Меню

Ученики челябинской «Данслаб» пробуют силы за границей

18.06.2014 17:20 44 (11756)
В последние три года у Челябинска появилась реальная возможность продвинуться на международном танцполе в сторону современной хореографии. Три раза уже состоялась международная лаборатория современного танца, три раза в уральскую провинцию съезжались самые продвинутые западные педагоги и хореографы, три года до седьмого пота здесь репетировали самые жадные до новых знаний стажеры со всей России. Третий раз лучшие из лучших получили шанс побывать за границей, поучиться и показать себя.

Танцевальный суп
Анна Осинцева – верный приверженец лаборатории с самого первого дня. Во время последней, третьей по счету, Анна прошла кастинг у датского хореографа Штефани Томасен и участвовала в танцевальной постановке (подробнее - в номерах от 02.08.2013 и 14.08.2013). Первый раз спектакль «Крупицы правды» показали на родине, в академии культуры, второй, спустя более чем полгода, повезли в Данию на фестиваль.
- Мы приняли участие в проекте под названием «Суп месяца», - начинает рассказ Аня.
- Странное название, - удивленно смотрю на собеседницу.

Аня улыбается и поясняет:
- Да потому что после спектаклей каждый день все вместе – зрители и участники – ели суп и обсуждали все на свете: и выступление, и суп.
Оригинальный предлог для общения выбрали организаторы, но не прогадали: они хотели привлечь внимание - им это удалось, такое вряд ли забудешь, Анна до сих пор вспоминает и спектакли, и суп.
- Супы у них своеобразные - вроде овощного пюре, в которое что-то настрогано, что-то типа недоваренного хрустящего картофеля. А второй раз суп-пюре был с сыром.

- Ну и как?
- Довольно вкусно. Съели быстро, но потом еще долго оставались, общались, беседовали. Нам задавали множество вопросов, самый популярный - как удается совмещать одно направление с другим. За границей, как правило, все работают в одном стиле.

ДК глухонемых или крематорий?
Однако на самом деле главным блюдом фестиваля все-таки были постановки – целые спектакли, танцевальные миниатюры, небольшие фрагменты.
- Были представлены самые разные стили, самые разные группы, - продолжает Анна, переключившись с кулинарной на профессиональную тему. - Мы посмотрели датских коллег, шведскую группу, которая выиграла тамошний конкурс балетмейстеров, очень интересно.
В Дании современный танец в чести: челябинский театр современного танца ютится в ДК глухонемых, зато в Копенгагене огромное помещение отдано на откуп танцорам большим и маленьким – целый Tanz House (танцевальный дом).
- Это очень большой центр, в котором занимается множество детских и взрослых групп, - Аня разводит руками, чтобы сделать образ нагляднее. - Именно там репетирует театр танца Апперкат, в котором работает Штефани. А знаете, что там раньше было? Крематорий! Долгое время у коллектива не было собственного помещения, в конце концов государство выделило организаторам деньги, помещение, и театр начал его перестраивать. Сейчас там очень светло, современно, удобно: душевые, гримерки, мы о таком не можем и мечтать. Меня поразило, что детей очень много занимается и самыми разными танцами: и модерн, и контемпорари, джазом. Детки самые разные, есть совсем малыши, по три годика.

Наука за 150 целковых
На фестиваль в Данию нашим ребятам помогла попасть все та же Штефани. Правда, они поехали туда в качестве гостей, не участников, но отнеслись к поездке со всей ответственностью.
- Конечно, дома мы регулярно репетировали, собирались раз в неделю. А потом у нас было время и в Дании со Штефани поработать. Она искренне удивилась, что все эмоции, ощущения нам удалось сохранить. Но нам все равно ее не хватало, не хватало сил, эмоционального подъема, позитивного заряда, который она постоянно всем дает. Так что репетиции с ней нам очень помогли, кое-что даже успели переделать.
- Как наставница оценила ваше выступление?
- Она была в восторге, но больше всех радовался Марк (помощник и супруг Штефани. – Авт.). Этим они отличаются от наших педагогов, которые, как правило, всегда ругают, замечают и отмечают все промахи, - вздыхает собеседница. - Иностранцы дают эмоциональную оценку, как сказала Штефи: «Я вам поверила. Все было искренне».
Помимо фестивальных показов и обсуждений ребята успели поучиться и на мастер-классах, оказалось, что в Дании это вполне доступное удовольствие.
- У них каждый день в Танц-хаусе проходят мастер-классы по разным направлениям. Приходят все желающие. Каждый день ведут разные педагоги. Оплата минимальная – 150 рублей, - удивила меня Анна.

Третье после королевы
А вот тамошнюю публику больше всего поразило то, что эти странные русские могут работать в совершенно разных стилях. Получив приглашение в Данию, наши ребята решили использовать этот шанс на полную катушку – помимо спектакля приготовили самостоятельно еще два разноплановых номера.
- В фольклорном духе - «Посиделки» в стиле фолк-модерн, номер поставила наш хореограф Ирина Баннова на шесть человек, и румбу. Выбрали полярные вещи, чтобы показать диапазон. Публика была в восторге. Русские танцы в принципе плохо известны на Западе, румба, конечно, знакома, но и здесь наши танцоры покорили публику.
- Кстати, а судьи кто? Какая была публика?
- Самая разная: директора групп, профессиональные танцовщики, простые любители. В Дании современный танец очень популярен, даже поддерживается королевской семьей, многие проекты спонсирует королева Маргарита. Они там сами говорят, что у датчан на первом месте по значимости церковь, на втором – королевская семья, а на третьем - искусство. Вы не представляете, какой там огромнейший и замечательный оперный театр! Просто фантастика.
- Ну так что же вам сказали зрители?
- Зрители сказали, что мы были лучшие на «Супе…».

32 фуэте русского менталитета
- Ань, ну ты вот уже профессионал, учишься в аспирантуре. Для чего участвуешь в лаборатории?
- Для меня лаборатория – это прежде всего общение с западными коллегами. Штефи – прекрасный специалист, она точно знает, что хочет, и самое главное - как этого добиться. К тому же у них совсем другой менталитет, другое отношение к хореографии: они живут этим, а не зарабатывают. У нас, правда, тоже есть фанатики дела, в хорошем смысле. В то же время лаборатория - это возможность получить новые знания, новый опыт. Ну и самое главное - мне это дает уверенность в себе. Побывала в Дании, убедилась, кстати, что наш уровень подготовки ничуть не ниже, мы работаем на уровне западных танцоров. Хотя нам почему-то всегда кажется, что мы хуже, что-то делаем не так, неправильно. И это типично наше, русское качество. У них - наоборот. Кстати, когда мы были в Копенгагене, удалось побывать на репетиции церемонии открытия «Евровидения». Штефани работала с танцевальной группой, мы попросились посмотреть. Очень было интересно, как она, к примеру, проводила кастинг. Отобрала 25 артистов из разных стран: была китаянка, японка, шведы, много темнокожих. Все нестандартные, она выбрала тех, кто работал в своем стиле, а нам непривычно, мы привыкли, что, наоборот, в ансамбле все должны быть одинаковые. Потом Штефи нам рассказала - после нашего ухода танцоры ее пытали: «Это были русские?» – «Русские». – «И они умеют 32 фуэте крутить?» – «Умеют». – «У-ууу, круто».
- И что теперь, чем думаешь заниматься?
- Пока буду работать в академии, а вообще мечтаю работать в какой-нибудь западной труппе. Хотя мне нравится и самой ставить, пока больше хочется танцевать.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»