Меню

Олег Павлов: «XXI век или будет веком гуманитариев, или его не будет вовсе»

18.06.2014 11:25 44 (11756)


Олег Павлов — человек удивительный, многогранный. Известный южноуральский поэт и прозаик, лауреат первой Литературной премии Южного Урала, актер и режиссер, руководитель собственного театра кукол, председатель правления Челябинской областной писательской организации и руководитель областного литературного клуба «Светунец». Кроме того, он создатель уникального фильма по сказке «Маленький принц» Антуана де Сент-Экзюпери. Он и режиссер-постановщик, и исполнитель нескольких ролей, включая Летчика. Примечательно, что в фильме играют его дети: самый младший, Алексей, — Маленький принц, Тимофей — Летчик в детстве, Лис и Фонарщик, а дочь Вероника — Роза. Всего у Олега Николаевича семеро детей, некоторые уже взрослые, сами родители.

Интересно, что в большую творческую жизнь его благословил известный писатель Корней Чуковский, у которого Олег еще ребенком побывал в гостях в Переделкино, вместе с братьями Александром и Владимиром. Это была творческая поездка, организованная редакцией журнала «Пионер»: братья Павловы с ранних лет писали стихи, издавали собственные рукописные журналы и газеты, публиковались в самых известных детских изданиях Советского Союза. Корней Иванович тогда написал на подаренной им книге: «Поэтическому семейству Павловых от их скромного коллеги…»

«Жизнь превыше всего» или «нет ничего ценнее денег»?


— Олег Николаевич, прошлый наш разговор вы закончили мыслью: XXI век будет веком гуманитариев либо его не будет вовсе. Почему ваш «Маленький принц» актуален сегодня?
— Сегодня, как никогда, начали сталкиваться два полушария. Как у мозга, так и у Земли есть два полушария, и они все больше и больше вступают в конфликт. Одно полушарие — это человечность, гуманные ценности, это «жизнь превыше всего», а второе — это прагматизм, рационализм и «нет ничего ценнее денег». В моем фильме «Маленький принц» такая точка зрения у делового человека, неслучайно я его сделал американцем. И этот взгляд на человека как на вещь, инструмент для добычи денег, сегодня начинает очень активно наступать и пытаться другое полушарие подмять под себя, что мы видим на примере Украины, Евросоюза и глобализации. Всем же уже понятно, что Евросоюз не что иное, как дубинка Штатов, которые подминают под свои лекала Европу. А есть и другие силы, которые пытаются бороться с Евросоюзом, с этой точкой зрения. И наиболее ярким представителем другого полушария — полушария гуманизма — сейчас является Россия, и она волей-неволей на острие борьбы…

Мне кажется, Путин и не мог поступить иначе, здесь процесс такой: либо тебя уничтожают, либо ты становишься совершенно другим. Он не мог не забрать Крым, а сейчас еще более сложная ситуация с Юго-Востоком. Я-то бы на его месте не удержался и давно там был, ввел войска. Если уж Польша собирается ввести войска на Украину, почему мы не можем? И кстати, туда уже ушел казанский батальон добровольцев. А немцы туда послали добровольческий батальон имени Тельмана.

— Вы сказали однажды, что мы отстаем от Запада по части «упаковки», но Россия опередила Америку в плане духовности.
— И не только опередила — она просто всегда была выше! Есть, конечно, в Америке хорошие, прекрасные люди, но в целом это страна, выросшая как паразит — на чужом континенте, убившая местное население. У нее вся экономика строится на развязывании войн там и сям, но только не у себя, люди для нее — инструменты для зарабатывания денег: одни убивают других, а третьи на этом наживаются. Очень такая хитрая постановка. Это хищники, заточенные на потребительство, на порабощение других.

