Меню

*****

Чешуйчатые кони с Агачкульских берегов

11.07.2014 12:30 51 (11763)

Окончание. Начало в № 49 от 4 июля

— Блин, ну все, промок, как собака. Теперь точно Ангины Павловны не избежать! — пристроив к колу садок с только что пойманным двухкилошным карпом, вышагивал я из прибоя к суше, задрав по колено штаны. Да, собственно, чего уж теперь штаны? Все равно на мне места сухого нет.

— Ну что, брателло, — щелкнул я по шляпе Вована, который, сидя на корточках, колдовал над прикормкой. — Обмоем, что ли, первый карповый хвост?!

…Время-времечко бежит, у костра Вован лежит. Вернее, не у костра, а у мангала. Еще бы, много ли нам, смертным, для счастья надо: шашлычок, коньячок, и балдеет рыбачок!

Через час со стороны берега на наш каменный приступок вырулил «Крузер» со свердловскими номерами, из которого тут же выбрались трое немолодых, но с виду весьма крепких подтянутых мужиков.

— Мы здесь рыбалку заказывали, так что не обессудьте, соседями будем…

— И вам не хворать! — пробубнил Вовик, в мангале помешивая угли. — Местный предупреждал нас, что вы к вечеру будете, так что располагайтесь. Милости просим к нашему шалашу…

Вскоре, выгрузившись, мужички отогнали в проулок транспорт и принялись разбирать свои суперпричиндалы, которые, судя по всему (не в пример нашим), стоили немалых рублей. Карп-фишинг — белой краской было намазано на синих майках вновь прибывших, а потому все у них было карп-фишинг: модные спиннинги, стойки, сигнализаторы, большая палатка из заграничных краев. Видать, богатые буратинки, семь заноз их папе Карло в штаны!

Сначала мы с Вованом просто вкушали ароматное мясо, потягивая из армянской бутылки, и наблюдали за спортсменами высших проб. В конце концов стало сытно и скучно (не клевало) и я решил с «ебургами» навести мосты. А что? Один черт целую ночь с ними в обнимку вялиться, так что же тут уж топырить пальцы в глаза?

— И чего? Сколько палка такая стоит? — не сдержавшись, подошел посмотреть я на крутые импортные хлысты. — Если их продать, поди, можно всю рыбу на базаре скупить?

— Да нет, что вы, — как бы не замечая иронии, свердловчанин протянул мне свой спин. — Кстати, я Валера, а тест палок 80 — 150 граммов. Материал композит, ему уже скоро семь лет…

Да-а, живут же люди — удочки, катушки по 300 «зеленых» рублей! А у меня все пять спиннингов вместе с катушками за один рупь! Да ладно, не в цене суть, еще посмотрим, каков результат будет к утру…

В дальнейшем мужички неожиданно оказались очень вежливыми и, не реагируя на мои прихватушки, поддерживая разговор, продолжали разбирать свою кучу снастей. И вот пока с интересом я изучал арсенал свердловчан, с нашей подставки, на которой дежурили 12 концов, раздался знакомый катушечный треск. А-а! Вот они, наши дедовские снасти, всегда были и есть лучше всех!

— Давай в лодку, в лодку давай! — командовал Вовчик, подхватив клюнувший спиннинг и суматошно вращая катушечный барабан. — Сачок не забудь, да греби по леске, а то опять утащит в зацеп…

И снова ветер в харю, я … гребу…

Через два часа солнце стало клониться за озеро, но ветер не стихал, и барашковая волна продолжала шипеть на наш каменный мыс. Прибывшие вновь соседи закинули снасти и, поставив свой здоровенный матерчатый дом (куб), выложили походную скатерку-самобранку. Закусь удивляла своим невиданным многообразием, и водовка потекла рекой… Целый час мы со своей редиской пускали слюни, затем, слово за слово, колбасой по столу — и вскоре, обобщив наши застолья, мы дружно вспоминали, где и на каких озерах кто побывал.

— Ну, за рыбалку! — подражая Булдакову, Гера (один из свердловчан) приподнял наполненный стакан. И тут…

— Вьи-и-и-и-и, — вдруг так громко запоросячила одна из модных сигналок новых знакомых, что от неприятности звука я чуть не поперхнулся только что проглоченным соленым груздком.

