Меню

Саксофонисты страны, объединяйтесь!

18.07.2014 11:19 53 (11765)
У них чудные русские имена — Никита и Тарас, улыбчивые, открытые лица. Они виртуозно играют на саксофоне: Никита месяц назад окончил Парижскую консерваторию, между учебой успел победить в 17 международных конкурсах, уже сейчас его сравнивают с Бутманом; Тарас — солист единственного в России квартета саксофонистов, музыкант театра Олега Табакова. Они приехали в Челябинск не просто с концертом, а с целым проектом летних мастер-классов.

Таланты из глубинки

Всегда приятно видеть талантливую молодежь на сцене. Это вселяет надежду, что еще не все потеряно. Однако все заканчивается концертом. И это правильно — молодые завоевывают, доказывают, утверждаются. То, что молодые исполнители берутся за мастер-классы, — своего рода экстраординарное событие. Это показатель творческой зрелости, с одной стороны, и активной гражданской позиции, с другой. А в основе — неравнодушие к любимому делу.

— Знаете, я в свое время поездил по России, у нас были гастроли с квартетом саксофонистов, мы проехали практически всю страну до Камчатки. Честно говоря, мы были шокированы низким уровнем подготовки музыкантов в некоторых областях, — объясняет Тарас Гусаров. — Нет, есть, конечно, отдельные регионы, где дела обстоят благополучно. Например, в Асбесте очень неплохая школа, кстати, ребята из Асбеста приехали на мастер-классы, жду с нетерпением встречи. Неплохо обстоят дела в Екатеринбурге, Челябинске. Но таких немного. И тогда мы решили создать Всероссийскую ассоциацию саксофонистов.

Откладывать в долгий ящик не стали — месяц назад организацию зарегистрировали, и вот уже проводят первый проект.

— Талантливые дети прежде всего нуждаются в поддержке, — присоединяется к разговору Никита Зимин. — Мы с Тарасом сами из провинции, поэтому прекрасно понимаем их чувства, переживания, знаем, что значит пробиться в Москву, как это бывает сложно. И ребят нужно поддержать, добавить уверенности в себе, своих силах. У нас очень много талантливых детей, поэтому мы целенаправленно решили работать именно в провинции.

Серьезные намерения

Челябинск выбрали потому, что он первым откликнулся на предложение молодых исполнителей. Инициативу подхватил Южно-Уральский институт искусств.

— Нам очень помогла Татьяна Зайцева, педагог по классу саксофона, побольше бы таких энтузиастов, — вздыхает Тарас. — Мы хотим предложить ей присоединиться к ассоциации и очень надеемся на продолжение сотрудничества.

— А как вообще отнеслись к вашей инициативе в профессиональной среде?
— По-разному, — пожимает плечами Гусаров. — Не все считают нашу организацию серьезной, многие не верят, что мы способны тянуть кого-то за собой. Музыканты в России чувствуют сильную конкуренцию, поэтому многие не хотят видеть, замечать, признавать заслуги и успехи других. И все-таки... Думаю, что найдется немало педагогов, которые захотят с нами сотрудничать, и даже из разряда профессуры. Дело в том, что сейчас молодежь в первую очередь воспринимает тех, кто сам может продемонстрировать мастерство, играет, выступает с концертами, то есть наглядным примером подтверждает свой музыкантский статус. А ведь есть множество прекрасных педагогов старшего поколения, которые не то что не могут — просто не занимаются исполнительством. Мы согласны выступать неким связующим звеном между учениками и профессурой, это тоже будет работать на общее дело.

Правильный вектор

Слова Тараса Гусарова подтвердились очередью на занятия. Несмотря на летнее время каникул, на мастер-классы записалось 16 человек, причем ребята не только из Челябинска, приехали из Магнитогорска, Нижнего Тагила, Асбеста, Иваново, даже с Ямала! Желающих получить консультацию у музыкантов оказалось достаточно.

— А вы уже занимались педагогикой? — спрашиваю с опаской (Никите 27 лет, а Тарасу только 25).
— Педагогический опыт был, Никита проводил мастер-классы, в том числе и за границей, у меня тоже были подобные занятия, — продолжает Тарас. — Своих учеников мы пока не имеем, но это все в перспективе. Возможно, классы появятся в рамках этого проекта.

— Скажите, ну разве можно за одно занятие чему-то научить ребенка? Это же не взрослый исполнитель, который подходит к процессу более осмысленно.
— Конечно, ребенок может сразу не среагировать на то, что ему говорят, но главное — заинтересовать, — отвечает Зимин. — Повлиять на него можно, можно задать какое-то направление, дать рекомендации, помочь с какой-то конкретной проблемой.

— Знаете, с маленькими детьми в каком-то случае даже проще, главное — их правильно научить. Взрослые, конечно, быстрее все схватывают, с ними легче разговаривать, но зачастую приходится переучивать, а это проблематично, — добавляет Гусаров.

Показать и рассказать

Свою декларацию музыканты полностью подтвердили делом. Сначала небольшой концерт, демонстрирующий возможности инструмента и таланты исполнителей. Саксофон — инструмент молодой, такого огромного классического репертуара, как у старших собратьев, у него нет. В концерте звучали переложения произведений Баха, Эжена Бозза, Сарасате. «Цыганские напевы» последнего, предназначенные для скрипки, челябинцы впервые услышали в исполнении саксофона. Никита Зимин с этим произведением всего-то месяц назад окончил Парижскую консерваторию. Думаю, тамошние профессора удивлялись не меньше челябинских. Играли музыканты и дуэтом.

