Меню

Челябинский зоопарк готовится отметить совершеннолетие

23.07.2014 11:41 54 (11766)

В этом году Челябинскому зоопарку исполняется 18 лет. Отмечать совершеннолетие будут целую неделю — с 8 по 14 сентября.

Четыре месяца, как Челябинский зоопарк сменил руководителя. Сменил в очередной раз. Как-то не везет зверушкам с хозяевами: то один оскандалится, то другой. И так последние лет семь из 18. «Хватит! — решил новый директор. — Мы уже совершеннолетние. Пора вести себя и работать по-взрослому».

Праздничная неделя в честь совершеннолетия

 
— В сентябре отметим совершеннолетие, — делится планами Юрий Леончик, сменивший на директорском посту Светлану Коблову. — Дата не круглая, но значительная, а потому праздновать будем неделю — с 8 по 14 сентября. Программа праздника пока разрабатывается, мероприятий будет много, разных, но исключительно без стрельбы и грохота, чтобы не пугать животных.
 

Запланировано уже ставшее традиционным и праздничное угощение питомцев зверинца.

— Хотя на самом деле это вредно, — качает головой директор. — Но мы готовим исключительно натуральные компоненты.

— Как вы оцениваете хозяйство, вам доставшееся?
— Сейчас в зоопарке около 360 животных. Это немного, к тому же видовое разнообразие не самое большое. Например, в Екатеринбурге животных гораздо больше, но с учетом того, что нашему зоопарку всего 18 лет и как он формировался, иначе быть не могло. Значительная часть животных была подарена либо подобрана сердобольными гражданами, а потом уже начались закупки. Основная проблема в том, что у нас экспозиция, что называется, постоянная, одна и та же. Это не есть хорошо.

Зебра ко дню рождения

Поэтому первый вопрос, который новый директор задал сотрудникам, — чем удивлять будем? Ответы принимались в течение недели.

— Зайдите в любой мало-мальски приличный зоопарк: где больше всего народу толкается? — вопрошает начальник. — Перед вольерами слонов, бегемотов, жирафов. Их мы не привезем — ни слоновника, ни вольеров для жирафа или бегемота у нас нет.

— Зато у вас есть и львы, и пумы, и белые медведи.
— Все это хорошо, но мало! Чем привлекать горожан? Ну посмотрели они один раз на белых медведей, второй, третий, а дальше? Нужно видовое разнообразие, нужно расширяться.

— Но слоны и жирафы вряд ли приноровятся к нашему климату, надо строить теплый павильон…
— Совершенно верно. Большого прорыва без значительных вложений, без строительства новых вольеров ожидать не приходится.

— Получается замкнутый круг?
— Не совсем. Для начала мы решили зебру прикупить, с ней проблем поменьше, чем со слоном. Сейчас ведем переговоры с Алматы. Думаю, за август мы все подготовим, оборудуем вольер, создадим условия и к концу месяца мы ее привезем.

— Из Алматы? Далековато… Самолетом повезете?
— Да ну что вы! Самолетом не получится. Грузовым бортом можно только в Москву доставить, а мы не Москва. Будем искать наземный транспорт. Осенью привезем пацана, а по весне, если все будет нормально, ему подружку найдем.

Маникюр для тигра

Городской телефон на столе директора призывно зажурчал, оторвавшись на минутку от писанины, разглядываю странный предмет в руках Леончика. Ух ты! Огромный коготь огромного кошачьего.

— Тигру когти стригли, — перехватив мой взгляд, объясняет Юрий Анатольевич. — Это типичная проблема: вес значительный, больше 200 кило весит, двигается мало, когти врастают, мешают ходить, одна лапа даже болела. Усыпили, подрезали, подпилили. Сейчас бегает.

— Даллакян маникюр делал?
— Зачем? У нас работают свои специалисты-ветеринары. Это, кстати, вообще отдельная большая проблема: зоопарку необходимо специальное оборудование и помещение отдельное для ветеринарии. Сами понимаете, животные болеют, их надо лечить, а самое главное — вовремя болезнь диагностировать, вот для этого и нужна в первую очередь аппаратура. Есть проект, которым в будущем году займемся. В здании музея оформим цокольный этаж, получим документы, там почти 100 квадратов отдадим ветеринарам, приведем в порядок, установим оборудование, и будет у них отдельное помещение для работы.

— Сколько в штате ветеринаров?
— Вообще в штате трое, но сейчас сотрудница в декрете, так что ищем специалиста, универсала, чтобы мог лечить все — и хвосты, и зубы. Сотрудничаем с областной клиникой, если нужны анализы или еще помощь какая-то.

Камень для хазры и мишка-подкаблучник

— А как у вас отношения с зоозащитниками? Тут они цирк пытались бойкотировать, вас не беспокоят?
— Нет, зоозащитники, слава богу, нас не беспокоят.

