Меню

*****

«Экспертный клуб»: Тонкая настройка для мегаполиса

30.03.2017 17:16 - автор Подготовил Сергей ТАРАН
Из чего строить Челябинск? Куда будет расти город? Цена квадрата или вид из окна? Эксперты обсудили перспективы развития столицы Южного Урала.
«Экспертный клуб»: Тонкая настройка для мегаполиса
Фото Вячеслава НИКУЛИНА
На днях в Челябинске состоялось первое в этом году заседание «Экспертного клуба». Для обсуждения выбрали тему, волнующую всех горожан: «Градостроительная политика в 2017 - 2027 г.г.» Модератор круглого стола Сергей Крапивин предложил поговорить «приземленно», о вещах, которые можно воплотить в камне и бетоне немедленно.

Вопросов накопилось немало: на какой горизонт времени планировать? Из чего строить? Кварталы или микрорайоны? Что, наконец, нужно сделать, чтобы в Челябинске появилась архитектурная среда?

В пламени споров, как всегда, высветилось нечто важное.

За ходом дискуссии наблюдал корреспондент «Вечерки».

Слабость компетенций


Дмитрий ДОВЖЕНКО, депутат гордумы, советник главы города: Архитектура — это то, что происходит в обществе. Это политика, это идеология. Московские послевоенные высотки - воплощение победного стиля. Можно говорить об архитектурном опыте разных городов. Но мы живем в Челябинске.

++Дмитрий-Ступин-.jpgАрхитектор Дмитрий СТУПИН, занимается планированием и архитектурными решениями городских пространств: Вопрос о микрорайонах и кварталах — это вопрос о качестве застройки и жизни. На мой взгляд, все привыкли видеть хорошие кварталы и плохие микрорайоны. Что влияет на качество пользования? Если не очень удобно выходить из подъезда, входить в транспорт, добираться до работы, то какова здесь роль архитектора? Он лишь шестеренка в технологической цепочке. Но есть способы управления - через документы административного зонирования, местные нормативы. Но у нас нет компетенций ни у исполнителей, ни у тех, кто согласовывает документы, ни у тех, кто ими руководствуется. На самом деле по стране, мы изучали это, во многих города научились очень тонко настраивать требования. Не совсем и всегда это попадает в правовое поле. В Перми, в Новосибирске, в Уфе пытаются правильно работать с теми же правилами землепользования. Каждый город набирает опыт.

Модератор: Как эти компетенции повысить? Может быть, пригласить экспертов из других городов? -

- Мы говорим про людей, которые понимают технологию. Это понятный круг людей, кто может толково написать техническое задание. Но ни одного человека из Уральского региона там нет. Но у нас привыкли замыкаться в себе. Думают, что варяги нам не помогут. Это неправильно.

Слово о генплане


- Как должна развиваться городская застройка?

++Александр-Малышев-.jpgАлександр МАЛЫШЕВ, бывший архитектор Архитектурно-планировочного центра Челябинска: В 2012 году мы начинали делать изменения для генплана города. Это был большой интересный труд. Мы пытались поменять идеологию градостроительства. Но у нас квартальная и микрорайонная застройка определилась колесным транспортом. Дороги, ограничивающие часть территории, — это данность, которая пришла издавна. Город делится на части вынужденно. А вот наполнение этих частей — вопрос осмысления. Пока мы живем и работаем по тем СНИПам, которые нам достались с советских времен, где все регламентировано, начиная от площади туалета и заканчивая шириной проезжих частей и количеством объектов соцкультбыта. Наверное, делать градостроительную революцию сейчас не нужно и неправильно. Мы на сегодняшний день не знаем, что нужно нашим людям. Хотят ли они жить в этих домах-коммунах, которые до сих пор строим в виде панелек? Когда есть идеология, нормативная база и понимание того, к чему люди стремятся, тогда будет эффект. Все остальное мелочи. Градостроительство определяется экономикой. Будет выгодно жить на данной территории - люди будут оставаться. И наоборот.

- Может ли что-нибудь измениться за десять лет, появятся ли тонкие настройки и в Челябинске?

