Меню

Женский взгляд на женскую судьбу

18.07.2014 11:28 53 (11765)
— Ой, ну прямо как у нас! — то и дело восклицали посетители выставки.
— Подумешь, ничего особенного. Мы то же самое делали в то время, — недоуменно пожимали плечами местные фотографы-профессионалы.
А мне нравилось разгадывать эти фотографии по типу «найди пять отличий».

Они и мы

Сценка в коровнике действительно как у нас. Да только для фермы сарайчик маленький, для личного хозяйства большой, а самое главное — хозяйка курит сигаретку. Нет, на наша! Наши тетки в деревне не курили.

Дом престарелых. Пронзительные бесцветные глаза стариков, глядящие сквозь тебя, этот ужасный взгляд одиночества не является заслугой одного государства, но вот интерьерчик очень милый, даже уютный. Нет, не у нас — в Швейцарии. А вот это в жизни бы не догадалась, что тюрьма. Живут же женщины в Швейцарии…

О! Ситцевые платья в мелкий цветочек, внушительные размеры нижнего белья, незатейливые платочки на голове — как у нас. И правда у нас — в Дивеево, Россия.

Всего на выставке около 70 фотографий. Автор — чешский фотограф Дана Кындрова снимала их не только на родине — по всей Европе, есть снимки, сделанные в Англии, Моравии, Франции, Германии, Польше, России.

— Приятно погружаться в историю еще и потому, что нам, большинству фотографов «Каменного пояса», столько же лет, сколько и автору. И мы все это прекрасно помним, нам это близко и кажется родным, тем более что на выставке представлена рядовая, повседневная жизнь, которая на самом деле была очень похожа на нашу, — делится впечатлениями директор краеведческого музея Владимир Богдановский.

Именно в этом заключается главная ценность выставки — в ее реальности и повседневности. О том, как живут за границей сейчас, мы уже видели, что-то знаем, а вот о том, как это было в 70-е, 80-е, даже в 90-е, имели представление по глянцевым журналам да по фильмам, допущенным цензурой до экрана. Оказалось, даже во времена бывшей советской империи у нас с западными империалистами в жизни было множество общих проблем и коллизий. Мамочка с двумя детишками нянчится, а папик самоустранился от собственного семейства, отвернувшись и уткнувшись в газетку. Знакомо? И в Швейцарии, оказывается, это в порядке вещей. Тетка с большой авоськой картошки и связкой книг в другой руке в искусственной шубке выходит из магазина. Москва? Не угадали — Прага. Единственное кардинальное, пожалуй, отличие их от нас — отношение к сексу.
 
 

Эротический детектив

Разведка донесла, что на самом деле фотографий должно быть гораздо больше — около 120. Именно столько показывали в соседнем Екатеринбурге. У нас вывесили не все, часть осталась «за ширмой», и эта часть исключительно эротическая.

— Почему? — пристаю к Богдановскому с вопросом. — У нас сейчас типа свободное общество, цензуры нет. Вы же сами проводили выставки эротической фотографии, взять ту же «Еву»!

— Дело в том, что те фотографии, которые не попали на выставку, они, во-первых, не относятся к теме, а во-вторых, вызывают некие отрицательные эмоции, — отбивается Владимир Иванович. — Ну и самое главное: женщина видит эротику по-другому, а зрители привыкли эту тему воспринимать с мужской подачи. Вот когда на ту же тему у нас показывал свои работы чех Адольф Зика, это получилось интересно. Здесь все-таки главный акцент на повседневную жизнь. А для женщины это в первую очередь дом, семья, дети.

Эх! Так ведь это и есть самое интересное — другой взгляд. Вообще, эротику изначально выдумали мужчины, и вполне понятно, почему они отстаивают право первенства. Хотя на самом деле то, что интересно мужчинам, женщин может оставлять равнодушными или даже вызывать скуку. Что же такого там наснимала Кындрова? И почему эротический момент решили изъять из женской жизни?

— Это отдельная тема, — настаивает Богдановский. — В этой серии она не выявлена автором. Тон подачи должен быть другим — не рядовым, не проходным. Не хватает некоей художественности и творческого решения.

Поправка на менталитет

Возможно, сыграла свою роль и поправка на менталитет: за границей секс давно свели на уровень естественной человеческой потребности — ест, спит и размножается любое живое существо; российский менталитет более стыдливый и романтичный, он бежит вприпрыжку за западным, но в критический момент отступает. Может, это и неплохо, поскольку русская натура никогда не знала золотой середины и вряд ли ее узнает.

К тому же, по словам Богдановского, в последнее время интерес к работам в стиле ню заметно угас.

— Когда нельзя было снимать эротику, это делали повсеместно и фотографий было море. Сейчас, когда запреты сняты, есть куча моделей, фотографам это стало неинтересно. Может, конечно, это мы переборщили, поскольку последнее время делали упор на репортажную съемку. Но вот даже в фотомарафоне мы заявили целую номинацию по эротической съемке, знаете, сколько было снимков? Ни одного!

В общем и целом, поскольку все равно стендов не хватало и надо было что-то урезать, убрали эротику. Чехи не обиделись. Правда, автора на вернисаже не было, но консул из Екатеринбурга Олдржих Соммер признался, что его любимая фотография, на которой изображена мама с двумя детьми (на фото вверху). Действительно, эта фотография стала своеобразным центром экспозиции, точно так же как материнство является кульминацией в жизни женщины. И уже в принципе не так важно, что было до него. И не нужно ничего лишнего.

Выставка Даны Кындровой «Путь женщины» включает снимки, сделанные в разных странах Европы с начала 1970-х до конца 1990-х годов — в Чешской Республике, а также в Швейцарии, Франции, России, на Украине, в Германии, Словакии, Польше, Эстонии и других странах. Можно сказать, что это коллективный портрет европейской женщины того времени.
 

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»