Меню

Антон Глухих: «Я, не задумываясь, принял решение»

25.06.2014 11:13 46 (11758)
Город в предвкушении: осенью в Челябинске пройдут боксерские любительские бои, организованные в рамках проекта «Бойцовский клуб». Помимо чисто спортивной составляющей особый интерес знающая публика проявляет к новичкам. Кто эти парни, решившиеся впервые выйти на ринг против реального соперника и принародно показать себя?

Известно, в «Бойцовский клуб», как правило, приходят люди интересные, оригинальные, большей частью настоящие интеллигенты.

И в этом нет ничего парадоксального, потому что примитивно «бить по лицу другого человека» здесь никто не собирается. У каждого свой мотив сделать мужественный поступок — встать на «опасную тропу», чтобы открыть для себя новую дорогу. Поэтому «Вечерка» с большим удовольствием продолжает знакомить своих читателей с участниками осенних поединков.

Сегодня к нам в редакцию пришел Антон Глухих.

Тайное желание — испытать себя

В дверях появился симпатичный молодой человек высокого роста, более похожий на московского хипстера, нежели на сурового уральского бойца, которому дай только подраться. Представился: Антон Глухих. У него дивная монашеская бородка, пиратские усы, серьга в ухе и умный, веселый взгляд.

За плечами — рюкзачок, а руки по локоть… в беспросветной татуировке. С точки зрения обывателя совкого периода такой образ — сплошной эпатаж.

Сегодня ярко выглядеть — нормальное явление. Не возьмусь утверждать, что забота о внешности — удел неглубоких натур. Тем более что у Антона создание образа — это профессиональное. Мастер тату все-таки.

— До участия в проекте «Бойцовский клуб» из всех боевых искусств знаком был только с… настольным теннисом, — пошутил Антон. — Ровно до 4 июня 2014 года моя жизнь текла обычным путем. Но после произошел тектонический сдвиг, началась другая эра. До этого все было как у всех.

Вообще-то Антон всего четвертый год живет в Челябинске. Его биография началась в Новотроицке Оренбургской области, городке, по его словам, как две капли похожем на Металлургический или Ленинский район.

— Я по образованию строитель. С 16 лет на стройке. Проработал в строительстве десять лет, а в апреле расстался с этим, наверное, навсегда.

У меня два строительных образования, а художественного образования у меня, к сожалению, нет. Когда окончил строительный техникум, уехал учиться в Самару в архитектурно-строительную академию. Казалось, что так все должно и быть. У нас в семье все строители. Папа — военный строитель, а мама работала на башенном кране. Так на стройке они и познакомились.

— В армии довелось служить?
— Не взяли. Сказали: спина кривая, нога плоская. Унывать не стал. Между прочим, я успел прожить два года в Питере. Там было тоже интересное увлечение — занимался агрессивной ездой на роликах.

Представляете? Парень под два метра ростом несется во весь дух по улицам, перелетает через клумбы, поребрики, ступени и прочие малые архитектурные формы. Это ж какая координация требуется и крепость ног! Но армии таких парней не надо.

— Но и рукам покоя не давал, — продолжил Антон. — Захватила резьба по дереву. Находил в этом много для себя.

— Выходит, вы творческий человек. А кто ваши друзья?
— Так сложилось, что 90 процентов моих друзей — медицинские работники. От психолога до нарколога, от хирурга до гинеколога. И сейчас мои друзья по большей части люди творческие: фотографы, операторы, художники. Теперь вот, благодаря проекту «Бойцовский клуб», еще и спортсмены.

— Когда же вы успели соприкоснуться с миром бокса?
— О боксе я задумался впервые, когда узнал о проекте «Бойцовский клуб».

Первым толчком было, на самом деле, когда я очутился на женском боксе в качестве фотографа. Там и познакомился с Алексеем Васильевым, директором «Урал Бокс Промоушен». Он меня действительно впечатлил. Когда услышал о таком проекте, то принял решение об участии не задумываясь.

Это какое-то тайное желание испытать себя. Повторяю, я никогда не занимался боевыми искусствами. А вот захотелось. Многие в детстве прошли через такие привлекательные для пацанов увлечения — карате, дзюдо, бокс, ушу. У меня такого не было. Детство и юность шли размеренно, без «боевых» осложнений. И для меня сегодня это — испытание. Даже не физическое, больше моральное.

Противостоять серости

— Родители знают о вашей затее?
— Думаю, они одобрили бы. Планирую в конце августа сообщить им об этом. Надеюсь, к этому времени я приобрету необходимую спортивную форму и технику, которой меня сейчас обучают.