А как это связано с Экзюпери? На мой взгляд, это один из самых русских писателей Европы, не случайно он у нас настолько популярен, он в корне отличается от многих других западных писателей. На первом месте у него как раз гуманизм, гуманные ценности, и он в этом отношении стоит особняком в западной литературе. Если его там ценят, то не так, как у нас. Почему это происходит, я не знаю, почему именно там он родился, не пойму. Видимо, и там нужны такие люди. А то, что он все-таки приобрел мировое значение, это очень хорошо. Надеюсь, он вернется еще и на Запад — с большей силой. Сейчас, к сожалению, другие силы взяли верх, но моя экранизация — одна из попыток усилить позицию Экзюпери, которую я полностью разделяю: о ценности Человека, о ценности человеческих чувств, гуманности. Чего ни коснись — у него воспето все самое-самое! Важно усилить позицию жертвенности и любви, добра и верности.

Я и сейчас считаю, что век или будет гуманным, или его не будет вовсе. И не зря все это обострилось. На мой взгляд, победа будет за «нашим» полушарием. Надеюсь, до глобальной войны не дойдет, потому что при всей своей бесовщине наши противники все-таки прагматики и прекрасно понимают: нам будет плохо — и им будет плохо. А они не привыкли, чтобы им было плохо.

Мы учим детей побеждать страхи


— В чем вы черпаете силы и оптимизм? Вы один из немногих, кто имеет большую семью. Сейчас молодежь и под тридцать не хочет растить детей.
— Это затянувшийся инфантилизм. Я сам вырос в семье по нынешним меркам многодетной. Нас было трое братьев (была еще сестра, но она умерла младенцем), я был самым младшим, и мне всегда хотелось, чтобы был кто-то еще. У меня была такая тоска по младшему брату! Может, поэтому у меня много детей. Всякий раз, когда выяснялось, что «мы беременны», у нас даже мысли не возникало, что от этого можно как-то избавиться. Это же дано Господом Богом, природой, провидением! Как можно отказываться от того, что тебе дано? Как ты можешь решать другую жизнь, лишать кого-то возможности родиться? Это ужасно.

— Вы им читали в детстве?
— В детстве читали много, они это любили. Кстати, мы от телевизора отказались в свое время. И не жалеем об этом. Теперь он есть, но мы его давно не смотрим. Иногда используем, чтобы посмотреть видео.

— Что вы посоветуете читать детям, что вы сами читали?
— О! У меня с детства есть несколько «основных» книг, которые я очень люблю. Про «Маленького принца» вы уже знаете. Кроме него «Золотой ключик» Алексея Толстого, по нему старший брат учил меня читать. Это первая книга, которую я прочел самостоятельно в пять лет, и она постоянно будирует, возвращает к себе. Сейчас у меня в планах постановка спектакля «Буратино». У меня свой театр есть, так и называется —  «Театр кукол Олега Павлова».

— Русские сказки в последние годы были как-то незаслуженно забыты. В чем суть и соль, надо ли их читать?
— Обязательно надо! В русских сказках, по сути, скрыта славянская мифология. У Евгения Шварца есть пьеса «Два клена», я ее сократил и переложил на кукол. Наш спектакль называется «Иванушка-Великанушка», и он тоже по русским народным сказкам, там «наши» персонажи: три брата, Баба-яга, пес Полкан, Котофей Иванович. В чем мысль спектакля? В том, что важна взаимовыручка, в том, что нельзя оставлять зло в победителях. Мы учим детей преодолевать свои страхи, вместе с героями спектакля они побеждают Бабу-ягу, а заодно и свой страх, и это тоже для них значимо.

Я читал где-то в педагогике, что ребенку на определенной стадии развития необходим персонаж, который как бы опасен, но который он должен победить. Для кого-то это Волк, для кого-то — Баба-яга. Но этот страх надо преодолеть, это должно стать основой для каких-то дальнейших побед и свершений. Для меня показательно, если дети плачут еще до начала спектакля: «Ой, боюсь, боюсь!» Чего боится, пока не знает, но это уже звоночек. Надо задуматься и родителям, и детскому психологу в садике: что-то с ребенком не в порядке, у него есть какой-то страх, который надо преодолеть. И если он успокоится и досмотрит наш спектакль до конца, значит, и мы тоже поможем ему в этом плане.

— У вас есть свои принципы воспитания детей?
— Моя супруга хорошо ответила на подобный вопрос корреспонденту «Русского репортера»: «А зачем их воспитывать? Надо их любить — и все». И я с этим согласен.

