фильме «Таежный десант» у Ускова и Краснопольского.
— И вдруг в Сибирь приходит телеграмма. Сергей Аполлинариевич просит меня прилететь на Урал, где начались съемки фильма «Журналист». Оказалось, он перепробовал на роль курьерши Вали много актрис. И ни одна его не устроила. Тогда Тамара Макарова снова преложила ему вызвать меня на пробы. И вот я лечу в самолете. Дрожу вся от волнения. Нарядилась в лучшее платье, прическу сделала. Думала, режиссер будет меня в аэропорту встречать, — смеется Валентина Ивановна. — Я такая глупая была. Но меня, конечно же, встретил шофер, привез в городок, где шли съемки. Я должна была жить в одном гостиничном номере с Галей Польских. Посидела-посидела, никто меня никуда не зовет. Сняла нарядное платье и отправилась в душ. А потом в халатике, с полотенцем на голове прилегла отдохнуть. Раздался стук в дверь. Галя открыла, а там (!!!) Герасимов. Вот так я его и встретила — в халате и полотенце.

ЗАВЕЩАНИЕ МАСТЕРА

Она блестяще сыграла ту дурочку, о которой так мечтала. Картина «Журналист», в которой проявилась склонность актрисы к характерным ролям, многое предопределила в ее дальнейшей судьбе. И вот тогда Сергей Герасимов ей сказал, что она такая единственная: «Тебя будут переделывать, подгонять под стандарты. Никого не слушай. Оставайся собой». Это завещание мастера она пронесла через многие годы.
— Много раз меня пытались «ломать». Но я всегда была готова отказаться от роли, но не подчиниться. Кроме того, посыпались предложения сыграть роли, подобные моей героине из «Журналиста». Я очень испугалась навсегда остаться курьером Валей и просто отказывалась от съемок. К счастью, потом я снималась у настоящих мастеров. К примеру, фильмы «Васса» и «Начало» поставил Глеб Панфилов, «Впервые замужем» — Иосиф Хейфиц. Мне посчастливилось работать и с такими режиссерами, как Борис Яшин, Эльдар Шенгелая, Эльдар Рязанов, Никита Михалков, Григорий Чухрай. А сегодня все чаще приходится отказываться, чем сниматься. Вот сейчас вернусь из Челябинска и снова буду отказываться. Опасный возраст сейчас у меня. Если я не вижу себя в тех ролях, которые мне предлагают, зачем это делать? Если нет «своего» режиссера, трудно получить «свою» роль, которая была бы интересна тебе и ложилась на твой характер, лучше совсем не сниматься. В последнее время я прочла несколько сценариев. С сожалением отметила, что в этом жанре ситуация меняется довольно трудно. Очень много макулатуры, какое-то безличностное письмо на уровне даже не средней, а начальной школы. Такое ощущение, что люди, которые пишут сценарии, просто ничего не читали, ничего не пережили, не перечувствовали. Да и на мой возраст почти ничего не рассчитано. А так хочется поразмышлять, еще и эмоции не утрачены.
Между тем она с удовольствием снялась в сериале Алексея Сидорова «Бригада», где играла роль матери Александра Белова (Сергей Безруков) и всегда с благодарностью говорит о режиссере. А недавно Сергей Безруков предложил ей сыграть роль матери Есенина, и она снова согласилась. Судьба этой женщины ее потрясла.

ВОЛШЕБНИЦА ИЗ СЕВЕРНОЙ ИЗБЫ

Валентина Теличкина редко рассказывает о своей личной жизни. И мало кто знает, что сама она — очень заботливая и любящая мать.
— Я легко перенесла периоды невостребованности в кино. Один из них позволил мне постоянно быть рядом с моим подрастающим сыном. Я даже рада, что кризис в нашем кино пришелся как раз на то время, когда Ваня рос. Бог мне послал эту ситуацию, чтобы заниматься сыном. Я много была с ним. Не будь рядом меня, неизвестно кто занял бы это место.
Сын Валентины Ивановны недавно окончил МГИМО. Работает юристом. Сегодня у нее есть другая забота — семейный дом.
— Мой муж — архитектор. Он давно мечтал для семьи построить настоящий деревянный дом. Рубленую избу в стиле Архангельской губернии. И вот он его построил. Я теперь этот дом обживаю, обустраиваю. Мы много лет собирали старинную мебель. Как только друзья или знакомые соберутся выбрасывать «рухлядь», мы ее забирали. А теперь я понемногу реставрирую диваны, шкафы, комоды… Научилась очень интересной технологии по росписи мебели. Расписываю все. Мне это очень нравится. Друзья приезжают, удивляются, восхищаются. А я им говорю: «Вы внимательнее посмотрите. Это же ваш старый шкаф».
Как-то Валентина Ивановна призналась, что у нее есть одна «кулацкая замашка» — во всем надеяться только на себя, все делать самой.
— Это я взяла от папы. За ним мы были, как за каменной стеной.
Актриса поздно узнала, что ее отец был раскулачен, попал под расстрельную статью и ради спасения семьи был вынужден развестись с матерью. Но он, даже будучи в тюрьме, ухитрялся помогать своей жене и детям. Валентина Теличкина тоже трепетно относится к своей семье. Все свободное время отдает сыну и мужу. Не любит тусовок и не считает себя звездой.
— Звезда — это что-то холодное. Ко мне это не имеет отношения.
До недавнего времени она даже отказывалась ездить на фестивали. Потом поняла, что нигде больше не увидит российских фильмов, и стала принимать приглашения. Но на 100-летие Сергея Герасимова, если пригласят, обещала приехать именно в Челябинск.
— В Москве много герасимовских уголков. Но никто не спешит об этом вспомнить. Самое главное место — ВГИК. Он отдал ВГИКу все силы, все время, он так любил делиться своими знаниями с молодыми. Но мы сегодня то ли по инертности, то ли из равнодушия пока не спешим об этом вспоминать. А у вас есть музей. Хорошо бы восстановить усадьбу, где вырос Сергей Аполлинариевич. Какое там место! Это же просто реабилитационный центр. С удовольствием приеду.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»