— Вы же понимаете, что выйдете на бой такой колоритный, импозантный... На ринге могут ведь испортить портрет.
— Наверное, нет. Сейчас на данном этапе для меня все проходит очень легко и интересно. Каждая тренировка еще больше меня подвигает к тому, чтобы я больше и больше занимался. Здоровья хватает.

— Длинные руки, отличная реакция, по отзывам специалистов. У вас все шансы на победу. Серьгу из уха придется вынуть?
— Главное, чтобы бороду не пришлось сбривать.

— Вы, судя по всему, человек с характером. Выглядеть так, как не выглядят все, — нужен определенный кураж.
— У меня ничего нет эпатирующего. Не красные глаза, не зеленые уши. Борода, усы у всех. 21-й век. Сейчас ко всему толерантно относятся.

— Вы не хипстер?
— Я из рабочей семьи. Единственный ребенок. Восемь лет живу самостоятельно. Никогда ничего не требовал.

— Вы легко меняете города для проживания. Новотроицк, Питер, Самара. А почему Челябинск?
— У меня здесь очень много друзей, одноклассник. Приехал однажды погостить и вдруг почувствовал, что это мое. Как-то посвободней здесь, чем в Питере, хотя город на Неве гораздо продвинутей, чем Челябинск. И Самара. Там культура, развитие молодежного движения на уровне, больше сфер деятельности. Возможно, за счет того, что есть своя Волга. Такая река — большой культурный, экономический и даже мистический потенциал.

— А вот ваш тату-салон. Это что для вас, какой-то смысл или способ заработать?
— Деньги для меня сейчас — второстепенная штука. Было бы что поесть и на что поехать. Сейчас больше на маршруточках передвигаюсь. А так восемь лет за рулем был. Знаете, нормальные ребята в тату-салонах работают.

— Это мы по-стариковски смотрим на татуированных как на отпетых. Стереотип, дескать, асоциальные ребята.
— Скоро этот стереотип исчезнет.

— Что-то все-таки стоит за тем, когда человек делает свою внешность?
— В моем случае — ничего. Не знаю, правильно это или нет. Захотел и сделал себе татухи. Но у меня, к примеру, есть коллекция галстуков-бабочек. И я их периодически ношу.

— Понимаю, хотите противостоять серой массе. Но откуда эта прямо аристократическая тяга к экстремальному эстетизму?
— В Новотроицке, где я родился, издавна существовал маршрут — с завода пара шагов до ближайшего бара. Пивка на грудь — и во двор. Вот и вся городская цикличность. Как-то мне эта жизненная формула не понравилась. Прочувствовал это с детства. Мы же растем, бегаем, прыгаем, видим все вокруг.

— А драться приходилось в этих дворах?
— Да. Приходилось.

— Частенько?
— Нет. Но было — двор на двор.

Минусов не нашел

Как видите, Антон не робкого десятка парень, проверенный.

Сейчас Антон весит 74 килограмма, рост 187 сантиметров. С точки зрения специалистов по боксу — отличное сочетание.

— Антону можно еще вес набирать с таким ростом, наращивать мышечную массу, — пояснил Алексей Васильев, — чтобы увеличить мощность, силу удара. Но мы с ним договорились, что пока пусть все идет как идет. Соперник у него потенциальный есть. Он ниже ростом, по весу почти такой же. Но ему придется сбрасывать лишние килограммы. Антон по своим антропологическим данным может попасть и в категорию суперсреднего веса.

— До этого я бокс вообще не смотрел, — признался Антон, — сейчас я каждый день просматриваю в Интернете старые, новые бои. Неважно, кто и как дерется. Я просто смотрю, и все. Почему я иду на бой? Я и в анкете так написал. Взвесил все плюсы и минусы. И минусов не нашел. А почему не пойти туда, где одни плюсы?

— Какие конкретно?
— Подготовка, знакомство с интересными новыми людьми. Это важно для меня. Пусть это будет мой самопиар. Но это жизненный опыт, очень хороший. Это испытание себя.

— А не авантюра ли это?
— Может быть. Но я бы никогда не простил себе пропустить такой проект, как «Бойцовский клуб». Я бы посчитал это своей трусостью. Кто-то из моего близкого окружения этого бы и не заметил, промолчал. Но мне-то с этим жить.

— Кто придет на бой болеть за вас?
— За меня будет болеть весь мой тату-салон и в первую очередь и все мои друзья, и моя будущая жена Кристина.

— А почему носишь обручальное кольцо на пальце?
— Я это называю «антибабий магнит». Пристают.

— Обычно, наоборот, мужики прячут кольцо. Удивительно.
— Знаете, я, наверное, спокойный размеренный человек, не люблю шумные компании, вечеринки. После того, что я запланировал на день, предпочту дома провести какой-то промежуток времени.

Фото автора

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»