Меню

Эхо победного салюта еще долго будет звучать в юбилейный год и отдаваться в разных уголках

14.08.2015 16:42 - автор Виктория Олиферчук
Таким отголоском стала очередная выставка, посвященная Великой Победе, которую оформила в своих залах Центральная библиотека имени Пушкина. Выставка не простая, особенная. Ее особинка двоякая. Во-первых, автор – наш земляк, челябинец, прошедший дороги войны от первого до последнего дня. Во-вторых, его работы, представленные на выставке, выполнены в технике офорта, довольно редкой по тем, послевоенным, временам. Их всего 46, и все они посвящены любимому городу.
Эхо победного салюта еще долго будет звучать в юбилейный год и отдаваться в разных уголках


История от первого лица

К сожалению, с самим автором познакомиться не удалось: до 70-летия Победы Константин Андреевич Соколов не дожил, он ведь почти ровесник революции, родился в начале прошлого века – в 1916 году.

Биография у нашего фигуранта историческая и занимательная и читается как увлекательная книга. Родился он в многодетной семье. Это по нашим временам три ребенка обеспечивают женщине звание многодетной. А у матери Кости Соколова было не три ребенка и даже не 13, а 21! Правда, выжили только семеро, остальные погибли.

«Помню, в детстве любил рисовать коняшек, вырезать ножницами и клеить на окна. Как-то одна из подружек сказала моей старшей сестре: «Настя, Костя у вас будет художником». Я это запомнил, хотя мне в ту пору было всего три или четыре года», – так мальчишке впервые предрекли будущее.

«…Пришел отец с собрания по раскулачиванию и говорит маме, что его выбрали в комиссию по раскулачиванию. Отец сказал: «Как же я пойду завтра к Илье Терентьевичу и Егору Васильевичу, добрым соседям, отбирать нажитое?» Утром проснулся, а тяти нет: ночью он уехал в Челябинск, на Тракторострой. Написал нам письмо, что устроился плотником в 1-й бригаде, и чтобы мы всё бросали и приезжали к нему в город. Мы сложили на сани пожитки, что могли увезти, сзади привязали молочную корову Пеструху, все остальное хозяйство бросили: трех коров, двух лошадей, овец, кур, гусей. Первое время жили на квартирах, потом выкопали землянку в поселке Будёновка», – так большая семья Соколовых перебралась в Челябинск.

«Я пошел в школу во 2-й класс, так как умел писать, читать и знал таблицу умножения. Однажды Зинаида Ивановна (учительница) принесла рулон бумаги и спросила: «Кто напишет плакат?» Я поднял руку, дома написал печатными буквами и с одного бока нарисовал окраину деревни и ребят, которые пускают воздушного змея. Всем понравилось. Это была моя первая работа», – так талант мальчика нашел применение.

Рисунки, ставшие реликвией

В 17 лет будущий художник работал сначала чернорабочим, затем плотником. Учиться художеству начал достаточно поздно – случайно прочитал в газете «Челябинский рабочий» о наборе в изостудию. Так попал Константин в руки знаменитого уральского художника Николая Русакова (который в свое время учился у самого Константина Коровина). На тот момент ученику было 20 лет, впрочем, тогда было не зазорно учиться в любом возрасте. Рисовали… в старой конюшне. Зимой там было жутко холодно, и ученики вместе с этюдниками и красками тащили еще по полену дров. В первый же год учебы Костю заметили и отметили: дали пять тюбиков белил.

Когда положено, пошел в армию, отслужил два года, вернулся, хотел поступать в художественный техникум, а тут война. «С первых дней войны нас, четверых братьев, призвали на фронт. Никогда не забыть прощания с родными. Отец принес бутылочку, мы с ним выпили, и он заплакал».

Война, как и для всех советских людей, стала тяжелым испытанием. Два раза Константин Соколов попадал в плен, оба раза бежал, партизанил, отрабатывал плен в штрафной роте, после одной войны – с Германией – отправился на восток, воевать с Японией. И в окопах солдат, а потом ефрейтор, не расставался с карандашом: в свободное время рисовал однополчан.

