Меню

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

26.01.2006 00:00 123 (10402)
КАК ПОЙМАТЬ ЭКСТРЕМИСТА В ИНТЕРНЕТЕ? Законодатели поддерживают идею о необходимости ужесточения мер к лицам, распространяющим в Интернете информацию экстремистского содержани...

КАК ПОЙМАТЬ ЭКСТРЕМИСТА В ИНТЕРНЕТЕ?

Законодатели поддерживают идею о необходимости ужесточения мер к лицам, распространяющим в Интернете информацию экстремистского содержания. Между тем представить себе,
как система будет работать на практике, пока не удается никому. Специалисты же заявляют о несостоятельности идеи, ссылаясь
на невозможность отследить всю информацию в столь глобальном пространстве, как Интернет.

Ирина БЕРЕЖНАЯ

«Размытая» реальность

«Вечерка» уже писала о происшествии, побудившем законодателей заговорить о поправках в Закон «О пресечении экстремистской деятельности». 11 января в Москве в здании синагоги на улице Большая Бронная 20-летний Александр Копцев нанес ножевые ранения прихожанам. В этом поиске «виновных» (а это была навязчивая мысль парня) ему «помогли» авторы размещенной в Интернете национал-экстремистской литературы. Другая версия — Копцев попал под действие электронной игры Postal про неожиданно сошедшего с ума почтальона, где он берет нож и идет резать горожан.
— К моменту преступления у Копцева границы реальности были размыты, — говорит психолог и аналитик Ирина ВАСИЛЬЕВА. — Так бывает с людьми, очень погруженными в какое-либо дело. Для человека реален тот мир, где есть его интерес: для ученого-математика — мир цифр, для спортсмена — тренировки, соревнования… Виртуальный мир также становится реальностью. Видимо, игра «подсказала» парню решение какого-то вопроса, стала одним из его образов действия… Москва — город контрастов (от «лимитчиков» до олигархов), центр сосредоточения денег. В семье юноши не хватило денег на лечение сестры. У кого деньги? Кто виноват? В его образе мира, возможно, это были евреи: Березовский, Абрамович… и все остальные. Два года он жил в страдании. Два дня в игре он «решал все проблемы», убивая. Виртуальная и настоящая реальности переплелись в его сознании. Результат оказался страшным и печальным. Если выйти за рамки этой ситуации, то она — только следствие, только сигнал о большой проблеме. Из чего складывается мировоззрение наших детей? Ксенофобия, национализм, наркомания, алкоголизм — следствия. Поступками человека правит идея. Только внутри государственной, национальной идеологии можно говорить о толерантности, духовности…

За «неправильный» ресурс — пять лет тюрьмы?

Оценка происшествия политическим бомондом, как российским, так и зарубежным, была однозначной: с антисемитизмом, а заодно фашизмом и экстремизмом нужно бороться тщательнее. Наш земляк — депутат Госдумы от Магнитогорского округа Павел Крашенинников — предложил внести соответствующие поправки в Закон «О противодействии экстремистской деятельности». Они призваны ужесточить уголовную ответственность за распространение экстремистской информации, в том числе и через Интернет. Возможно, что наказывать будут лишением свободы на срок до пяти лет. При этом под экстремистской информацией подразумеваются материалы, пропагандирующие фашизм, национализм, разжигание межнациональной и религиозной розни. Речь, безусловно, идет о борьбе не с Интернетом, а с экстремистами, использующими сеть в своих целях.
— Нужно вести речь о регулировании отношений пользователей Интернета, — специально для «Вечерки» прокомментировал сенатор Евгений ЕЛИСЕЕВ. — Информацию, направленную на распространение экстремизма, терроризма хоть в печатных СМИ, хоть на телевидении или в Интернете нужно отсечь. Масштабов глобальной сети не надо бояться. Сейчас есть Интерпол, государства могут договориться о поимке преступника. Договоренностей об ответственности за достоверность и законность распространяемой информации также можно достичь.
Использование Интернета для распространения информации экстремистского содержания — обстоятельство отягчающее, соглашается с Павлом Крашенинниковым депутат законодательного собрания Челябинской области Дмитрий ВЯТКИН.
— Это все правильно, — высказал свое мнение Дмитрий Федорович. — А вот как применить поправки на практике — дело специальных служб, в том числе милиции, которые занимаются подобными преступлениями. Насколько мне известно, определить машину, с которой была помещена информация или сделан запрос в поисковой системе, нетрудно. Даже в «поисковиках» IP (адрес в сети) заносятся в память. Однако же человека, который сидел за машиной, найти сложнее. Да и само распространение информации надо доказать…

