Меню

Кто вредит полезным ископаемым Южного Урала

18.07.2014 10:58 53 (11765)
Кладовые Южного Урала не так обильны и бесконечны, как пишут в книжках. Поэтому рачительное использование минерально-сырьевой базы региона — задача вполне серьезная. Однако находятся и такие дельцы, которым собственный карман дороже общенародного добра. Давно известно: нелегальная разработка недр приносит серьезный урон экономике и экологии Челябинской области. Но подсчитать его точно сегодня ведомства не могут из-за слишком специфического вида деятельности.

Старый способ: снять сливки

С постановкой проблемы согласен замминистра минэкологии Владислав Коробкин. Нелегальные разработчики недр наносят ущерб, который имеет несколько составляющих. Во-первых, в результате нелегальной добычи полезных ископаемых в экономику вовлекается дешевый, практически бесплатный ресурс. К примеру, попавшие на рынок щебень, песок, глина или поделочный камень обрушивают цены на эти материалы, делают неэффективной работу легальных разработчиков месторождений.

— Потому что у тех, кто пользуется недрами нелегально, — поясняет Владислав Коробкин, — отсутствует затратная часть. Вот они и выставляют товар по более низкой цене. В результате создается фактически отток средств, получаемых от реализации продукта, которые затем не реинвестируются в структуру месторождения. Так вымывается долговременная основа недропользования.

Во-вторых, нелегалы не связывают себя соблюдением требований природоохранного законодательства. А это затраты и еще раз затраты.

В-третьих, нелегал не занимается обеспечением безопасности того сырья, которое поставляется на рынок изготавливаемых строительных материалов. Проще говоря, не несет никакой ответственности. Такому «недропользователю» и в голову не придет провести надлежащую сертификацию продукта на предмет безопасности. Зачем ему гигиенические требования, санитарные нормы, если нужно по-быстрому загрести «полезное ископаемое» и продать. Как правило, при нелегальной добыче производится выборочная разработка полезных ископаемых. Расхититель берет то, что легче всего взять. В таких случаях просто подгоняют бульдозер, экскаватор, самосвал, и пошло дело — черпать минеральное сырье, которое лежит прямо под ногами. Выбираются «сливки» месторождения — сырье с самым высоким содержанием полезного компонента. От этого рассчитывать на долговременную разработку разоренного месторождения не приходится — не рентабельно.

Там ничего не растет

«Черные» недропользователи не гнушаются срывать почвенный и растительный слой. Если разработка ведется в соответствии с проектной документацией, которая прошла техническое согласование, то и перемещение плодородного слоя происходит с тем, чтобы правильного его складировать. Впоследствии он мог бы пригодиться для рекультивации карьера. Это даст возможность восстановить растительность, снятую во время разработки на участке. Но нелегалы не задумываются об ущербе, который они наносят природе.

— Нанесенный природе таким образом ущерб Россельхознадзор исчисляет миллионами рублей только в масштабе отдельного участка, — говорит Владислав Коробкин. — По всей Челябинской области это будут десятки миллионов.

Кстати, зачастую почвенный слой тоже реализуется деловыми людьми. И получается, что там, где прошлись «добытчики», уже ничего не растет.

Известен шиферный участок возле поселка Атлян, где в свое время в горной местности сняли почвенный слой до обнажения плитняка. Сегодня там осталась лысая, безжизненная гора, с которой вокруг разносится пыль.

Нелегалы, оставшись один на один с природой, не очень с ней церемонятся. Взять хотя бы способы их обращения с ГСМ (горюче-смазочные материалы). Во вскрытые недра сливают остатки масел, солярки, керосина. Эти загрязняющие элементы попадают в подземные воды. В результате — деградация источников водоснабжения.

И совсем уж вопиющий случай можно вспомнить, когда в 2011 году в Южном Казахстане недродобытчики развернули такую бурную деятельность, что в целом ряде районов существенно изменились русла рек. Насколько мы далеки от такого у себя на Южном Урале, еще вопрос.

Владислав Коробкин отмечает, что нередко на водосборной площади устраивают карьеры. Это приводит к необратимым изменениям. Колодцы мелеют, источники водоснабжения утрачивают свое значение в качестве питьевых. Так, к примеру, случилось однажды в поселке Межозерном.

Кто присмотрит за недрами

— Проверки месторождений проводятся регулярно, в плановом порядке, — рассказывает начальник управления природных ресурсов регионального минпрома Сергей Черкашев. — По сигналу, обращению мы можем проверить состояние объектов природопользования и внепланово.

— Говорить о безлицензионной добыче не совсем правильно, — комментирует Сергей Черкашев. — Для этого нужно несколько условий: доступность минерального сырья, малозатратность его добычи и востребованность на рынке. Добывать кустарным способом железо или медь не имеет никакого смысла. Но и строительные материалы — предел компетенции Челябинской области — тоже требуют серьезного производства. И по ночам разрабатывать сложно. Однако облицовочный камень востребован населением, грунты очень нужны. Вот здесь мы сталкиваемся с нелегитимностью добычи. И усилия нашего ведомства направлены на контроль всех предприятий и месторождений.

