Меню

"К-4" - засекреченное стекло

01.08.2014 11:34 57 (11769)

На протяжении многих лет челябинцы хранили секрет производства бронированного стекла. В первые годы Великой Отечественной войны летчиков, бороздивших небесные просторы на штурмовиках Ил-2, защищали от вражеских пуль и осколков козырьки из бронированного стекла. А в последние годы войны бронестеклом оснащали уже все боевые самолеты, сходившие с конвейеров. Секрет производства авиаброни, спасшей жизни многих людей, тщательно охранялся государством. Выпускали чудо-стекло всего на двух заводах в Советском Союзе. Один из них находился в Дзержинске (Нижегородская область), другой — в Челябинске.

«Гибкое стекло»

В ноябре 2009 года Челябинская областная межведомственная комиссия по рассекречиванию документов решила открыть для общественности архивы фонда Р-1357 — Челябинский завод «Оргстекло» за 1941 — 1950 годы. Документы фонда освещают историю строительства и становления в нашем городе уникального предприятия, производившего в годы войны пуленепробиваемое стекло для авиации, а позже — бусы, разделочные доски, шкатулки и другие товары народного потребления.

Однако рассказ о таинственном заводе, сохранившемся в истории под кодовым названием «К-4», следует начать с того, как вообще была изобретена прозрачная броня. Эту историю поведал один из создателей бронестекла Зуся Шульман. Его воспоминания бережно хранятся в фонде Государственного архива Челябинской области.

Открытию авиаброни предшествовало в начале XX века стремительное развитие авиации во всем мире. В 1928 году в Германии был изобретен плексиглас, или «гибкое стекло» — так переводится название марки Plexiglas, под которой с 1933 года велось промышленное производство прозрачного материала, превосходившего по своим качественным показателям все существующие на тот момент виды стекла. Органическое стекло (а именно о нём мы и говорим) обладало ценными свойствами, необходимыми для самолётов: прозрачное, водостойкое, не чувствительное к воздействию авиационных бензина и масел, менее травмоопасное, чем обычное стекло.

В 1935 году директор НИИ пластмасс Сергей Ушаков привез из Германии, где он был во время командировки, образец плексигласа. Отчитываясь по результатам поездки перед наркомом Серго Орджоникидзе, он представил ему чудо-полимер. Секрет производства плексигласа немцы тщательно охраняли, советским ученым надлежало в короткие сроки открыть его заново. Такую задачу Орджоникидзе поставил перед НИИ пластмасс.

Работа по синтезу полимера, получившая название «К-4», проходила в строгой секретности. В 1936 году был получен советский плексиглас. И на построенном в Ленинграде одноимённом заводе «К-4» приступили к выпуску оргстекла, которое стало применяться не только в авиации, но и, например, для остекления перископов подводных лодок.

— Тогда-то и зародилась у нас заманчивая мысль о прозрачной броне, — вспоминал Зуся Шульман (во второй половине 30-х годов он возглавлял один из цехов завода «К-4»). — Нельзя ли получить на основе оргстекла материал, который выдержит удар пули или осколка? Одновременно с нами, заводскими инженерами, другая группа исследователей в НИИ пластмасс тоже вела испытания оргстекла на пулестой-кость. Обе группы работали на первых порах самостоятельно, по своему почину. Поэтому какое-то время мы не подозревали, что одержимы одной целью. Хотя практические результаты мало обнадеживали, нашей работой заинтересовались в НИИ ВВС. Группу Григория Зискина из института пластмасс передали заводу. Стали работать над бронестеклом сообща.

Прозрачная броня

Пуля, выпущенная из трехлинейной винтовки с 30 шагов, разносила плексиглас на куски. Тогда придумали покрыть его поверхность защитным слоем из закаленного стекла — сталинита при помощи специальной бесцветной пленки. Сталинит накладывался не цельным листом, а отдельными плитками, так называемыми «таблетками», тщательно пригнанными одна к другой.

