Меню
 
23 Сентября 2017, Суббота

Поле битвы – школа

11.01.2017 12:00 - автор Наталья ФИРСАНОВА
Попытка родителей защитить права своего ребенка закончилась переходом на семейное образование.
Поле битвы – школа
Локальные конфликты в школах вспыхивают нередко. Чаще всего они «тлеют» за закрытыми дверями класса, в крайних случаях «пламя» нерешенных проблем вырывается наружу. В идеале родители находят общий язык с учителем и сообща во благо ребенка ищут выход из сложной ситуации. Самый распространенный вариант, когда родители формально принимают правила игры, навязанные школой, или переводят своего ученика из плохого, по их мнению, учебного заведения в другое. Лишь одиночки выходят на «тропу войны», самоотверженно отстаивая интересы ребенка. К слову, право на защиту учащегося его родителями прописано в законе «Об образовании» (статья 44). Однако прийти к компромиссу удается не всегда. В школе не любят «проблемных» родителей. Такой «неудобной» для педагогов одной из челябинских школ стала семья Александровых (фамилия изменена). С ранних лет родители воспитывали единственного сына в атмосфере уважения, чутко реагировали на его интересы и потребности, учили отвечать за свои поступки.
  
Отправляя мальчика в первый класс, надеялись, что он сможет получить достойное образование, мечтали встретить педагогов-единомышленников. А потому выбрали для сына частную школу. Подкупила реклама: маленькие классы, индивидуальный подход, развитие способностей. Но ожидания не оправдались. Рядовые учителя проводили стандартные, без изюминок, уроки. Родители не видели смысла оплачивать дальнейшее обучение и перевели сына в обычную, среднестатистическую, школу…

- Я сама выпускница этой школы. Она в ту пору была на хорошем счету. А сейчас… - вздыхает Елена Александрова. – С проблемами мы столкнулись еще в начальных классах. Оказывается, все дети должны посещать внеурочные занятия. Пропуски тут же отразятся на успеваемости. Вообще факультативы в этой школе нечто священное. Каждый учебный год директор непременно напоминает: дополнительные курсы по математике, русскому языку и другим предметам строго обязательны. Но желания и возможности детей, очевидно, педагогов не интересуют.

Внеурочная принудиловка

На увлекательные занятия к любимому преподавателю ребятишки, наверняка, с радостью побегут и после уроков. Но отсидеть за партой дополнительно 45 минут в принудительном порядке не просто. По словам нашей собеседницы, на факультативах дети самостоятельно заполняли пустые клетки в печатных тетрадях, не обсуждая и не проверяя задания.

- Из школы сын приходил усталым, опустошенным. А ведь еще надо было делать домашние задания, - рассказывает она. – Но одной школой жизнь ребенка не ограничивается. Наш сын хорошо учится, занимается теннисом, с удовольствием изучает минералы в кружке юных геологов во Дворце пионеров. Мы могли бы выполнять факультативные занятия дома, в свободное время.

С таким предложением заботливая мама обращалась к учителю, к завучу и к директору, для подтверждения внеурочной занятости приносила справки из спортивной секции и геологического кружка, кстати, имеющие лицензию на образовательную деятельность. Но раздражение руководства школы против мамы, не желающей идти в ногу с послушным родительским большинством, нарастало.

- Родители боятся испортить отношения с администрацией, поэтому не вмешиваются в школьные дела. Если вы встали на защиту интересов своего ребенка, сразу попадаете в разряд злейших врагов руководства школы, - рассуждает Елена. - Начинается давление на ребенка. А как можно воздействовать на благополучного ученика? Занижать оценки. Спасало то, что в нашей семье не принято ставить отметки во главу угла. Для нас главное, чтобы сын получил хорошее образование, рос мыслящим человеком, уважал себя и окружающих.

Начальную школу мальчик окончил на хорошо и отлично. Однако в среднем звене конфликт обострился вновь. Классный руководитель, она же – учитель русского языка и литературы, требовала обязательного посещения ее факультатива.

- Одноклассники возмущались, что сын после уроков уходит домой, а их заставляют сидеть на дополнительных занятиях. На собраниях родители выражали недовольство: почему мой ребенок учится на особых условиях, - рассказывает Елена. – Но о каких «особых условиях» идет речь? Я просто не хотела, чтобы сын переутомлялся, отсиживая лишние часы в школе. Свою точку зрения я изложила классному руководителю. Учитель выслушала, не возражая. Но после моего заявления в электронном дневнике неожиданно появилась целая вереница двоек.
По словам мамы, все попытки решить проблему оказались безрезультатными: педагог просто не шла на контакт.