Александр МАЛЫШЕВ: В первую очередь это генплан города, механизм управления территорией. Это не столько градостроительный документ, а программа на 25 лет. Потом был промежуточный генплан, но теми руками, которые привыкли строить социализм. Если говорить о привлекательности застройки, тогда в городе вообще строить не надо. Мы видим агломерационные процессы. Наше городское «подбрюшье» – Кременкуль и Долгодеревенское. Их жители ездят в Челябинск на работу, в театр, в больницу и так далее. Переезжают черту города на личном транспорте, вливаясь в общий поток. В таком случае нет смысла строить на территории города. Хорошее жилье там, где хороший вид из окна и транспортная доступность. Города-спутники вокруг, а в городе место для работы и досуга. А у нас маятниковая миграция: 300 тысяч два раза в день из одного конца города в другой.

Нет смысла строить на территории города. Хорошее жилье там, где хороший вид из окна и транспортная доступность. Города-спутники вокруг, а в городе место для работы и досуга.

++Дмитрий-Довженко-.jpgДмитрий ДОВЖЕНКО: Наверное, мы должны говорить о стратегии развития не города, а агломерации. Никуда не денемся от этого. У нас есть по факту сложившаяся агломерация – с Копейском, со всеми шахтерскими городами. Что будет с городом, какая рабочая сила понадобится или не понадобится – нужно считать и понимать. Но я вижу внутри города очень много полубараков, домов малоэтажной застройки. Им уже далеко за 50 лет. Возьмите Киргородок. Что мешает там строить, не расширяя город? Должна быть политика.

Модератор: Почему мы все время говорим «должна»?

Дмитрий ДОВЖЕНКО: Мы начали с вами дискуссию, она будет выводится в общественную плоскость.

Сергей КРАПИВИН: Мы будем еще десять лет определяться, а в это время будут строить «панельки» в Челябинске.

Давайте заглянем в будущее


++Дмитрий-Довбня-.jpgДмитрий ДОВБНЯ, директор РИА «Иероглиф»:

- Это политика или идеология? Как для советской экономики был госплан, так для рыночной экономики – маркетинг. Для города маркетинг территории – это в большей степени урбанистика, качество жизни людей. Важнейшим элементом должна быть стратегия социально-экономического развития. Мы говорим о мировой конкуренции городов. К 2035 году весь мир будет состоять из 50 мегаполисов, которые будут между собой конкурировать. И насколько эти города удобны для проживания, станет важнейшим обстоятельством. Еще один ключевой момент – движение от общего к частному и обратно. Сначала нужно смотреть мировые тенденции. Вот поэтому нужно заглядывать в будущее.

Для жизни любого продукта нужен временной отрезок из двух циклов. Жизнь поколения – это 25 лет. Значит строить стратегию надо на 50. Кстати, без архитектурного каркаса развивать транспортную схему бесполезно. Уже есть исследования, что к 2035 – 2040 году пользование автомобилем будет уже не личным. В каждом микрорайоне будет фирма, которая сдает автомобили, как велосипеды в Копенгагене или в других европейских городах. Мы должны это учитывать? А к 2050 - 2070 году транспорт вообще может стать частью дома. Вышел, сел в капсулу - и она доставляет тебя до места.

Нельзя в городе устраивать маятниковую миграцию, когда у вас 300 тысяч человек едут на работу с Северо-Запада в центр и потом - обратно. В таком городе никогда не будет денег!

Здесь и сейчас


++Михаил-Смиронв-.jpgМихаил СМИРНОВ, директор РА «Элефант»:

- Безусловно, есть набор мер, которыми нужно заниматься сейчас. Например, запретить крупное строительство из панелей. Нигде в мире не строят дома со сроком эксплуатации менее ста лет. Это безумие! Сейчас нам ипотеку дают на 35 лет, а строк эксплуатации панельного дома – 45 лет. Все прекрасно понимают, что после этого шага (запретить «панельки») надо будет делать следующий. Город – слоеный пирог. И на каждом слое – транспортная, социальная, экономическая схема. Существую «гигиенические» вещи, которые надо делать обязательно. Ну, нельзя расширять дороги в миллионном городе и сокращать тротуары. Это азбука. Во всем мире дорожную сеть считают квадратными метрами. Такой квадратный метр надо обслуживать. Нельзя в городе устраивать маятниковую миграцию, когда у вас 300 тысяч человек едут на работу с Северо-Запада в центр и потом - обратно. В таком городе никогда не будет денег! Просто не будет! Вы будет содержать нефтяные компании и автомобильные концерны и бороться за экологию. Датчики показывают: 64 тысячи автомобилей стоят на перекрестке Братьев Кашириных и Северо-Крымской. Весь мир уже прошел реверсивное движение. На Северке живет 420 тысяч, и там нет рабочих мест! Но у нас нет специалистов, чтобы проанализировать каждую область. У нас вообще урбанистов не готовят в стране. Есть талантливые архитекторы для одного здания. Но спроектировать хотя бы квартал - их просто нет. Нужны общественные пространства. Нужно определить слои, и в каждом слое – проблему. Дальше – среднесрочная перспектива и дальнесрочная – то, что мы хотим получить.