Однако даже на уровне правительства отмечалось, что нарушения в сфере добычи полезных ископаемых есть, особенно в отчетах объемов произведенной продукции. Считается, что предприятия стремятся показать меньший объем, чем добыто на самом деле. Но, по мнению специалистов, на самом деле существует план, обусловленный лицензионным соглашением, от которого отступать не выгодно.

Кстати, у нас в области выдано 240 «геологических» лицензий. Соответственно на разработку и добычу 99 и 141 на геологоразведку.

Закон суров, но не ко всем

Чего бояться нелегальным недропользователям? Заместитель природоохранного прокурора Челябинской области Наталья Дриманова сетует, что за нарушения в сфере охраны атмосферного воздуха и водных объектов установлены более жесткие санкции, чем в сфере недропользования.

— Статья 7-3 Административного кодекса, — уточняет Наталья Николаевна, — предусматривает ответственность за два вида правонарушений. Это так называемое безлицензионное или нелегитимное пользование недр. Штраф на юридических лиц — от 800 тысяч до одного миллиона рублей. А вот за пользование недрами с нарушением условий, установленных лицензионным соглашением, предусмотрен штраф для юридических лиц от 300 до 500 тысяч рублей. Есть и более суровое наказание — за нарушение прав собственности. Ведь недра принадлежат Российской Федерации. Статья 8-9 предусматривает нарушения в сфере экологии. Это нарушение в сфере охраны недр и гидро-минеральных ресурсов. В этом случае может накладываться штраф от 300 до 500 тысяч рублей. Нужно указать и на статью 255 УК РФ «Нарушение правил охраны использования недр». Это то же нарушение лицензионного соглашения и экологических мер безопасности. Уголовная ответственность наступает в том случае, если в результате действий виновного лица причинен значительный ущерб ресурсам. Но, к сожалению, если за нарушения в административной сфере у нас привлекаются граждане, то статья 255 на сегодняшний день не работает. Потому что сложно расследовать, привлекать к ответственности, доказывать вину по таким делам. У нас в сфере уголовного судопроизводства субъектом правонарушения может являться только должностное лицо. А как доказать его вину?

Представитель надзорного ведомства замечает и по поводу проверок:

— Иногда можно было бы проверить. Тот же минпром наделен полномочиями по осуществлению надзора. Но и он сегодня связан требованиями, жесткими положениями ФЗ-294. Закон предусматривает, что любой хозяйствующий субъект проверить можно только в соответствии с планом, утвержденным на календарный год. Любая внеплановая проверка может быть проведена только в исключительных случаях.

Вот так. Контролирующий орган натыкается на тот же ФЗ-294 от 2009 года. И если необходимо действовать, то придется добиваться согласования с прокуратурой субъекта. И только при наличии оснований. Есть сигнал — есть проверка. При этом сама же природоохранная прокуратура сегодня нуждается в специалистах по атмосферному воздуху, экологии, геологии.

— Поймать нелегального недропользователя, доказать его вину и привлечь очень сложно, — говорит Наталья Дриманова, — а минпром только два года осуществляют свои надзорные полномочия. И большинство возбужденных дел сегодня находятся в стадии обжалования.

Налог растет

С момента передачи минпрому функций геологического контроля количество проверок составляет около 40 в год. Это плановые проверки. В 2011 году до введения геонадзора было проведено всего пять выездных проверок. В 2013 году их уже 39. Кроме того, участились рейды — осмотр участков. Их за 2013 год обследовано 62.

Результаты такого обследования позволили составить правильное представление о состоянии дел на месторождениях.

По словам Владислава Коробкина, были выявлены места, где пользовались недрами с нарушениями. Статистика получилась такая: Карабаш — шесть нарушений, в Агаповском и Чебаркульском районе по одному. По два материала завели в Сосновском и Красноармейском районах. Попали в список Кунашакский район, Сатка, Озерск.

Какой эффект возникает от того, что проводятся такие мероприятия?

— НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых), — комментирует Владислав Евгеньевич, — у нас в предшествующие годы выше среднероссийских показателей. Это в неблагоприятной экономической ситуации. При этом объемы добычи предоставленных в пользование участков растут, и растет НДПИ. Это означает, что у легальных недропользователей увеличивается спрос на добываемый продукт.

По мнению аналитиков, в такой обстановке с рынка выдавливаются отдельные лица и организации, которые пытаются реализовать нелегально добытый материал. Рост связан с введением регионального надзора. Нельзя игнорировать и полномочия муниципалитетов, которые давно введены в Закон о недрах, который как раз предусматривает введение муниципального геологического контроля. Челябинская область — единственный регион в РФ, у которого есть такая система, которая, по сути, предотвращает покушения на нелегальную разработку месторождений.

Сегодня выстраивается вполне работоспособная система, когда государственные и надзорные органы совместно работают и составляют планы проверочных мероприятий.


Месторождение — понятие экономическое. Это скопление полезных ископаемых, которые выгодно сегодня добывать. Все месторождения в Челябинской области составляют минерально-сырьевую базу региона и фиксируются в кадастре. Запасы фиксируются и отслеживаются в государственном балансе. Существуют десятки видов полезных ископаемых. В нашей области разработкой месторождений занимаются почти две сотни предприятий. Это сложный производственный процесс, где работают большие коллективы людей.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»