Диктофон – защита от агрессии

Учащиеся имеют право на «уважение человеческого достоинства, защиту от всех форм физического и психического насилия, оскорбления личности, охрану жизни и здоровья», гласит статья 34 закона «Об образовании РФ». В школе, по мнению нашей собеседницы, это право нарушалось. Среди одноклассников ее сына был некий возмутитель спокойствия. Еще в младших классах забияка оскорблял, а порой и отвешивал подзатыльники детям.

- В последний день учебного года в четвертом классе этот ученик избил моего сына. Мы пытались беседовать с обидчиком, звонили его отцу. Тот на наше обращение отреагировал весьма равнодушно: «Разбирайтесь с ним сами». А мама, как орлица, яростно защищала ребенка, - рассказывает Елена. – Мы надеялись, что школьная администрация принимает меры по социализации этого ученика, что ему помогает психолог. Увы…

Подросток, чувствуя безнаказанность, стал действовать изощреннее. Срывал уроки, устраивал драки, щедро осыпал одноклассников нецензурной бранью, украдкой подбрасывал детям чужие вещи. Однажды, забавы ради, подставил подножку однокласснице, девочка упала и сломала ногу. Другую ученицу жестоко пинал в живот, ребенок попал в больницу. Когда мама пострадавшей обратилась в полицию, ей объяснили: факт причинения вреда здоровью должен быть зафиксирован на месте происшествия. Однако «по факту получения травмы расследование в установленные законом сроки не проводилось». Об этом засвидетельствовали в городском комитете по делам образования. «За ненадлежащее выполнение должностных обязанностей сотрудники школы привлечены к дисциплинарной ответственности», - говорится в официальном комментарии ведомства.
  
«Какие меры принимаются для защиты детей от агрессии одноклассника?» - с таким вопросом не раз обращалась к руководству школы Елена Александрова. В ответ слышала: «Откуда вы знаете, что происходит в классе? Может, ваш сын сам виноват».

- Я думала: как доказать, что моего сына постоянно унижают и оскорбляют в школе? И решила, что единственный способ – принести на уроки диктофон. Сын несколько дней вел запись. Прослушав ее, мы с мужем убедились в ущемлении прав ребенка на образование, - полагает Елена. – Например, все тот же одноклассник-забияка сорвал контрольную работу. В диктофонной записи мы слышали, как учитель безуспешно пытается призвать нарушителя к порядку и, в конце концов, заставляет встать всех детей, пока тот не успокоится. Спрашивается, в чем провинился весь класс?

Одновременно родители сделали неприятные открытия: некоторые учителя, не церемонясь, называли детей «олухами», «тормозом» и так далее. Александровы надеялись, что аудиозапись станет весомым аргументом при общении с директором и завучем школы. По инициативе родителей в класс пригласили инспектора по делам несовершеннолетних. Представитель полиции прослушал диктофонную запись, провел профилактическую беседу с проблемным подростком. После этой истории, по словам Елены, усилилось психологическое давление на ее сына.

«Не нравится – уходите»

- Завуч, встречая сына в коридоре, непременно указывала на него пальцем и заявляла: этот мальчик ходит в школу с диктофоном и записывает все, что происходит на уроках, - вспоминает она трудные дни минувшей весны. – После визита полиции окончательно обозлилась классный руководитель. Учителя-предметники дружно стали заваливать моего ребенка плохими оценками. А на собрании в конце учебного года активистки родительского комитета мне прямо заявили: «Не нравится наша школа – уходите».

Понимая, что урегулировать ситуацию на уровне школы нет никакой возможности, Александровы написали жалобу в районную прокуратуру и комитет по делам образования города. В заявлении, в том числе, заострили внимание на сборе денег с родителей на ремонт протекающего потолка в классе и на оплату труда уборщицы. В этом вопросе в ходе прокурорской проверки были выявлены грубые нарушения закона. Директору школы было выдано представление с требованием рассмотреть вопрос о привлечение виновных к дисциплинарной ответственности.
Для Александровых финалом школьной эпопеи стала угроза повторного обучения сына в пятом классе.

