Меню

*****

Никита Малахов: Вначале было слово! Слово, которое запечатлено на бумаге

19.08.2015 18:00 - автор Виктории ОЛИФЕРЧУК
– Наш библиотекарь был в отпуске и попал на день рождения к известному поэту Андрею Дементьеву, – Ирина Валентиновна Беляева – просто уникальная женщина: заведующая сектором маркетинга Централизованной библиотечной системы города, она в курсе не только дел в своей, пушкинской, библиотеке, но и знает, что творится во всех библиотеках системы. С ее легкой руки едем знакомиться со счастливчиком, побывавшим в гостях у автора строк об Аленушке и лебединой верности.
Никита Малахов:  Вначале было слово! Слово, которое запечатлено на бумаге
Фото Наиля ФАТТАХОВА и из личного архива Н.Малахова
С корабля на бал

Ехать пришлось на Северо-Запад: там на первом этаже многоэтажного жилого дома разместилась небольшая библиотека под номером 28 и с таким звучным названием «Камертон».

Хозяин библиотеки вышел навстречу с нашей газеткой в руках:

– Читал, читал вашу статью про мужчин-библиотекарей, – улыбается Никита Малахов. – Вы поэтому приехали?

– Не только. Хотелось бы поподробнее узнать о вашей встрече с Дементьевым. Как это вас угораздило?

– Я очень люблю творчество Андрея Дмитриевича, его произведения, песни на его стихи, еще со школы зачитывался, – признается Никита Николаевич. – А тут как-то услышал по каналу «Культура» о Доме поэзии в Твери, еще тогда подумал, что надо обязательно там побывать. В этом году поехал в отпуск в Тверь, к маминой знакомой, случайно увидел афишу, что поэт приезжает на родину и проводит встречу в Доме поэзии. Я нашел телефон, позвонил, узнал, что вход свободный и что, оказывается, еще и выставка Екатерины Рождественской, дочери еще одного известного поэта, будет. Конечно, не мог пропустить такой случай.

Полезный подарок для знаменитости

Случай решили не упускать и другие любители поэзии – в небольшом зальчике старинного особняка яблоку негде было упасть. Праздничный вечер протекал в форме непринужденной беседы.

– Разговор шел обо всем: о молодых поэтах, о современной публике, конечно, о поэзии, – продолжает рассказ собеседник. – Мне понравилась его мысль, что сейчас идет поворот к классике. Люди устали от всего этого сумасшествия и стремятся к чему-то более гармоничному. Я его спросил про последний альбом Игоря Крутого «Без слов», в котором собраны его аранжировки классических произведений – сочинений Чайковского, Баха, Бетховена. Вообще, альбомов у Крутого записано всего пять, в первых трех – произведения самого композитора, а в последних – переложения классиков. Дементьев очень хорошо отзывался.

Рассказывал поэт о новых проектах, о том, что мечтает создать музей Ивана Крылова в Твери. И даже немного почитал – свое произведение «Стихи читают молодые».

– Я его помню с юности, очень люблю, – улыбается библиотекарь и, понизив голос, заговорщицки сообщает: – Это я попросил прочесть. Вообще, он очень демократичный. Искренне порадовался, когда я подарил ему набор ручек, которые приобрел в сувенирном магазине, и сразу пустил их в дело.

Вторая любовь

На долгую память об этой встрече у Никиты Малахова осталась фотография. А на память о тверской поездке – целый альбом.

– Тверь – город примечательный, там провел детские годы Иван Крылов, часто приезжал Пушкин, здесь родился Михаил Круг, – рассказывает путешественник. – Тверь старше Москвы: в этом году городу исполняется 880 лет, представляете? Очень много храмов восстанавливается, много старинных красивых зданий. Вот, кстати, Дом поэзии – прекрасный особняк XVIII – XIX веков и в отличном состоянии. Есть тверской Арбат или улица Трехсвятская, так же, как у нас, эта улица пешеходная. А на бульваре Радищева на скамейке сидит сам Михаил Круг, – свой рассказ Никита Николаевич иллюстрирует фотографиями. – Сейчас в Твери реставрируют путевой дворец Екатерины II, после реконструкции туда вернется картинная галерея, которая считалась одной из крупнейших в СССР.

– Судя по всему, город небольшой, промышленности нет, – вставляю свои «пять копеек».

– Да, город поменьше нашего будет, тысяч 500 населения, – согласно кивает Малахов. – Зато недалеко от Москвы, тверичи даже шутят: «Москва и Петербург – пригороды Твери».

Путешествия – это второе после литературы увлечение Никиты Николаевича. Начиная с далеких советских времен он объездил добрую половину страны.

– Был в Москве, Питере, Твери, Владимире, Новосибирске, Уфе, Минске, Самаре, Крым проехал от Симферополя до Алупки, был в Севастополе и на Алтае, – перечисляет путешественник.

– И когда было проще путешествовать – в советское время или теперь?

– Сейчас путешествовать, с одной стороны, сложнее, а с другой – в чем-то легче. Сложнее стало, понятно, в денежном плане, а проще – в отношении сервиса. В советские времена невозможно было устроиться в гостиницу, никогда в гостинице мест не было. Сейчас с местами проблем нет, зато проблемы с деньгами.