Хватит писать, какие мы дикие


— В последние годы реформа образования сильно его подкосила, и в культуре схожие тенденции, пошлость повсюду навязалась. Где выход?
— Думаю, все это специально делалось. Но я уверенный оптимист, да и делать что-то надо. Сидеть и ждать, что все изменится само, невозможно. На каждое действие должно быть противодействие. Я с огромным воодушевлением принял запрет мата, в любом случае это богохульство. Использование мата в произведениях массового искусства давно надо было запретить. С 1 июля закон вступает в силу, все нарушители понесут ответственность, на первый случай предусмотрены приличные штрафы, на второй — закрытие СМИ, блогов и спектаклей, использующих мат.

— Богатейший русский язык, а людям слов не хватает…
— Вот! Мы и пишем в Интернете: отучайтесь от мата, начинайте изучать русский язык. Кто-то интересно так выставил старинные ругательства русские — такие прекрасные слова! Там нет мата, но такие шикарные, мощные обороты! На мой взгляд, использование мата в книгах неприемлемо, это дешевый популизм. Если ты настоящий художник, можно найти другие краски. Ты намекни на этот мат — пусть читатель сам себе додумает, если ему надо.

Меня радует позиция сегодняшнего Министерства культуры России. Открыто объявлено, что отныне прекращается государственная поддержка всех проектов, направленных на уничижение национальной гордости, восхваление чернухи, порнухи, приветствуются позитивные моменты. Ограничиваются иностранные гранты, в большей мере они были направлены на разрушение, это не секрет.

Перед тобой — пространство неимоверное


— Из русских писателей-прозаиков назвать кого-то одного любимого не смогу. Из поэтов XX века мне очень близок Арсений Тарковский, из более старшего поколения — Бунин, Тютчев, Фет, Гумилев. Одно время был Есенин, немножко — Блок. Пушкин нравится, но не так, как Тютчев и Фет, их глубокая лиричность мне ближе. Пушкин — прекрасный компилятор. Есть мнение литературоведов, что Пушкин ценен тем, что сумел собрать все, что было до него, и преобразовать — и потом пошли новые лучи. Он не столько открыватель, сколько накопитель и преобразователь в другое качество, и в этом его несравненная гениальность и ценность для литературы. Лермонтов считается больше открывателем. Ранний Маяковский был очень интересен, но он не зря пустил себе пулю в лоб: он понял, что, отказавшись от своих ранних принципов, он потерял много и не тому на службу встал.

— А Высоцкий?
— Есть мнение, что России всегда нужен мессия, личность, поэт, который бы повел за собой народ. И в какой-то мере этому отвечал Высоцкий. Одни считают его мессией, а некоторые говорят, что он перетянул одеяло на себя, помешал рождению других поэтов. Но как можно в поэзии друг другу помешать? Перед тобой пространство неимоверное! Помешать стать поэтом, творить никто не может! Только пуля может оборвать. Я мессией Высоцкого не считаю, но, несомненно, он одно из ярчайших проявлений русской мысли, поэзии, души. И то, что главное в нем песня, — это тоже значимо, ведь особенность русской поэзии в том, что она очень песенна.

— Многие творцы, создающие русскую культуру, часто имеют нерусские корни: Пушкин, Ахматова, Высоцкий, Окуджава — случайно ли это? Или сама русская земля дает человеку что-то необыкновенное?
— Но Есенин был все-таки чисто русским, а вот Тютчев с Фетом имели примесь немецкой крови, Лермонтов — шотландской. Мы опять же возвращаемся к понятию человека российского мира. Русские — это не обязательно только этнические русичи, у кого мама с папой и предки до десятого колена русские. Русский — это тот, кто признает Россию своей родиной, принимает ее культуру, разделяет принципы гуманизма, уважения к другим национальностям, соседям, принципы взаимопомощи.

А то, что он может быть еврей, француз, немец, шотландец или русский, не так важно…

Русские всегда друг другу помогали. Даже слово есть такое: помочь, с ударением на первом слоге, — то есть мы помогаем другому строить дом, тушить пожар и т.д. Уверен, что и в нынешней нелегкой ситуации Россия окажется верной своим.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»