Меню

*****

Кыштымский след Менделеева

04.07.2014 12:03 49 (11761)
В этом году в Обнинске состоялась 29-я Всероссийская конференция учащихся «Юность. Наука. Культура», на которой были подведены итоги заочного конкурса научно-исследовательских, изобретательских и творческих работ. Лауреатом первой степени в секции «Краеведение» стала кыштымская школьница Таисия Рудакова, представившая работу «Один день в Кыштыме великого Менделеева».

— В нынешнем году, 8 февраля, отмечалось 180-летие со дня рождения Дмитрия Ивановича Менделеева, а также исполнилось 115 лет с момента его посещения Кыштымского горного округа, — говорит научный руководитель проекта Таисии Рудаковой Ольга Илларионовна Сонина. — То есть год дважды юбилейный. Всего один день Дмитрий Иванович пробыл в Кыштыме, и чуть меньше года ушло у нас с Таисией на сбор материала и подготовку работы. Конечно, главными источниками информации были наши краеведы и сеть Интернет, часть материала удалось получить в Кыштымском краеведческом музее, хотя после большого пожара в 1921 году много документов в нем сгорело. Большую помощь оказали сотрудники кыштымских музеев машиностроительного объединения, медучилища, историко-революционного, а также библиотека имени Швейкина.

Работа Таисии действительно сделана на высоте. Всероссийскую известность получил кыштымский Центр детского (юношеского) технического творчества, представивший на конференции свою воспитанницу. В исследовании некоторые эпизоды из поездки Дмитрия Ивановича по Кыштымскому округу были обнародованы впервые, некоторые — стали открытиями. Обратимся к самой работе.

В 1899 году по поручению министра финансов С.Ю. Витте и директора Департамента промышленности и торговли России В.И. Ковалевского Дмитрий Менделеев возглавил правительственную научную экспедиционную поездку на Урал для изучения кризисного состояния промышленности. В подчинении Дмитрия Ивановича было три помощника — специалисты по различным вопросам горнозаводского дела.

Менделеев писал: «В комиссию я привлек Земятченского, который долгое время занимался железными рудами Урала, Вуколова — помощника начальника морской научно-технической лаборатории, химика... А также сотрудника Главной палаты мер и весов Егорова, изучавшего постановку железоделательного производства на Урале».

Во время поездки у каждого была своя задача и свой маршрут, вчетвером они собирались редко и ненадолго. Сведения о поездке каждый участник экспедиции изложил позднее на бумаге самостоятельно.

Чуть больше месяца было у Менделеева для «знакомства с настоящей действительностью» Урала. Главная его работа началась после поездки: анализ собранных сведений и выработка рекомендаций. Книга «Уральская железная промышленность в 1899 году» стала итогом уральской научной экспедиции. В ней, наряду со статистическими данными и таблицами, немало описаний природы и условий жизни людей, с которыми виделись путешественники, «...обширный совместный труд мог бы…претендовать на статус энциклопедии – разве что для энциклопедии потребовалось бы несколько по-другому выстроить материал». Дмитрий Иванович дал полную программу использования природных уральских богатств и указал пути ее индустриализации. «Вера в будущее России, всегда жившая во мне, прибыла и окрепла от близкого знакомства с Уралом…» — подытожил результаты экспедиции Менделеев.

* * *

Итак, ранним утром 15 июля 1899 года ученый прибыл в Кыштым и был радушно встречен председателем Главного правления Василием Григорьевичем Дружининым, его родным братом Михаилом Григорьевичем, одним из директоров правления и управляющим Кыштымским горным округом Павлом Михайловичем Карпинским. «День был прекрасный, люди, с которыми беседовал, теплые, просвещеннейшие, полные опытности и оживленные», — оставил запись в своем дневнике Менделеев.

Из отчета ученого о поездке на уральские заводы: «Подъезжая ранним утром к Кыштыму, мне уяснялся по цифрам таблицы ход уральских дел с железом, а когда я поговорил с гг. Дружиниными, одними из хозяев завода, и с многоуважаемым Павлом Михайловичем Карпинским, то стали еще полнее мои посильные суждения о том, какими мерами можно расшевелить Урал».

«Несравненный эрудит» — так Менделеев отзывался о Павле Карпинском. Через год, в 1900-м, ученый снова встретился с Карпинским на Всемирной Парижской выставке. Карпинский стал ее золотым лауреатом за чугунный павильон «Кыштымские горные заводы» и был удостоен большой серебряной медали за написанную на французском языке брошюру «Исторический очерк Гороблагодатского округа на Урале».

Менделеев проголосовал за него как член жюри выставки. В Приложении № 40 книги Менделеева по итогам уральской экспедиции имеется интересная статья Павла Карпинского, рассказывающая о непростых земельных отношениях, сложившихся в заводах Кыштымского горного округа.

* * *

Во время пребывания в Кыштыме Менделеев жил в семье Павла Карпинского в Барском, или Господском, доме, который сейчас называют Белый дом.

Он занимает площадь более четырех тысяч кв. метров. Внутренняя его отделка была изысканной: лепные потолки, обитые шелками стены, резные камины, изящные отопительные печи, всюду — художественный декор. Каждая из комнат имела свое оригинальное оформление: картины, статуэтки, ковры, зеркала, медвежьи шкуры, чугунное художественное литье.