«Когда узнали, что я рисую, начальник финотдела попросил нарисовать его портрет. Начал рисовать урывками, он шутил, что простой солдат командует полковником: «Сядь так, повернись». В то время я курил, он рассчитывался дорогими сигарами, я курил и угощал всех», – написал в автобиографии автор.

Увы, но тех рисунков не сохранилось ни одного – все раздал, раздарил товарищам.

«В десятках семей до сих пор это главная реликвия. Портреты, пропитанные солдатским потом, кровью, пороховой гарью. Во многих семьях Костины работы – последний портрет мужа, отца, деда...» – вспоминал старинный друг художника Александр Чуносов.

Сам себе офортист

Вернулся художник с войны героем – вся грудь в орденах. А вот в Товарищество художников, по иронии судьбы, его не приняли, и пошел Константин витрины оформлять, увлекся гравюрой, чему немало способствовала Валентина Челинцева, которая радушно приняла нового ученика в свою студию. Все свободное время Соколов посвящал рисованию, не выпускал из рук планшет, создавал свою живописную летопись родного города. Зарисовки отправлял в местные газеты, в том числе и в нашу, «Вечерний Челябинск».

Технику офорта освоил самостоятельно. «В 1954 г. ленинградский художник Кусков подарил мне две книги, сказав: «Возьми, тебе пригодятся». Принес домой – и ахнул: книги по офорту и литографии. Вот то, к чему всегда стремился, чем хотелось заниматься, нарисовать и самому отпечатать. С большим желанием начал самостоятельно изучать технику офорта. Соорудил станок, так, как было сказано в книге. Через год, в 1955 г., начал участвовать в областных выставках как график, в 1957 г. представлял свои офорты на республиканской выставке в Москве», – вот так, со слов самого автора, он стал офортисом, одним из первых в Челябинске и одним из лучших в стране: художественный фонд СССР заказывал ему офорты!

2(13).jpg

Живописная летопись родного города


На библиотечной выставке представлено 46 работ Константина Соколова, они относятся к разным периодам, но уже послевоенного времени. Ни одного даже маленького рисунка с войны у автора не осталось. Зато во всех работах изображен любимый город – в разных ракурсах и разных техниках: карандаш, тушь, перо, уголь, шариковая ручка и, конечно, офорт. Здесь можно увидеть исторические вехи городской жизни: строительство цирка, набережной на реке Миасс, возведение плотины Шершневского водохранилища. Многие места родного города просто неузнаваемы: время внесло свои коррективы, от некоторых зданий старого Челябинска не осталось и следа, а городские пейзажи преобразились до неузнаваемости, и без комментариев не обойтись.

Вот, например, старый вокзал Челябинска с живописным паровозом на первом плане. Старое здание построили еще в 1892 году, оно с успехом выполняло свои функции до середины ХХ века. А еще считалось одним из красивейших в городе. А вот стройка плотины нашего местного моря – Шершневского водохранилища. Эта работа, конечно, посвежее. Рисунок сделан в 1966 году.

Здесь же на стендах представлен альбом рисунков «Историко-революционные места Челябинска», на листах которого рисунки памятных мест сочетаются с портретами героев революции, благодаря которым можно убедиться, каким прекрасным портретистом был наш земляк. Еще один альбом – «Поэтические пейзажи Южного Урала» – это самое первое издание офортов. Стихи к ним написал сын художника Юрий.

О работах Константина Андреевича можно говорить много, но лучше одни раз увидеть. Приходите на выставку в библиотеку имени Пушкина. Она будет работать до конца августа.

В Центральной библиотеке имени А.С. Пушкина работает выставка, посвященная 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. Автор работ – челябинский художник, член Союза художников России, участник Великой Отечественной войны. За боевые заслуги был награжден орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны 1-й степени, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие Кёнигсберга», «За победу над Германией», «За победу над Японией». Константин Андреевич – старейший художник Челябинска, одним из первых на Южном Урале начал работать в технике офорта. На выставке представлено 46 работ, выполненных в разных техниках.

Поделиться

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


$in_other$