Наружный экран гасил ударную силу пули. Ударившись в «таблетку», она оставляла на ее поверхности трещины, но не пробивала стекло, при этом оставшаяся часть стекла оказывалась нетронутой.

Испытания изобретения, к которому был причастен Григорий Зискин, а также другие ученые, проводились на полигоне Ижорского завода, а консультировал исследователей всемирно известный академик Абрам Федорович Иоффе и его ученик, один из основателей российской ядерной энергетики, Анатолий Петрович Александров.

Добиться идеальной прозрачности бронированного стекла советским ученым не удалось. И это обстоятельство чуть было не погубило их детище. Специалисты из Всероссийского института авиационных материалов (ВИАМ) утверждали, что мельчайшие включения инородных частиц искажают оптические свойства стекла, и требовали улучшить его качество. Спор помог разрешить конструктор Ильюшин, который высказался против нереальных на тот момент требований ВИАМа.

«К-4» в Челябинске

К началу Великой Отечественной войны в Советском Союзе работало всего два секретных завода, производивших плексиглас. Один из них разместился в Ленинграде, другой — в Дзержинске. Однако в 1941 году Государственный комитет обороны (ГКО) приказал эвакуировать ленинградский завод «К-4» в Челябинск.

Группа из десяти специалистов этого предприятия — слесари, аппаратчики и главный инженер Зуся Шульман — срочно отправились на Южный Урал.

— В Челябинске нас застали обескураживающие вести, — вспоминал Зуся Давыдович. — Ленинград в кольце. Эвакуация завода невозможна. На Урал успели отправить только металлообрабатывающие станки. Значит, нет ни специалистов, ни оборудования, ни сырья. Но решение ГКО непреложно: в кратчайшие сроки наладить в Челябинске выпуск авиационной брони.

Для размещения предприятия были выделены здания дрожжевого завода и завода безалкогольных напитков, которые находились на улице Свободы. Демонтаж оборудования безалкогольного завода начали только 25 августа 1941 года, а дрожжевой завод по настоянию местных властей работал до 7 сентября. Часть оборудования должен был изготовить Тамбовский машиностроительный завод «Комсомолец», но в Челябинск оно так и не поступило. В связи с создавшимся положением в октябре приступили к изготовлению необходимого для производства оборудования на площадке челябинского завода. Часть техники в Челябинске невозможно было изготовить из-за недостаточной механической базы и отсутствия меди, алюминия и других металлов.

Котельная на заводе была маломощная, обещанные котлы в ноябре 1941 года еще не поступили. Трансформаторная подстанция также не подходила по мощности, поэтому была построена новая, но оборудовать ее было нечем. Кроме того, завод испытывал огромные трудности из-за отсутствия квалифицированных рабочих и инженеров. С ленинградского завода в Челябинск прибыло только шесть инженеров и пять рабочих. Фактически директору завода Шульману пришлось в максимально короткие сроки построить новое предприятие.

Приказом Главхимпласта от 2 сентября 1941 года новому директору завода Шульману было приказано к 5 октября 1941 года закончить монтаж оборудования и пустить его на полную мощность. Однако в установленные сроки завод не был готов приступить к производству. Для этого просто не хватало времени. 1 февраля 1942 года «К-4» был готов к сдаче в эксплуатацию первой очереди, но пуск задержался из-за отсутствия сырья. Официально 10 июня 1942 года в Челябинске началась пробная эксплуатация предприятия. А с июля на нем приступили к выпуску продукции.

Основными изделиями, определившими профиль завода, были тонкое листовое оргстекло и бронекозырьки — прозрачная авиаброня для самолетов Ил-2. В последние годы войны боевые самолеты всех типов имели защиту из бронестекла. Из Челябинска на авиазаводы ежемесячно высылали сотни ее комплектов для Ил-2 и тысячи — для истребителей.

Конец истории

После окончания войны завод продолжал выпускать оргстекло для авиационной промышленности. Только теперь он получил «мирное» название — Челябинский завод «Оргстекло». В 1948 году начались разработки производства прозрачной брони с электрообогревом. Кроме этого, на заводе приступили к освоению и выпуску товаров народного потребления.