— И-и-и, — продолжал визжать крайний спиннинг, и все трое «ебургов», забыв про еду, бросились к воде.

После подсечки более чем трехметровый карбоновый хлыст сгибался чуть ли не пополам, и на большом шеститысячнике (катушка) периодически включался фрикцион. Судя по всему, рыбка на другом конце оказалась немалая, и пока Валерий монотонно выкачивал клюнувшую рыбешку, его дружки подтащили нашу лодку и готовились выйти на шторм.

— Вз-з-з-з, — в очередной раз заработал фрикцион, подтверждая, что карп «за понюшку табака» не намерен сдаваться и рыбачкам еще немало доставит счастливых хлопот…

Целых два раза рыбину подтягивали к берегу, и два раза Гера на лодке пытался «заарканить» ее в подсак. Но то ли квалификация «сачка» была невысокая, то ли, наоборот, слишком высокая штормовая волна, но хеппи- энда у свердловских ребят никак не получалось. Как только рыба оказывалась у борта лодки (недалеко от берега, мель), она сразу включала форсаж, и ловцам приходилось начинать все сначала. В конце концов все-таки замучили они карпа и уже без всякого подсака просто выволокли на отмель. Ну а здесь воды по колено, все было просто, и пойманная добыча вскоре была подвешена на весы. 9300 кг — вот это конь из агачкульских вод!

«…Какие звезды, какая чудесная ночь», — говаривала одын дэвушка из кинофильма «Золотой теленок», и не согласиться с ней было нельзя! Во втором часу ночи свет над нашим застольем (автомобильная переноска) начал тускнеть, и организмы, пресыщенные мясо-спиртными калориями, стали задумываться про ночлег.

— Ну что, братцы, могет быть и могет будь, пару часиков соснуть?! — выполз Вован из своего походного кресла и отправился к своей тачке с разложенным сидением и спальным мешком. Лично я не могу спать в машине: душно, всякая нечисть пищит и летает, да и к тому же над донками нужно бдеть. То ли дело в палатке или в лодке под неусыпными взорами звезд! Вскоре, примостившись возле спиннингов на перевернутом «Таймене», я со всеми своими потрохами отшвартовался в сон…

…Бзынь-дрынь, хлесть-хрясть! А-а-а-а!!!

Однако! Утро туманное, речи душевные! Когда я высунул голову из-под плаща, моему взору предстала следующая картина маслом: столик с деликатесами завален на бок, продукты разбросаны, а на земле, посреди всей этой сумятицы, лицом вниз, суча ногами и подвывая, валялся некто среднего возраста, а поодаль ебуржане вязали еще таких же двоих, на вид 30-летних. Расписанная «синькой» и с физиономиями, на которых явно отсутствовал интеллект, «молодежь» мокро шмыгала носом, на ходу сочиняя какие-то байки про стечение времен.

Здрасьте! Наше вам с кисточкой! Оказалось, ночные гости родом из соседней деревни (Султаевка) и, с их слов, пришли попросить закурить. Закурить в 4 часа утра! Еще бы спросили, как до библиотеки пройти! Проснулся Валера оттого, что сработала в машине радиосигналка от спиннинга, когда воришки пытались смотать хлысты. Наши знакомцы, как оказалось, военные, а потому здешним «курильщикам» шибко не повезло! Мало того что пьяным юнцам «полечили» угри на физиономиях, еще и лекцию им пришлось выслушать на тему «Как нехорошо чужое брать». Но все-таки им повезло! Наверняка долго бы воришки «курили трубку», заправленную тумаками, если бы не случившаяся поклевка, которая и отвлекла свердловчан от экзекуции. Поджав хвосты, как побитые дворняжки, молодчики по берегу убегали трусцой…

— Ну что, господа! — ближе к обеду, свернув свои снасти, прощались мы с новыми друзьями, забив в мобилы свердловские номера. — Наверняка еще увидимся…

— А как же, пока в озере такие «кони» водятся, мы завсегда будем тут!

Поделиться

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


in_other