— Ваше мнение по поводу содержания животных в неволе?
— На самом деле это очень спорный вопрос. Недавно на обходе подхожу к вольеру с белыми медведями: стоят две семьи прилично одетые и с жаром обсуждают, что животным в неволе плохо живется, что это безобразие. Обратно возвращаюсь — та же группа стоит у вольера с хазрой, опять возмущаются. А с ними девочка была лет семи, ей скучно стало, она берет каменюку и со всей силы запускает в хазру. Попасть не попала, но камень о клетку ударился, хазра голову подняла. А девчонке того и надо: «ага, заработало!», она берет второй камень. И представляете, эти гуманные родители, защитники диких животных, ей и слова не сказали, никакого замечания не сделали, с умильной улыбкой наблюдая за «играми» собственного ребенка. Для них такое поведение дочери — это нормально, а вот содержание животных в неволе — очень плохо. Пришлось отчитать нерадивых родителей.

— Специалисты говорят, что в неволе животные живут дольше.
— При хороших условиях содержания — безусловно. Во-первых, всегда есть еда, во-вторых, конкуренции никакой, если животное слабое — выходят, старое — подлечат. Это правда.

Ну а то, что в нашем зоопарке животные размножаются, — это как раз показатель того, что им живется совсем не плохо. Вот с белыми мишками незадача, — вздыхает директор. — Мишка у нас почти домашний, в неволе родился, а супружница его — из дикой природы, так она его гоняет, и ничего у них не получается. Мы уже все проверили, все анализы сделали — нормальный парень, а потомства нет.

А ты видел трубкозуба?

Слушая занимательные рассказы с комментариями, с трудом верится, что совсем недавно Леончик руководил оперным театром.

— У меня была пауза после моей работы в театре оперы и балета, так что резкой смены рода деятельности не было. А в театр по-прежнему хожу, когда приглашают.

— Но ведь это совсем другое направление, или для управленца это не столь существенно?
— Конечно, определенная специфика есть всегда. Особенно если мы говорим не о менеджменте, а о каких-то узких направлениях. Когда ты разговариваешь со специалистами узкого профиля, тут уж нужно соответствовать, потому что все равно решение принимает директор. Так что добирать знания все равно приходится. Помогает общая эрудиция и большой жизненный опыт. К тому же проблемы обсуждаются коллективно. Устраиваем так называемый мозговой штурм.

— Ваше любимое животное?
— Трубкозуб. Пару недель я его очень нежно и преданно любил, — смеется Юрий Анатольевич. — Всем знакомым только про него и рассказывал: «Был у нас в зоопарке? А трубкозуба видел? Да ты что! Приходи обязательно».

— А что, есть такой зверь? — удивившись, показываю свою некомпетентность.
— Это реальное животное, родом из Африки. Трубкозуб находился у нас на временном содержании и теперь уезжает в Минск. На самом деле это животное сумеречное и днем все время спит, в Екатеринбурге, кстати, есть парочка. Сначала хотели у них закупить, а сейчас думаем: зачем? Он днем все равно не показывается.

— Значит, надо делать ночные показы.
— Для таких животных в зоопарках делают специальные ночные павильоны, в которых все наоборот: днем темно, и там эти ночные зверушки возятся, охотятся за насекомыми. А ночью там включается свет, и они благополучно спят. У нас есть ночные зверьки: кинкажу, генета, лори, — но о таком павильончике пока не мечтаем.

Планы и заборы

Вообще, планы у нового директора есть, и некоторые даже удалось «двинуть» в жизнь. Например, установили отдельное видеонаблюдение за животными для зоологов: раньше что охранникам, что ученым — всем одну и ту же картинку показывали, а сейчас — каждому по потребности. Недавно запустили новую систему продажи билетов, это удобно и посетителям, и сотрудникам.

— Переделали сайт, в пятницу его откроем. Задача одна — задержать и не отпускать посетителя подольше, — докладывает начальник. — Совсем не нравятся мне наши заборы и ограждения — ничего за ними не видно. Вот в Московском зоопарке придешь, скажем, к гориллам — все на виду, а у нас? Конечно, меры безопасности никто не отменял, но хотелось бы, чтобы еще было удобно и красиво.

— И какой выход? Стеклянные перегородки?
— Да уж. Наш Боня (шимпанзе Бонни. — Авт.) колотит стекла с большим удовольствием, голыми руками, когда у него хорошее настроение, — ведрами за ним убираем. Но все равно надо что-то придумать. В этом году хотим клетки, оставшиеся от старого зверинца, убрать. Сделаем нормальные вольеры, а на следующий год полностью этот квадрат, там, где волки живут, переделаем. Так что приходите в зоопарк, приводите малышей, показывайте, рассказывайте — у нас интересно и здорово! — приглашает на прощание Юрий Леончик.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»