Меню

Как мы лишились Томинского ГОКа

21.10.2015 12:34 - автор Владимир Филичкин
Конечно же, заниматься наведением порядка и законности в сфере перспективной добычи и переработки медной руды на Южном Урале представителям гражданского общества следовало гораздо раньше. А не тогда, когда в 2015 году активисты движения «СтопГОК» стали пытаться, предотвратить строительство производственных комплексов Томинского горно-обогатительного комбината  под Челябинском, обращаясь с явно запоздалыми воззваниями к президенту страны и ныне действующему губернатору региона, унаследовавшему серьезный «геморрой» от своего предшественника….
Как мы лишились Томинского ГОКа
Фото Наиля Фаттахова
Решать многочисленные проблемы ГОКа, конечно же, следовало тогда, когда эти месторождения еще принадлежали Челябинской области. И от решения действовавшего тогда губернатора, представляющего интересы населения региона, в рамках его компетенции, действительно очень многое зависело. Но, к сожалению, время необходимое для принятия решительных мер, на мой взгляд, было бездарно и безвозвратно упущено. Да и спрашивать сегодня будет правильнее уже с других. Хотя острейшие проблемы «более чем странной» приватизации меднорудных государственных ГОКов на Южном Урале поднимались своевременно, и на достаточно серьезном уровне.

Соавторы медной Программы

Так в Российской газете 24 мая 2005 года под рубрикой «экобизнес» была опубликована написанная мною статья «Мышьяк, свинец и медные трубы» о явной коррупционной составляющей медного передела бесцеремонно проходившего на Южном Урале. И надо прямо признать, что Челябинская область глазами главной газеты страны, в те годы, воспринималась достаточно скверно:

«Покойному Александру Круку приписывали заглавную роль в проникновении структур близких к «Уралмашу» на предприятия меднорудного комплекса Челябинской области…. Александр Крук и Леонид Беренбаум (его тоже связывали с ОПС «Уралмаш»)…. не только сумели внедриться в процесс выплавки черновой меди, и даже последующей поставки производимой в Челябинской области меди, но и считаются в определенных кругах соавторами Владимира Уткина в написании Программы развития цветной металлургии в Челябинской области….». Засветились тогда же на перспективной «медной теме» в нашем регионе и такие вполне авторитетные екатеринбуржцы как Сергей Терентьев, Валерий Вараксин и Константин Цыганов….

Понятно, что мина под цветную металлургию региона закладывалась вполне профессионально. Возьмем в руки устав открытого акционерного общества «Южно – уральская горнорудная компания», владевшего не так давно всеми основными месторождениями меди и сопутствующих ей драгметаллов. Обратите внимание, что среди ее учредителей была вполне скромная научно-производственная индивидуальная частная фирма «Доминион» в лице генерального директора Владимира Чечулина. Вскоре в тесной компании с Владимиром Игоревичем, окажется, и еще один челябинский предприниматель Александр Лосев - председатель совета директоров ОАО «ЮУГРК»

Первоначально права на три медно-порфировых месторождения Челябинской области — Михеевское (прогнозные запасы — 1,8 млн тонн меди), Тарутинское (1,3 млн тонн) и Томинское (1,5 млн тонн) принадлежали созданной в 1997 году Южно-Уральской горнорудной компании. Ее учредителями первоначально стали правительство Челябинской области, получившее 97% акций, и два челябинских предпринимателя — Владимир Чечулин и Александр Лосев. Однако позже господам Лосеву и Чечулину удалось, казалось бы, невозможное: размыть госпакет до 5%, а затем в 2004 году вообще передать ГОКи зарегистрированной ими в Великобритании компании Chelyabinsk Copper Company Limited (ССС). А британская Eureka Mining Pic. в свою очередь стала единственным акционером Chelyabinsk Copper Company Limited.
Команда Петра Сумина вполне сознательно и весьма безжалостно прикончила компанию «ЮУГРК» в наиболее подходящий для этого момент…

Громкое дело, закончившееся ничем

24 декабря 2004 года следователь по особо важным делам Генеральной прокуратуры Российской Федерации Роман Соколов, рассмотрев материалы уголовного дела №18/325526-04, привлек в качестве обвиняемого некоего Виктора Тимашова который по его мнению «совершил преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 174.1 УК РФ – совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными лицом в результате совершения им преступления, и использование указанных средств или иного имущества для осуществления иной экономической деятельности, совершенные в крупном размере».