Мастер-классы ждала с не меньшим интересом: всем известно, что играть и учить — две большие разницы. К примеру, великий пианист Святослав Рихтер никогда не имел учеников и педагогикой не занимался. На моей памяти один столичный виртуоз оказался абсолютно бессилен на мастер-классе, и все обучение свелось к банальному показу. В результате ученица стала нервничать, потому что сыграть так, как мастер, она не могла, а что нужно сделать, музыкант никак не мог ей объяснить.

Никита Зимин очень точно подмечал недочеты, в техническом плане подсказывал, что нужно сделать, в исполнительском — предлагал варианты, по делу хвалил, но не пропускал мимо ни одной оплошности. Манера общения — на равных. В результате девочка-студентка практически сразу включилась в работу.

У французского «Сельмера» русское лицо

Немного о себе музыканты рассказали в перерыве.

Никита Зимин родом из Вологды. Учиться музыке начал в семь лет, первым инструментом было фортепиано, но в 11 лет услышал на улице саксофон, на котором играл его будущий педагог, и «заболел». На первом курсе Вологодского музыкального училища талантливого мальчика заприметила профессор Гнесинки Маргарита Шапошникова, пригласила Никиту к себе в класс. Зимин экстерном окончил училище и поступил в музыкальную академию. А потом еще в Париж попал благодаря президентскому гранту.

— Никита, многие музыканты очень гордятся инструментами, особенно струнники своими Страдивари, Гварнери, Амати. Для вас это тоже важ-но? На каком инструменте играете?
— Есть три составляющих: автор, исполнитель и инструмент. Когда они соединяются, и возникает результат. У меня очень хороший инструмент французской фирмы «Сельмер». В свое время я его выиграл в качестве приза на конкурсе Адольфа Сакса. И теперь являюсь официальным представителем французской фирмы.

Кстати, с собой Никита привез два инструмента, а вообще играет на четырех разновидностях саксофона — сопрано, альт, тенор и баритон.

Пример Ростроповича

А Тарас Гусаров, оказывается, учился в музыкальном колледже Магнитки, причем весьма успешно — получал премии губернатора Челябинской области, Законодательного собрания и даже президентский грант. Потом поехал в Москву, поступил в академию Гнесиных. Солирует в квартете саксофонистов, работает в театре Табакова.

— Нет, это не мешает заниматься музыкантской деятельностью,— отрицательно качает головой Тарас. — Как правило, спектакль репетируется 1,5 — 2 месяца, Олег Павлович лично курирует, и ответственность большая, но мне интересно. Мы делаем интересные проекты, Олег Павлович всегда поддерживает оригинальные предложения, так, например, я предложил ему пригласить на одно из театральных мероприятий наш квартет, и он поддержал идею. Всем понравилось. Думаю, надо продолжать.

— Вы позиционируете себя как классический музыкант, все-таки симфонический оркестр — это совсем другой уровень.
— Знаете, когда в свое время Ростропович сказал: «Если меня попросят назвать самое большое дело в моей жизни, это не будет связано с музыкой», — улыбается Тарас.

Мечта об оркестре

Планы у ассоциации грандиозные, если не сказать наполеоновские. Но, может, это и правильно.

— Сейчас у нас в активе семь человек, — рассказывает Гусаров (он как раз занимается организационными, административными проблемам, а Никита — по творческой части). — Планируем сотрудничать с регионами. Конечно, в идеале хорошо бы охватить все территории, заинтересовать губернаторов. Но это… как получится. А через год хотим созвать первый всероссийский съезд и показать свой коллектив.

— Что за коллектив?
— Большой оркестр саксофонов! Это очень сложно. Нам нужно 45 музыкантов, но не это самое проблемное, как раз исполнителей мы наберем. Сложнее найти инструменты — бас-саксофон, контрабас, субконтрабас. Их в продаже не бывает, к тому же стоят они баснословно дорого — больше миллиона. А нам для полноценного оркестра нужно хотя бы четыре басовых инструмента.

— А дирижер?
— Дирижер уже есть. Потрясающий, бывший военный, к тому же сам саксофонист. Он еще замечательный аранжировщик и сейчас уже кое-что делает к будущему проекту.

— В других городах будете проводить летние мастер-классы?
— Да. Получили приглашение из Одессы.

— Ой! Поедете?
— Конечно! Мы занимаемся искусством, не политикой.

— Ну а в Челябинск приедете на будущий год?
— Очень бы хотелось сделать эти мастер-классы постоянными.


Тарас Гусаров.

 
Знакомство с музыкой Тарас начал в детской школе искусств № 2 города Нефтеюганска. Учился в музыкальном колледже при Магнитогорской консерватории. Обладатель бронзовой медали на X Молодежных Дельфийских играх России. В 2010 г. поступил в РАМ имени Гнесиных. Помимо участия в квартете саксофонистов Тарас ведет активную концертную деятельность. Работает в театре Олега Табакова и занимается преподавательской деятельностью в ДМШ им. И.С. Баха. Выступает с джазовыми концертами в городах России. Также проводит обширную благотворительную работу.

Никита Зимин.

 
Учебу начал в Вологде. Экстерном окончил музучилище и музыкальную академию имени Гнесиных, выиграл два президентских гранта — в России и во Франции и поступил в Парижскую консерваторию, где конкурс — 40 человек на место. Победитель 17 международных конкурсов, в том числе наиболее престижных — имени Адольфа Сакса в Бельгии и Aeolus Competition в Дюссельдорфе. Выступал с концертами в Швейцарии, Японии, Франции, Германии, Финляндии, США, Корее, Азербайджане, Казахстане.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»