Меню

ЕСТЬ ПОВОД

27.01.2006 00:00 15 (10403)
Сокровища мастера Сегодня день рождения известного челябинского художника Сергея Черкашина. Дата вовсе не круглая, праздничными мероприятиями ...

Сокровища мастера

Сегодня день рождения известного челябинского художника Сергея Черкашина. Дата вовсе не круглая, праздничными мероприятиями
не обремененная. Как раз это и послужило поводом заглянуть
в мастерскую, где художник проводит большую часть своего жизненного времени.

Татьяна МАРЬИНА
Фото Сергея ВАСИЛЬЕВА

В его мастерской тепло и уютно. С мороза показалось, что «виновата» чашка горячего кофе. Но стоило попривыкнуть, оглядеться вокруг, забылись и вкусный аромат, и стужа за окном. Теплом повеяло от картин, лежащих тут и там рисунков, от неспешного, на улыбке, разговора, от красивых, всеми забытых слов: «Перстами сахар можно взять»...
Мастерская художника — это целый мир. В мире Черкашина — множество книг по искусству, хорошо подобранная художественная литература, поэзия. На стенах, среди знакомых по выставкам и каталогам картин, висят работы, подаренные друзьями-художниками Качаловым, Латфулиным, красивый гобелен жены — Нины Черкашиной. А как хороши его пейзажи — печалью щемящие рассветы-закаты, бескрайние дали. И неожиданно много автопортретов. Они сделаны в разное время, но есть в них общее. Автор не ищет похожести, главное — состояние души, психологизм.
На столе приготовленная для росписи фарфоровая тарелка, какие-то чертежи, проекты интерьеров. Наверное, среди них и «Онегин» — проект большого магазина мужской одежды в центре Челябинска, который Сергей Леонидович оформил в прошлом году. В другой комнате, заставленной холстами, пространство перегородило огромное живописное полотно, установленное на мольберте. Что-то подобное я видела в филармонии. Оказалось, пятнадцать лет назад в проекте филармонического интерьера предполагались два больших панно с античными сюжетами. Затяжная реконструкция планы изменила — холст остался не востребован. Наверное, не надолго. По словам Черкашина, о панно помнят и со временем оно займет достойное место, как и задумано.
Не знаю, сколько времени я разглядывала сокровища талантливого мастера. Кофе, конечно, безнадежно остыл. Зато поняла важное: художник Черкашин умеет все и рисует то, что его волнует.
Он и сам не знает, почему так дружен с Пушкиным. Знакомый образ возникает каждый день, хотя бы на клочке бумаги, в черновике-эскизе, блокноте. Почему-то почти всегда грустный, печальный. Или ироничный.
— Жизнь — она всякая, — говорит Сергей Леонидович. — Когда плохо, как все оптимисты, я говорю, что будет еще хуже. Это жить помогает, радоваться сегодняшнему дню. Я же Водолей — знак воздуха. Ирония, праздничность тоже бывают. Когда хочется что-то подарить, стараешься: и на фарфоровой тарелке, и на сырной доске нарисуешь.
— А почему так много рисунков?
— Рисунок — самый оперативный способ выражения мыслей. Рисовать можно чем угодно и на чем угодно — пером, карандашом, даже шариковой ручкой. Я порисовал и на фарфоре, и ножом на глине, которая потом обжигается, на керамике. Живопись маслом — более длительный процесс. Надо холст натянуть, загрунтовать, все подготовить. Хотя технология, конечно, позволяет и за день что-то сделать... Все обычно говорят, что художники пишут. И меня этому учили. Но мне больше нравится слово «рисую». Я рисую и на холсте, и темперой, и маслом.
— Любое происшествие, бытовое событие может стать произведением искусства?
— Конечно. От сегодняшнего дня невозможно отречься, но можно подумать и о прошлом, о художнике Микеланджело, например, об Индии, о греках. Может возникнуть диалог с искусством прежних времен или, наоборот, со своим коллегой, товарищем. Даже картофелина, если ее приподнять на котурны, становится искусством...

 

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»