Менделеев отметил в дневниковых записях: «…мне пришлось услыхать и, никуда почти не выходя, видеть множество интереснейшего, оставаясь в уютном семейном кругу Павла Михайловича, который занимает нижний этаж превосходного барского дома, от которого дышит прошлым, но где живет все новое и молодое, начиная с воспитываемой горной козочки, фотография с которой, к сожалению, не удалась, потому что в глубоких комнатах, как в старинных домах всегда, маловато свету».

На первом же этаже Барского дома была оборудована внутренняя миниатюрная церковь и большой комплексный музей, любимое детище Павла Михайловича.

В музее Менделеева интересовали все отделы: минералогический, геологический, производственный, исторический. Отец и сыновья Дружинины были страстными коллекционерами, и Дмитрий Иванович поразился обилию старинных книг, образцов каслинского литья, коллекции местных минералов. Каслинским художественным литьем и отбором предметов для музеев и выставок под руководством Карпинского с большим увлечением занимался Василий Дружинин, который увлекался и фотографией. Позднее в своей книге Менделеев проиллюстрировал его фотографиями очерк, посвященный Кыштымскому горному округу.

«Между особенностями пребывания в Кыштыме считаю необходимым упомянуть о массе виденных там превосходнейших фотографий окрестных видов, мастерски снятых Василием Григорьевичем во время его ежегодных посещений этих мест».

* * *

О самом музее ученый отозвался так: «Экспонаты таковы, что сделали бы честь крупным европейским музеям, но тут уже начинается Азия! Не успеешь что-либо похвалить, как любезнейший Карпинский велит завернуть и отослать мне на квартиру. Приходилось восторгаться молча… Видал я на выставках это литье не раз, сам купил в Екатеринбурге прекрасные образцы, но то, что увидел в Кыштыме… превзошло все мои ожидания. Отливка тончайших медалей, ажурных блюд, бюстов, статуй так тонка и чиста, что во всех отношениях не уступает бронзовой. Есть вещи действительно превосходные».

Больше всего он восхищался чугунной цепочкой. «На ней… каждое звено формовано и отлито отдельно так, что гибкая цепь образуется рядом друг в друга продетых колец…»

В историческом отделе хозяин дома обратил внимание Менделеева на железную кровать, на которой отдыхал в Харитоновском доме Екатеринбурга император Александр I во время путешествия по восточным губерниям России в 1824 году.

Подробные сведения о Каслинском заводе и его изделиях, описанные Дмитрием Менделеевым, дали повод отдельным исследователям считать, что он посещал Касли, расположенные в 30 километрах от Кыштыма. Но ученый и его спутники в Каслях не были. Эти подробные сведения были получены от братьев Дружининых и Карпинского.

Именно в Кыштыме родилась мысль у Дмитрия Менделеева: «Вера в будущее России, всегда жившая во мне, прибыла и окрепла от близкого знакомства с Уралом».

* * *

Экспедиционная поездка, продолжавшаяся до Кыштыма целый месяц, подорвала здоровье Менделеева, и в Кыштыме Павел Карпинский предложил ему передохнуть и подышать сосновым воздухом на даче заводовладельцев.

Дача была сооружена в середине XVIII века на окраине соснового бора, с выходом на берег озера Плёсо, с другой стороны дачи — речка Сугомак; названа Мариинской в честь одной из царствующих особ, затем Сугомакской, а с 1917 года — Ближней дачей.

Карпинский, вступив в должность управляющего округом, перестроил дачу на свой лад и сделал ее образцовой. При даче был разбит парк и выстроена оранжерея.

Менделеев отдыхал в деревянном доме дачи, на втором этаже. Большая лестница вела к пруду, там располагались помост и купальня, место для лодок. В саду кругом стояли статуи, вазы и диваны из каслинского литья.

В дневнике Менделеева сохранилась запись: «Чтобы показать общее расположение заводского поселения, Павел Михайлович повез меня версты за три на дачу, где живет летом часть служащих и находится большая оранжерея в прекрасном саду, выходящем на запруду, представляющую видеть озеро, красиво обставленную лесом и проселками».

Оранжерея была c четырьмя отделениями: сливовое, персиковое, ананасовое и цветочное. Весь урожай фруктов и ягод шел управляющему, его жена распределяла урожай по старшим заводским служащим. Громадная оранжерея с цветущими и плодоносящими ананасовыми, сливовыми и другими деревьями покорила Менделеева. Он самолично сфотографировал оранжерею.

Во время путешествия ученый много фотографировал.

Снимки вошли в первую часть его книги под названием «Личные и фотографические впечатления уральской поездки». Проезжая на дачу через Кыштым, Менделеев оставил о нем отзыв: «Селение, видимо, достаточное, а среди чистых крестьянских дворов за мостом эффектно красуется давно устроенная больница с колоннами и украшениями, говорящими о том, что ее ставили не вчера».

Сохранилось воспоминание, в котором рассказывалось о бале, устроенном вечером на даче в честь высоких гостей. Дмитрий Иванович танцевал с молодой дочерью местного фельдшера, по поводу чего Павел Карпинский пошутил: «Менделеев — любитель девушек», — и 65-летний ученый покраснел.

Продолжение следует…

Фото из открытых интернет-источников

Поделиться

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


in_other