Дмитрий ДОВЖЕНКО: Сейчас, к сожалению, правят краткосрочные интересы людей, которые занимаются строительством. Они в этом не виноваты, это просто условия жизни такие. Поэтому строят панельки, строят на расширение, никто не думает о проблемах в будущем. Мы в гордуме тоже поднимает такие вопросы. Просто они не имеют быстрого, одномоментного решения.

Где тут у нас дорогая земля?


Дмитрий ДОВБНЯ: Что нужно делать? На первом этапе устранить так называемые «разбитые окна». На втором – выходить на «городскую среду, экономику, инвестиционную привлекательность». Это система устойчивого экономического развития. Параллельно изучить тренды. Мы говорим об агломерации, но в первую очередь сделали схему территориального планирования. Но ведь любое планирование начинается с разработки стратегии. Нужно ответить себе на вопрос: А кто мы в этом городе? Металлурги, студенты, креативный город? У любого общества есть своя модель проживания, передвижения. И ему нужны определенные вещи. Если нам нужны рабочие, то строим «Академ-парки», втыкаем панельки на набережной (как напротив завода «Оргстекло»), на самую дорогую землю. Если мы хотим качественно изменить планирование города, то должны подходить совершенно с другой стороны. Для этого определить самые дорогие участки земли.

Поговорим о рисках


++Филичкин.jpgСергей ФИЛИЧКИН, директор ИГ «Вечерний Челябинск»: Выглядит очень заманчиво планирование на 50 - 70 лет вперед. Но вместе с этим есть очень большие риски. Мы видим, как много ошибок было допущено теми, кто планировал Челябинск в прошлые годы. Никто не ожидал, что ЧТЗ умрет как завод и не надо будет возить к проходной огромные потоки людей. Никто не предполагал, что Миасс превратится в зловонное болото в самом центре. Как будет вести себя река в будущем, мы не знаем. Очень опасно заниматься чистым планированием в отрыве от тех социальных и экономических событий, которые будут происходить с нашим городом в дальнейшем. Уже сейчас происходит расслоение людей на богатых и бедных. Первые заходят жить в чистых экологических условиях. Они уже начинают кучковаться в ближнем Зашершневье. Их не будут интересовать «панельки». А тех, кто всю жизнь будет работать на ипотеку, не будут интересовать архитектурные излишества. Поэтому, возможно, у нас появятся гетто, где будут выбрасывать мусор из окон. Люди начнут делиться по культурным признакам, уровню образования. Это реалии. Думаю, будет происходить сильная миграция в Челябинск из Средней Азии, из Китая, Индии. Приедут люди с низкой квалификацией, со своей религией и в лучшем случае плохо говорящие по-русски. Вся история развития Челябинска – рост вширь. Но я надеюсь, что в России продолжит ужесточаться экологическое законодательство. И очень многие предприятия, работающие в городской черте или агломерации, будут вынуждены перестроиться или уйти.

Будет происходить сильная миграция в Челябинск из Средней Азии, из Китая, Индии. Приедут люди с низкой квалификацией, со своей религией, и в лучшем случае плохо говорящие по-русски. Вся история развития Челябинска – рост вширь.

Пока Челябинск - это дырка от бублика: в центре пустота, по краям густота. А качество жизни – это плотность и разнообразие.

+++23-03-17-013.jpg

Архитектор Дмитрий СТУПИН: У нас жилая застройка опоясывает город. Это усиливает центробежную нагрузку, удорожает сети. Инфраструктура становится кошмарно дорогой. Город не может развиваться, если даже себя поддерживать не может. Вот поэтому нам нужно разобраться с документами и перестать надеяться на генплан. Держаться за стратегию социально-экономического развития. Нужно определиться целями и сделать все необходимые расчеты и прогнозы. И только на последнем этапе приступить к планированию. Архитекторы не решают все.

А у нас все городские планировки, все схемы создаются без оглядки на параметры города. Никто не знает, как распределяется плотность населения в цифрах. А надо сшить все в одну информационную модель. Город должен сам себя посчитать во всех параметрах. Пока Челябинск - это дырка от бублика: в центре пустота, по краям густота. А качество жизни – это плотность и разнообразие.

Поделиться

 

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


in_other