Меню

В Челябинске читали стихи до головокружения в восьмую поэтическую среду

26.08.2015 12:30 - автор Надежда Медведкина
Ждать восьмую поэтическую среду я начинала еще за три недели: она обещала стать самой насыщенной. Увы мне! Со сложной задачей фантазирования я не справилась: реальность оказалась намного головокружительнее.
В Челябинске читали стихи до головокружения в восьмую поэтическую среду
Фото автора
Зал под открытым небом полон, хотя к вечеру становится так холодно, что слово «август» хочется перевести в категорию ругательных. Но состав участников мероприятия заставляет забыть о температурах. На поэтической среде «ГУЛ плюс» - гости из Екатеринбурга и Перми, а встречает их целый сонм челябинских поэтов. В довершение всего по первым рядам стелется шепоток: «Кальпиди! Кальпиди пришел!» Публика в возбуждении. Если уж за действом наблюдает глава поэтической школы, основатель проекта «ГУЛ», значит, вечер и правда обещает быть необыкновенным.

Начало мероприятия — традиционное и обманчиво спокойное. Открывает его руководитель центра чтения публичной библиотеки Наталья Шмидт с рассказом о поэте-имениннике — Беранже. Затем, опять же вполне традиционно, небольшая лекция. Этот обычай сложился уже в ходе проведения поэтических сред. На сцене успели побывать три челябинских филолога — специалиста по современной поэзии. На этот раз профессор ЧелГУ, доктор филологических наук Марина Загидуллина предложила зрителям поговорить об образе поэта уральской поэтической школы.

Вопрос сложный: УПШ объединяет авторов разных возрастов, с разными направлениями в творчестве. Поневоле хочется переспросить: а точно у них есть общий образ? В столицах уральских авторов, действительно, долгое время старались причесать под одну гребенку, чтобы показать миру поэта-металлурга, для которого завод дороже дома. В соответствии с этим мифом отбирались стихи для публикаций в журналах. А между тем миф не то чтобы совершенно далек от реальности — просто реальность давно уже им не ограничивается... Но общие признаки в поэзии челябинских, пермских и екатеринбургских авторов и правда есть.

После лекции — чтение стихов. Первыми на сцену выходят библиотекари. Не упускают случая похвастаться:

- Студенты ЧелГУ в прошлые годы частенько нас испытывали - спрашивали: «А вы знаете, кто такой Виталий Кальпиди?» И мы с гордостью отвечали: «Знаем!»

Свое знание сотрудники библиотек подтвердили наглядно: прочли со сцены стихи Виталия Олеговича. Позже они показали, что знакомы со стихами и других поэтов УПШ — завершили читку челябинских авторов.

Достойным образом отметилось на мероприятии и управление культуры администрации Челябинска (без содействия которого, к слову, проект едва ли был бы возможен). Его руководитель и один из инициаторов поэтических сред Дмитрий Назаров выступил со стихами «самого любимого автора всего коллектива управления культуры» - поэта уральской поэтической школы Антона Бахарева-Черненка из Перми.

Продолжил читку, звонко раскатывая звук «р», сам автор. А челябинские зрители после первого же стихотворения замерли, зачарованные, и очнулись от поэтического транса только к концу выступления, так что Бахарев-Черненок даже не смог произнести свою любимую фразу: «Давайте аплодисменты — в конце, оптом». Впрочем, овации ему действительно выдали щедрой оптовой порцией.

Следующим на сцене появился екатеринбургский поэт УПШ Константин Комаров.

 - Стихи — это обнажение души. Поэтому то место, где их читаешь, запоминается навсегда, - признался он. Почти что признание в любви Челябинску и парку Пушкина!

Продолжил еще один екатеринбуржец — автор уральской поэтической школы Сергей Ивкин. А затем настал черед Челябинска поддерживать гостей: со своими стихами выступили Янис Грантс, Александр Самойлов, Ирина Аргутина. Поэт и бард Елена Оболикшта исполнила песни под гитару. А финальный аккорд в череде читок сыграли молодые челябинские поэты: Роман Япишин, Дарья Криггер, Кристина Гринцова... К концу второго блока от потока разных и самобытных стихов, а также общей поэтической насыщенности уже немного кружилась голова.

Но, в отличие от большинства сред, в этот момент мероприятие не пошло на снижение и не стало плавно дробиться на реплики «свободного микрофона». На «самой насыщенной» среде, в виде исключения, отменили читку для всех желающих. Вместо нее третий блок занял спектакль «Рискнуть замедлить время» на стихи самодеятельного поэта Михаила Стригина. Великолепное сочетание поэзии, музыки, хореографии заставило меня забыть не только о времени, но и о холоде. Поэтическая среда продолжалась на полчаса дольше обычного, однако прервать ее никто не пытался. Может быть, спектакль и правда замедлил время и отпустил стрелки часов только с последним поклоном участников?