На роли этого человека в медносырьевой драме Южного Урала следует пожалуй остановиться поподробнее.

В соответствии с постановлением губернатора Петра Сумина №80 от 12.02.2001 Тимашов был назначен первым заместителем губернатора Челябинской области по промышленной политике и государственному имуществу, членом правительства Челябинской области.

В соответствии с постановлением губернатора Петра Сумина №680 от 30.11.2001 Тимашов был одновременно назначен на должность председателя Челябинского областного комитета по управлению государственным имуществом.

В соответствии с постановлением Петра Сумина №214 от 24.04.2001 Тимашов был наделен так же вполне конкретными полномочиями по организации работы по рациональному использованию и развитию природоресурсной базы области, регулированию отношений природо- и недропользования; воспроизводству и охране природных и минеральных ресурсов; в связи с чем, участвовал в управлении деятельностью комитета по природоресурсному комплексу Челябинской области, координировал и контролировал его деятельность….

Как должностное лицо, курирующее работу указанного Комитета, Тимашов принимал непосредственное участие в разработке и подготовке к утверждению областных нормативных правовых актов, регламентирующих изучение, использования, воспроизведения и восстановления природных ресурсов…..

А главное, пожалуй, для нас сегодня, это то, что интересы Челябинской области, которой непосредственно тогда принадлежал контрольный пакет акций (51%) в ОАО «ЮУРГК», на собрании акционеров компании представлял все тот же вездесущий Виктор Тимашов, как председатель Челябинского областного комитета по управлению государственным имуществом.

К тому же, как установило следствие «разрабатывая план совершения преступления, Тимашов в начале 2002 года в Челябинске принудил председателя совета директоров ОАО «Южно-Уральская горнорудная компания» Лосева А.Л. выступить посредником между ним и предполагаемыми взяткодателями…».

И теперь внимание. Как вы думаете, почему именно все в том же 2002 г. правительство Челябинской области оценило работу «ЮУГРК» как неэффективную, и компанию, владевшую основными месторождениями меди, вдруг лишили лицензии. А право на разведку передали трем ее "дочкам" - ОАО "Михеевский ГОК", ОАО "Тарутинский ГОК" и ОАО "Томинский ГОК". И тут же в результате дополнительной эмиссии акций, организованной должностными лицами администрации Челябинской области, доля государственной собственности в уставном капитале ОАО «ЮУГРК» уменьшилась ровно в десять раз и составила 5,1 процента, так же были переоформлены лицензии на три ГОКа (Михеевский, Тарутинский и Томинский).

Следует признать, что господа Лосев и Чечулин очень своевременно избавились от своих медных активов. 13 января 2005 года соучредители ССС продали 51% ее акций британской Eureka Mining всего за смехотворные $250 тыс. И Челябинская область, таким образом, окончательно лишилась возможности контроля разработки некогда принадлежащих ей месторождений….

Ну и на последок, пожалуй, самое главное в расследовании генпрокуратуры РФ. Как, же, по мнению следователя Соколова Р.О., выглядело основное звено схемы коррупционных злоупотреблений в ОАО «ЮУГРК»:

« Получив пообъектный план и перечень мероприятий, и убедившись, что в нем присутствуют предприятия, с представителями которых через Лосева достигнута договоренность о возврате денежных средств, Тимашов подписывал указанные документы и визировал постановления губернатора или постановления правительства области об их утверждении. Подписанные Тимашовым и согласованные с органами исполнительной власти области, должностные лица которых были введены в заблуждение относительно истинных намерений Тимашова (предположение следователя бездоказательное и, на мой взгляд, совершенно не убедительное – прим. автора), пообъектный план, перечень мероприятий и соответствующие проекты постановлений об их утверждении поступали для утверждения в правительство области или губернатору области (Петру Сумину – прим. автора)».

Ну и дальше: «Губернатор Челябинской области – председатель правительства Челябинской области Сумин П.И., введенный Тимашовым в заблуждение (предположение следователя абсолютно ни чем не подтвержденное – прим. автора)….. своими постановлениями или постановлениями правительства утверждал указанные документы». А раз Петр Сумин не понимал, что подписывал, то какие к нему могли быть претензии…. Да и теперь тоже, что с него спросишь.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»