- За итоговую контрольную работу по русскому языку сыну поставили двойку, - рассказывает наша собеседница. – Я была уверена: оценка намеренно занижена. Целый месяц добивалась у классного руководителя посмотреть работу. Ее копию мне выдали в школе на заседании конфликтной комиссии, куда я была приглашена по поводу переаттестации сына. Члены комиссии настаивали на том, чтобы я подписала документ о согласии. Директор пригрозила, что в случае отказа сын останется на второй год.

И тогда Елена в очередной раз обратилась за помощью в городской комитет по делам образования. Только после этого контрольную работу ее сына повторно проверил независимый эксперт, оценка была повышена до удовлетворительной. Мальчика перевели в шестой класс.

Однако родителям стало ясно: сын не сможет продолжать обучение в своей школе, и, опасаясь, что директор учебного заведения воспользуется «телефонным правом», выбрали для ребенка семейное образование.
Разногласия с классным руководителем, принудительные внеурочные занятия и прочие конфликтные события в той или иной форме имеют место во многих школах. Дело, как говорится, житейское. Но как только родители «выносят сор» за пределы образовательной организации, их ребенок тут же попадает в число неугодных школе.

Мамины уроки

- Мы же ничего противозаконного не совершили. Я просто пыталась бороться за интересы своего сына. Почему нас выдавили из школы? – до сих пор недоумевает Елена.

Женщина убеждена, что руководство школы, пользуясь правовой безграмотностью родителей, легко манипулирует и вводит их в заблуждение. Чтобы больше этого не допускать, она за лето изучила закон об образовании, разобралась в тонкостях семейного образования.

- Между домашним и семейным обучением большая разница, - объясняет наша собеседница. – На домашнее обучение дети переводятся по медицинским показаниям. Они остаются в своей школе, оттуда к ним приходят учителя. При семейном обучении ответственность за образование ребенка полностью лежит на родителях. Они составляют график уроков, приглашают репетиторов или обучают ребенка сами, выбирают учебное заведение для прохождения промежуточной и итоговой аттестации. В Челябинске всего 30 детей находятся на семейном обучении.

Сегодня Елена для своего сына и мама, и учитель. Ей, выпускнице приборостроительного факультета ЮУрГУ, специалисту по радиоэлектронике, пришлось оставить работу. К 1 сентября в семье купили учебники, составили расписание. Вместе с мамой мальчик уверенно осваивает школьную программу. Но, по мнению Елены, семейное обучение при всех его достоинствах далеко не лучший вариант. Ребенок должен учиться строить отношения со сверстниками в школьном коллективе, выполнять разумные требования педагогов, считает она.

- Но за прошедший год сын получил тяжелую психологическую травму. Ему нужно время на восстановление, - говорит мама. - Я стараюсь объяснить сыну: все, что произошло, - это полезный опыт. В жизни может случиться любая ситуация, но всегда надо иметь свое мнение, отстаивать его и никогда не сдаваться.

 

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


Главное за сегодня

В Челябинске действует лже-ТСЖ В Челябинске действует лже-ТСЖ

...или житейский кошмар на улице Каслинской

Про выборы честно Про выборы честно

В гостях у «Вечерки» снова побывал руководитель областного избиркома Сергей Обертас. Повод – только что отгремевшие выборы в регионе. Поэтому встреча проходила с трансляцией в соцсетях. И люди могли задавать свои вопросы во время «прямого эфира». На этот раз журналисты решили начать разговор с «горячего» вопроса: возможны ли в России честные выборы?

Банки навынос Банки навынос

На наших глазах меняется система кредитных учреждений, потому что их количество регулярно сокращает регулятор. Заседание в «Сигарном клубе», что прошло в минувший вторник носило весьма оживленный характер. Причин несколько. Во-первых, впервые на этой площадке в беседе принимала участие дама. Во-вторых, обмен мнениями проходил спонтанно, живо, с обилием интересных фактов и наблюдений. Наконец, в-третьих, тема банков и банковской системы сегодня касается абсолютно всех. И здесь как ни абстрагируйся, а личное отношение никуда не денешь. Да и тему дискуссии сформулировали четко: «Банковская система: современные вызовы». Корреспондент «Вечерки» подслушал разговор экспертов.

240.jpg





240.jpg







капитанская дочка 180х240.jpg

модуль_4.jpg






Азбука_180 150.jpg

180x240.png