Конечно, восьмая поэтическая среда еще надолго останется в памяти как нечто экстраординарное. Но нельзя же бесконечно останавливать время! Давайте посмотрим, что ждет нас впереди, в том числе и непосредственно сегодня. Главными героями девятой среды станут поэты УПШ Константин Рубинский и Полина Потапова. Снова прозвучат стихи Алексея Решетова. Молодой поэт Елена Меньшенина (ее стихи вошли в книгу «На достаточных основаниях») расскажет о проекте «Молодые - молодым» и прочтет стихи. И конечно, те, кого огорчило отсутствие свободного микрофона на прошлой среде, смогут отыграться: сегодня голова перестает кружиться, мир возвращается на круги своя, а традиции снова вступают в силу.

Поэтому — в который раз — приглашаю всех желающих в среду в 16 часов вечера в парк Пушкина. Одевайтесь теплее, чтобы не мерзли ноги и руки — а уж сердцам и чувствам на поэтической среде замерзнуть не дадут!

 

Блицопрос

У авторов уральской поэтической школы, приехавших на восьмую поэтическую среду, я спросила всего две вещи. Вот что мне ответили.

 

Какие впечатления от мероприятия?

 ++Ивкин.jpg

Сергей Ивкин:

 - Я здесь в первый раз. Но я внимательно отслеживал все поэтические среды в Интернете и СМИ, так что мне было очень интересно побывать на мероприятии, увидеть его вживую. Надо сказать, при интернет-знакомстве площадка казалась мне гораздо меньше... Я удивился, когда увидел большое пространство, на котором к тому же по-настоящему много народа, и в толпе даже трудно выцепить взглядом знакомые лица...

Я - человек, который постоянно работает с музыкантами. Поэтому всегда очень переживаю за микрофоны. (Кстати, Сергей Ивкин был единственным на моей памяти человеком, который начал свое выступление словами: «Я сейчас кое-что скажу, чтобы привыкнуть к звучанию микрофона, а потом почитаю стихи».) И мне радостно, что здесь в этом смысле все устроено хорошо, слово звучит четко. Я специально посидел в разных местах площадки, чтобы проверить. Остался доволен!

 


++Комаров-1.jpg

Константин Комаров:

 - Надо сказать, это мероприятие уже семнадцатое: мы здесь в рамках автопробега по югу Челябинской области. Мы были в Нагайбакском районе, провели огромное количество встреч в самых разных местах — от электростанций до школ и библиотек. Должны бы уже устать до полного изнеможения. Но почему-то усталости нет. Наверное, потому, что где бы мы ни выступали — везде чувствовали отдачу, человеческий интерес, живой диалог. В такие моменты и чувствуешь нужность этого сомнительного в общем-то занятия — знакомства слов друг с другом. Поэтому я не устану повторять, что Урал — исключительное место: здесь люди действительно конкретно (в лучшем смысле этого слова) общаются со стихами, взаимодействуют со стихами. Поэтому я не знаю, что можно сказать о своих впечатлениях, кроме как «Всецело положительные!».



++Бахарев-Черненок.jpg

Антон Бахарев-Черненок:


 - Мы приехали прямо из автопробега по Нагайбакскому району, и я еще переполнен впечатлениями от него... Если говорить коротко, о главном — как-то непривычно много народу. Мы привыкли выступать в камерных форматах. В селе на выступление поэта может прийти и 200 — 300 человек, а может и шесть... И то, что на это мероприятие пришло так много людей, — очень неожиданно и хорошо.

Еще одно ощущение: в самом начале мероприятия на первых рядах перешептывались: «Кальпиди! Кальпиди пришел!» Это, конечно, знаково, что пришел Виталий Кальпиди. Я надеюсь, что он пришел послушать меня!

 

Что за стихи вы читали сегодня, как их выбирали?

 

Сергей Ивкин:

- Я по большей части полагаюсь на интуицию. И когда приезжаю куда-то, то слушаю пространство вокруг: какие-то знаки, оговорки, темы, которые поднимаются в беседах, в том числе чужих... Сегодня Марина Викторовна Загидуллина упомянула, что уральские поэты стали часто ломать ритм, ища новую, непривычную, неожиданную музыку. Я как раз работаю над этим. Поэтому решил читать неизвестное, не то, что привыкли от меня ждать. Прочел новые стихи, все — с этим самым поиском, со сбивкой, с обрыванием речи...

 

Константин Комаров:

 - Я никогда не отбираю стихи для читки. По-моему, это дело гиблое! Сколько бы ни планировал, что будешь читать, — все равно прочтешь другое. То есть, конечно, есть поэты, которые прописывают себе «сет». Но я знаю, что даже если попробую написать план — все равно не буду ему следовать. Стихи - это вопрос настроения, состояния, времени суток, времени года... Ты приходишь, достаешь книжку, листаешь ее у микрофона и понимаешь, что это будешь сейчас читать, а это — не будешь. Это совершенная импровизация.

 

Антон Бахарев-Черненок:

- После выступления ко мне подошла Марина Владимировна Волкова и спросила: «Ты что, подстраивал подборку специально под Кальпиди?» Я ответил: «Ну да». Потому что это правда. Отчасти. Конечно, перед выступлением всегда приходится выстраивать какую-то программу в зависимости от того, какая публика ожидается. Например, если придут дети и пенсионеры, то ясно, что стихи должны быть приличными. Три стихотворения я выбрал заранее, а остальные появились по ходу дела. Ведь читка на публике всегда связана с поведением людей в зале, и ты поневоле откликаешься на их поведение.

 

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»