Меню

Экскурсы

02.07.2014 11:28 48 (11760)

Киножвачка с претензией

 
 
Как долго может держать вас у экрана лицо Александра Балуева? Лично меня — несколько вечеров кряду. Причем кого бы Балуев ни играл: хоть царя Петра Романова, хоть сыщика Шаповалова, хоть маршала Победы — Жукова. Одно огорчает: режиссеры, «фрахтующие» суперактера, как-то особо не заморачиваются по части исторической достоверности в создаваемом ими кинопродукте. Мне, читавшему «Воспоминания и размышления» Г.К. Жукова в двух редакциях и мемуары других военачальников, даже неловко обсуждать сей аспект. По мнению продюсера биографического сериала Алексея Пиманова, Жуков был латентный алкоголик, который между стаканом и нескончаемыми разборками с любовницами и женами умудрился еще товарищу Сталину бросить вызов: в сериале на полном серьезе показывается подготовка маршалом открытого вооруженного противостояния между подчиненными ему подразделениями и Ставкой Верховного главнокомандующего, возглавляемой Сталиным. Из боевого маршала слепили не то декабриста, не то опричника. Полагаю, Георгий Константинович от такого прочтения не раз в гробу перевернулся. Старшая дочь прославленного маршала Эра (жаль, что это неинтересно создателям сериала) оценила фильм как пасквиль, оскорбляющий и нашу историю, и ее отца. Но это, как я понимаю, из разряда антирыночной сентиментальщины, болтающейся в межосевом пространстве киношного креатива, аки цветок в проруби, с последующей переадресацией на городскую свалку.

100 тысяч за Саахова

 
 
Судьба отснятой Леонидом Гайдаем «Кавказской пленницы» висела на волоске. И причина предстоящего несчастья заключалась в фамилии Саахов, принадлежавшей наиболее сатирическому герою фильма — секретарю райкома, которого играл Владимир Этуш: у него был реальный однофамилец в жизни (разумеется, по курьезному совпадению) на той же должности. А это, как известно, была каста «неприкасаемых». Бдительные «товарищи» от коммунистической инквизиции, усмотревшие здесь крамолу, потребовали как минимум переозвучить ленту, а то и вовсе запретить как «в целом вредоносную, способную подорвать авторитет партии»… И тогда Юрий Никулин отправился к министру культуры Фурцевой. Юрий Владимирович выбрал в разговоре с «небожителем» безошибочную интонацию. «Переозвучка съест сотню тысяч народных денег!» — говорил он, делая упор на недопустимость подобного расточительства.

В эпоху «экономной экономики» этот аргумент оказался решающим, и комедийный шедевр пошел в народ.

Слепой случай

Раневская и Марецкая идут по Тверской. Раневская говорит:

— Тот слепой, которому ты подала монетку, не притвора, он действительно ничего не видит.

— Почему ты так решила? – спрашивает Марецкая.

– Он же сказал тебе: «Спасибо, красотка!»

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»