Меню

Ирина Саушкина: из Парижа — за любовью

09.06.2014 13:12 42 (11754)
Сегодня девочки, мечтающие о карьере супермодели, — обычное явление. Однако в сравнительно недавнем прошлом о такой профессии многие даже не знали. Кумирами юных россиянок были балерины и актрисы кино.

И вот время изменилось, появились модельные агентства и девушки, которые должны быть красивыми, несмотря ни на что. О превратностях профессии мы говорим с Ириной Саушкиной, хозяйкой небольшого бутика в центре Челябинска и ведущей моделью агентства Models.

Выход в иное пространство

— А в самом деле, кем вы хотели быть в детстве?
— Конечно, не моделью. И даже не балериной. Если бы было так, то, может быть, я пришла бы в модельное агентство раньше. Но в наше время многие мечтали о карьере стюардессы. Для нас это был просто неземной образ, о котором снимают фильмы и поют песни, эталон стиля, элегантности, свободы... Но с карьерой стюардессы как-то не сложилось, и я — достаточно поздно по европейским меркам, то есть в восемнадцать лет, — пришла в модельный бизнес. Кстати, если говорить о европейском опыте, то там карьеру начинают строить годам к 15, потому многое дается легче, многие полезные привычки нарабатываются раньше. Наше поколение пришло уже с некоторыми стереотипами, которые пришлось ломать. Впрочем, тогда время было особое, стереотипы ломались у всей страны: только рухнул «железный занавес», появились первые отечественные бизнесмены, по-новому стала восприниматься реклама. И мне повезло, что я попала в одно из первых агентств нашего города, которое постепенно собрало в своих рядах самых лучших в профессии. Конечно, потом появились и другие агентства, и другие школы. И нас уже стали называть «старенькими»... Однако не раз случалось так, что многие заказчики, поработав с «новенькими», потом снова обращались к нам.

— Что особенно запомнилось из тех времен?
— Конечно же, наши первые показы. Тогда все стремились удивить зрителя, во что бы то ни стало привлечь внимание. Потому нам делали какие-то умопомрачительные прически, ставили на высоченные каблуки. Порой мы выступали за чисто символическую плату, только чтобы напомнить о себе... Помню, как мы поехали на конкурс в Екатеринбург и там буквально «взорвали» зал, завоевав первое место. Это был большой успех, потому что приехали агентства из многих городов Урала. Да и в самом Екатеринбурге модельный бизнес стал развиваться раньше... Тем не менее тогда это было просто прорывом, и к Челябинску стали относиться серьезно. Вспоминается и первый конкурс «Мисс Челябинск» в 2000 году. Это был первый конкурс, проведенный по единым для всей страны стандартам: региональные туры направляли своих победительниц на конкурс «Краса России», а оттуда девушки отправлялись уже бороться за титул «Мисс Вселенная». Мне удалось выступить очень удачно: я стала вице-мисс и взяла самый почетный для меня приз — зрительских симпатий. Когда за тебя голосуют не просто профессионалы — судьи конкурса, а люди, пришедшие посмотреть шоу, — это много значит. А потом для меня открылся выход в иное пространство: я уехала работать за границу.

Все, кроме счастья

— Конечно, модельный бизнес за рубежом отличается от нашего...
— Это кардинальное отличие! Даже те, кто работал в Москве, ощущают его сразу же. И дело прежде всего в ином отношении к моделям. У нас оно какое-то несерьезное. Порой девушки на подиуме и в фотостудиях воспринимаются как некие красивые игрушки, которые можно купить для того, чтобы с ними играть... В Европе модель — это полноправный участник бизнеса. Оттого и гонорары там на порядок выше, и требования жестче. Никого не интересует, как ты провела вечер, — утром в восемь или даже в семь ты должна без опоздания явиться на показ, кастинг или съемку в отличной форме, с рабочим настроением. Такой ритм жизни выдерживают не все. Но те, кто остается, те, кто достигает вершин, становятся суперзвездами, их уважают, к ним прислушиваются. У нас сегодня, к сожалению, модельный бизнес все еще далек от таких стандартов. Школ становится больше, принимают там всех, вне зависимости от того, есть у тебя задатки или нет. Между тем в нашей профессии важно не только умение ходить по подиуму, но и умение представить любой образ. Потому что моделью нельзя стать без артистической жилки. Не случайно многие модели потом уходят в кино, например Мила Йовович. Многие снимаются в рекламе, где уже не так важно быть очень молодой, например в роли мамы «рекламного семейства».

— Многие из тех, кто побывал за рубежом, остаются там навсегда. Но вы вернулись. Почему?
— Конечно, карьера в Париже у меня складывалась достаточно удачно. У меня были неплохие контракты. Бывало и так, что в трех местах французской столицы можно было увидеть мое лицо в различных рекламных образах. И все же чего-то не хватало. Возможно, если бы я приехала в Европу в более раннем возрасте, я бы осталась. Но мне уже было за двадцать, хотелось семью, детей... Однако создать семью с иностранцем как-то не хотелось. Французские мужчины поражали своей меркантильностью, итальянские — инфантильностью. Потому, в конечном счете, я вернулась в Россию. Разумеется, первое время я переживала своеобразную «ломку»: все-таки человек быстро привыкает к хорошему — квартире в центре Парижа, большим гонорарам... Но сегодня я смотрю на своих детей, своего мужа и понимаю, что ничего такого в Париже у меня не было бы. Там было все, кроме счастья.

Бывших моделей не бывает

— Сегодня вы продолжаете заниматься делом, которое тоже относится к индустрии моды, стиля...
— Да. Как и многие модели, которые так или иначе впитали умение отличать красивые и качественные вещи от ширпотреба. Однако, честно говоря, в финансовой стороне бизнеса я ничего не понимаю — этим занимается мой муж. Я отвечаю за подбор коллекции, ее обновление. И конечно, продолжаю сниматься как фотомодель, пробовать себя в рекламных роликах.

— То есть бывших моделей не бывает?
— Конечно! Это только по подиуму ходят в основном очень молодые девушки. Однако востребованы и «старенькие». Например, Клаудиа Шиффер в свои 44 года просто блистает в рекламных роликах. Я тоже с удовольствием принимаю предложения сниматься, и не только в рекламе одежды. Всегда хочется попробовать себя в необычном деле: например, когда недавно мне предложили сниматься в рекламе колбасы, я согласилась. Изображала ухоженную женщину, которая заботится о своих детях и покупает правильные продукты. Правда, согласилась я после того, как узнала, что в Челябинске эти ролики показывать не будут. Или еще один опыт: недавно сыграла в спектакле «Ревизор» Марью Антоновну, дочку городничего. Это был благотворительный спектакль с участием челябинских VIP-персон (в том числе министров и депутатов), который показали на сцене драматического театра имени Орлова. Отзывы были самые разные, но было очень интересно.

— И все же модельный бизнес сегодня какой-то не такой...
— Может быть, это происходит потому, что моделей становится все больше (их выпускают многочисленные школы), а заказчиков рекламы — все меньше. Оттого труд модели все меньше ценят. Если бы рынок развивался более интенсивно, воспряли бы и реклама, и модельный бизнес.

Фото из личного архива Ирины САУШКИНОЙ

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»