NAIL6842.jpg

Военкомат послал… в библиотеку

С денежными проблемами Никита Николаевич вот уже более 30 лет успешно борется в челябинской библиотеке № 28. Впрочем, любимое дело компенсирует недостаток материальных благ. А вот начинал свои трудовые будни наш герой учителем русского языка и литературы: после окончания Новосибирского пединститута пошел работать в обычную школу.

– А потом получилось так, что в воинской части требовался библиотекарь. Это было в 1984 году, когда в Никольской роще стояла часть зенитной артиллерии. Они вышли на меня через военкомат. Я согласился сразу и ни разу не пожалел. А потом ставку сократили и мне предложили новое место, вот в этой библиотеке.

Именно на новом месте библиотекарь вдруг понял, что ему не хватает знаний, и пошел учиться.

– Да-да, из 20 человек в группе, я был один мужчина, – предвосхищает он мой следующий вопрос. – Хотя изначально это была чисто мужская профессия, впрочем, в Европе до сих пор она пользуется спросом среди мужского населения, да и у нас, в России, с появлением в библиотеках компьютеров нашего полку стало прибывать.

– Кстати, как вы относитесь к электронным книгам, освоили уже? – киваю в сторону компьютера.

– Пользуюсь, куда ж без этого, – усмехается библиотекарь. – В электронном виде читал роман Олега Роя «Он и Она», книгу журналиста и ведущего радиопередач Константина Смертина «Эфир длиною в жизнь» – нигде не мог найти. Правда, потом я все-таки ее распечатал, и теперь она у меня всегда под рукой и на бумаге.

– Что скажете? Бумажные носители уступают новым технологиям место под солнцем?

– Нет, книга никогда не умрет! Хотя бы потому, что читать в компьютере неудобно: глаза напрягаются, устают. И потом, не надо забывать, что вначале было слово! Слово, которое запечатлено на бумаге.

Говорить о любви к человеку

«В подчинении» Малахова 25 тысяч книг и 1900 постоянных читателей. Работают они на пару с коллегой Евгенией Владимировной.

– Работы много, но ничего, справляемся, – улыбается библиотекарь.

– А читать успеваете? Что любите, что нравится?

– Читаю каждый день что-нибудь – книги, журналы, газеты, из литературных жанров предпочитаю детективы, в числе любимых авторов – Маринина и Акунин, брат и сестра Литвиновы. Акунин нравится тем, что он стилизует под разных авторов – под Льва Шеина или Тургенева, а Маринину люблю благодаря ее Каменской – мне кажется, это одни из лучших детективов современности.

Поэзия выделена отдельной строкой. В числе любимых – поэты-шестидесятники: Рождественский, Вознесенский, Евтушенко, Окуджава и тот же Дементьев.

– Это стихи содержательные, заставляющие думать, стихи о любви к человеку, – поясняет свои пристрастия собеседник. – А вот к современным поэтам отношусь с долей скепсиса. Многое мне кажется просто графоманством, стихи ни о чем, за редким исключением – я бы выделил Яниса Грантса, ну а других уже просто среди нас нет – Татьяничева, Львов. Кстати, с Михаилом Львовым мы знакомы, он дружил с моим отчимом, который в те времена был директором телестудии.

Домашняя библиотека, конечно, уступает рабочей по фондам, но тоже весьма впечатляет.

– Около тысячи книг, – гордится хозяин. – В том числе полностью Библиотека всемирной литературы, 200 томов, энциклопедия из «Аргументов и фактов», различные словари, даже есть дореволюционное издание – словарь Флорентия Павленкова с ятями и ерами в конце слов. Сейчас уже не покупаю так много книг, как прежде: места не хватает.

Музыкальный акцент

– А почему ваша библиотека имеет музыкальное название?

– Это была моя инициатива назвать нашу библиотеку «Камертон», – признается Никита Николаевич. – Но я считаю, что мы имеем право, поскольку регулярно проводим музыкально-поэтические вечера. Как раз сейчас готовим вечер, посвященный композитору Давиду Тухманову, ему недавно 75 лет исполнилось. А в октябре будем чествовать поэта-песенника Ларису Рубальскую: она тоже юбиляр, в этом году отметит 70-летие.

Подобные вечера в библиотеке № 28 проходят уже семь лет, самый первый состоялся в 2008 году и был посвящен памяти Муслима Магомаева, которого называли золотым голосом СССР.

– Я обожал его с детства, известие о смерти певца сильно потрясло, и вот мы решили сделать вечер памяти. С тех пор проводим встречи регулярно – раз в месяц, иногда успеваем подготовить больше. Контингент посетителей постоянный – это наши постоянные слушатели и читатели. Хотя в последнее время приезжают даже из других районов: недавно познакомились с одной слушательницей, она оказалась из Ленинского района, к тому же сама стихи пишет, поэтесса. К сожалению, молодых на встречах мало, как правило, это люди средних лет.

Героями таких вечеров, как правило, становятся песенники – поэты и композиторы, посвятившие свое творчество песне. Их стихи хранятся на библиотечных стендах, а музыка… У меня целая коллекция пластинок – есть еще совсем старинные, патефонные, но все в рабочем состоянии. Сейчас появился Интернет – и это большое благо: я наконец смог скачать записи вечеров с участием поэтов, композиторов, того же оркестра Гостелерадио, который сейчас носит имя Юрия Силантьева. Все это используется для подготовки наших музыкально-литературных встреч, – объясняет собеседник и приглашает на прощанье: – Кстати, ближайшая состоится уже 26 августа.

NAIL6851.jpg

Поделиться

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


in_other