Помогут ли показательные процессы

На самом деле проблем, связанных с правовым регулированием сети Интернет, немало. На исследования нужны колоссальные деньги, на постоянный мониторинг — кадры, которые необходимо обучать, без доказательств тоже далеко «не уедешь». Ресурсы незаконной информации, в том числе экстремистского содержания, создаются очень часто и так же часто исчезают или переносятся. Кстати, необходимость прописать ответственность провайдера (поставщика интернет-услуг) или владельца сайта, на котором появилась информация экстремистского содержания, тоже обсуждается. Однако стоит заметить, что границы того или иного государства к сети не применимы. И здесь тоже могут возникнуть проблемы.
— Интернет — это очень большой сегмент, и сделать так, чтобы ни в одном месте во всем пространстве не появилось подобной литературы, невозможно. Есть рунет, Интернет в Штатах, республике Чад… Охватить все пространство нельзя, и часто нельзя найти человека, который разместил ту или иную информацию, — говорит Владислав ЛИСИЦИН, директор по развитию «Информационной группы 74». — Милицейский отдел «К» может выявить только кого-то менее квалифицированного. Например, с помощью блогов (сетевых дневников) на сервере. Если хотят выяснить, кто писал определенный текст, они обращаются к руководству сайта, те смотрят в статистике и по дате, под которой помещен текст, IP вычисляют провайдера. Второй этап — уже провайдер по дате, сайту и IP вычисляет место, откуда была помещена информация. Это может быть либо квартира, либо офис или интернет-кафе, либо, если повезет, мобильный телефон. Но так можно вычислить неопытных пользователей. Более опытные используют различные ухищрения: например, прокси-серверы (серверы для анонимного подключения к Интернету). Мне кажется, в первую очередь нужно ориентироваться на посещаемость ресурса. Если информация размещена на сайте с маленькой посещаемостью, от нее вреда не будет. Можно и внимания не обращать. Если же мониторить весь Интернет, то никакой милиции, никаких специалистов отдела «К» не хватит, чтобы разобраться. Хотя я допускаю, что в этом смысле на людей подействуют показательные процессы.
Тем не менее в некоторых западных странах ресурсы Интернета действительно контролируются, создаются центры исследований, приняты многие законодательные акты и кодексы поведения. Распространение запрещенной информации через сеть привело к тому, что в Австралии приняты законы, направленные на урегулирование содержания информации в глобальной сети, в Германии работает Закон «Об ответственности провайдера». В Соединенных Штатах давно обсуждаются проблемы контроля уровня насилия и жестокости в компьютерных играх. В России же разработок, посвященных данной теме, не существует. Публикуются лишь отдельные статьи юристов, которые занялись разработкой юридического аспекта использования Интернета.
— По возможности каждая страна регулирует информацию в Интернете, — для нашей газеты высказал свое мнение Михаил ГРИШАНКОВ, заместитель председателя комитета Госдумы по безопасности, — предложений Крашенинникова я еще не видел, ознакомился с идеей лишь в прессе. Считаю, что ограничения — достаточно адекватная мера. Вопрос в том, как это все реализовать. Однако опыт других стран показывает, что ничего невозможного нет. Возьмите хоть Китай — страну, где Интернет развивается бешеными темпами. Там виртуальное пространство регулируется наиболее жестко. Страны с более демократичными правительствами относятся к этому вопросу либеральнее. Тем не менее, во многих из них, к примеру, уже установлена уголовная ответственность за распространение детской порнографии в Интернете.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»