В 1964 году в нашем городе был открыт цех по производству крупногабаритного органического стекла, в 1967-м в Металлургическом районе заработал цех метилметакрилата, а в 1988-м — цех минеральных удобрений, который перерабатывал отходы производства метилметакрилата. С 1967 года начался выпуск изделий из оргстекла, а с 1973го — из пластмасс. Заводчане выпускали пуговицы, бусы, пудреницы, портсигары, шкатулки, чернильные приборы, сахарницы, чайники, вазы, хлебницы и другую подобную продукцию.

Однако в 90-х годах в стране начался экономический кризис. Сырье подорожало, а продукция из оргстекла перестала пользоваться спросом. Предприятие было вынуждено снизить производственные мощности. Если в 1991 году на двух заводах в России было произведено 43,20 тысячи тонн продукции из оргстекла, то в 1997 году — уже 4,57 тысячи тонн.

В 1993 году Челябинский завод органического стекла приватизировали, однако вскоре областной арбитражный суд объявил ОАО «Челябинский завод оргстекла» банкротом. Назначили конкурсное управление. Но и оно не помогло. В 1997 году предприятие было продано с молотка. Промышленная компания «Индастри групп» купила его всего за восемь миллионов рублей. Это был первый в истории Челябинской области случай, когда промышленное предприятие было признано несостоятельным.


Григорий Львович Зискин (настоящее имя и отчество Герш Лейбович) — химик, изобретатель. Родился в 1915 году в городе Невель, умер в 1999 в Челябинске. В 1939-м возглавил лабораторию органического синтеза Ленинградского химико-технологического института имени Д.И. Менделеева. В декабре 1941-го лаборатория была эвакуирована в Челябинск, на ее базе создан опытный завод «К-4». Зискин работал главным инженером предприятия, а с 1965 по 1987 год — директором. Под его руководством было создано прозрачное бронестекло «сталинит». Наладил технологию безотходного производства органического стекла, бытовых товаров. Автор 30 изобретений. На доме № 36 по улице Цвиллинга, где жил Зискин, в апреле 2000 года была установлена мемориальная доска.

Интересный факт: имя дочери Григория Львовича Эмилии Волковой хорошо известно на Южном Урале. Она доктор медицинских наук, главный кардиолог областного министерства здравоохранения. У нее была возможность поступить на факультет журналистики в МГУ, но девушка выбрала медицинский, так как хотела вылечить отца, у которого развился сердечный недуг.


Из-за отсутствия квалифицированных кадров работать на завод «К-4» определили бывших мастериц-дрожжеваров и специалистов по лимонаду — их срочно начали обучать новой сложной профессии.

— Никогда прежде я не видел, чтобы люди работали так самоотверженно, — рассказывал Зуся Шульман. — Вспоминаю лучшую нашу шлифовщицу Марию Миргаязову. Она пришла к нам из ФЗО 15летней девчушкой, а через полгода у нее появились уже свои ученики. Светлая голова была у рабочего Кириллова. Он первым предложил обрабатывать оргстекло не на металлорежущих станках, как это принято было по технологии, а на более скоростных — деревообделочных. Смелое новшество резко подняло производительность труда станочников.


Первые образцы советского органического стекла, или плексигласа, испытывались в условиях Северного полюса. В 1937 году академик Евгений Федоров приехал на завод «К-4» и заказал детали из плексигласа для окон палатки. Обычное стекло при минус 60 становилось хрупким, как лед, а оргстекло выстояло.


Зуся Шульман вспоминал: «Однажды в Челябинск с фронта прислали образцы материала, который фашисты применяли в качестве стеклоброни для кабин самолётов. Оказалось, это всего лишь утолщённое силикатное стекло, прошедшее закалку. Пуля пробивала его. Видимо, секрет нашей трёхслойной брони немцами не был раскрыт».

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


$in_other$